Как «Бронзовый солдат» до Европейского суда дошел

12.05.2021

Люди, которые пострадали от действий полиции во время «бронзовых ночей» в апреле 2007 года в Таллине, смогли найти защиту от произвола эстонских властей в Европейском суде.

Начиная с 2005 года эстонские националисты стали демонстрировать крайнюю враждебность к стоящему в центре Таллина Памятнику воинам-освободителям в Великой отечественной войне, позднее переименованному в Монумент павшим во Второй мировой войне. Почему именно тогда?

Один из факторов бросается в глаза: именно тогда в Эстонии активно взялись за пересмотр истории мировой войны, героизацию легионеров Ваффен СС. Поэтому свидетельство победы «русских» вызывало особое раздражение как напоминание о том, что в истории было на самом деле.

Эстонские партии наперебой старались продемонстрировать свою приверженность националистическим идеям, надеясь на привлечение избирателей. «Царем горы» в этой гонке оказался лидер Партии реформ Андрус Ансип, который и провозгласил намерение избавиться от символа «оккупации». В преддверии праздника 9 Мая правительство перешло от слов к делу.

В ночь на 26 апреля 2007 года полиция зачистила площадь на Тынисмяги, вытеснив оттуда дежурных «Ночного дозора» - защитников монумента. Памятник и место захоронений оградили забором и закрыли огромным шатром. К вечеру 26 апреля там собралось довольно много людей, которые выражали недовольство действиями властей.

Полиция приказывала им разойтись, однако это не возымело успеха. Тогда полиция начала разгон митинга с применением спецсредств, действуя весьма жестко. Уже в первую ночь событий полиция проводила массовые задержания людей на улицах. По некоторым данным, среди всех задержанных, причастных к актам вандализма в первую ночь, около трети были эстонцами, которых явно не было возле памятника.

Вечером 27 апреля полиция сменила тактику и сразу прибегла к массовым задержаниям на площади Тынисмяги и в достаточно большом радиусе от нее. Полиция блокировала в центре столицы целые кварталы, где проводились массовые задержания находящихся там лиц, в особенности тех, кто говорил по‑русски. Задержания продолжались и 28 апреля. Большую часть людей свозили в арендованный для этой цели D-терминал в порту.

Вот только несколько из многочисленных, а Центр информации по правам человека (ЦИПЧ) располагал двумя с лишним сотнями, историй:

Свидетель (32 года): «Примерно между 23 и 24 часами я проходил через Ратушную площадь в сторону улицы Виру (шел домой). Со мной было трое моих знакомых, с которыми я учусь в университете. […] Навстречу нам шла группа полицейских. Неожиданно один из полицейских что‑то крикнул, и они на нас напали… На мой вопрос: "Почему нас задержали?" был дан грубый ответ: "Надо сидеть дома!". Мне ответили, что нас везут в фильтрационный лагерь».

Свидетель (36 лет): «Ко мне подошел полицейский и спросил документы. Я предъявил ему ID-карту. Он спросил, какое у меня гражданство. "Какая разница?" – ответил я. "Сейчас узнаешь", – был его ответ, и мне на руки намотали пленку. Под утро в камере я спросил, почему меня задержали. Мне ответили, что не стоило выходить из дому до 9 мая».

Свидетельница (18 лет): «Мы сами подчинились полиции, легли на землю, но нас все равно избили, при этом наши руки были связаны. Я пролежала на асфальте более 30 минут, затем еще полчаса на газоне перед зданием КаПо. Все это время руки были связаны».

Свидетель (43 года): «Поскольку мои руки были скованы наручниками в течение уже четырех часов, я обратился к сотрудникам полиции с просьбой сковать мне руки на груди или хотя бы ослабить наручники. Их ответом на мою просьбу был смех». (D-терминал: условия содержания)

Свидетель (32 года): «Мне запрещали вставать, чтобы размять ноги. Если же я или кто-то другой из задержанных делали попытку встать, нас жестоко избивали дубинками, били по ногам, по ребрам, в пах». (D-терминал: условия содержания)

Что интересно: когда потерпевшие попытались обратиться в прокуратуру и затем в суд, они получили отказы. Никаких процессуальных действий не последовало! Хотя правоохранительные органы должны были, к примеру, провести элементарный допрос подателя жалобы, затребовать и изучить материалы по задержанию, провести допросы работников скорой помощи, госпитализировавших потерпевшего, допросы свидетелей задержания – да много чего еще...

Сразу после событий и уже позднее потерпевшие стали обращаться за помощью в ЦИПЧ. Ясно, что правоохранительные органы Эстонии нарушили целый ряд правил и принципов международного права. Например, Международный пакт о гражданских и политических правах; Европейскую конвенцию об основных свободах и правах человека; Конвенцию ООН против пыток; Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка; Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению (ООН); Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (ООН) и так далее.

Людям, пострадавшим в ходе апрельских событий, избитым, травмированным, униженным сотрудники Центра предлагали тут же письменно зафиксировать свои претензии, чтобы можно было обратиться с жалобой и требовать разбирательства и наказания виновных.

В процессе подготовки жалоб главную роль играли юристы ЦИПЧ Вадим Полещук и Андрей Арюпин, техническую помощь оказывали: юрист Мстислав Русаков, индивидуальный предприниматель, сотрудничавший с ЦИПЧ, и юристы-волонтеры Мария Бутор и Арутюн Арутюнов. Они оформляли свидетельские показания, а практиканты из Германии Дмитрий Хеердеген и Силке Юнге переводили эти показания на английский язык, поскольку было ясно, что надо иметь в перспективе Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Было составлено 45 заявлений Канцлеру права, 24 жалобы в окружную прокуратуру, 21 жалоба в Госпрокуратуру и 7 жалоб в окружной суд.

Как и ожидалось, эстонские власти категорически и даже демонстративно отказывались от какого бы то ни было расследования жалоб потерпевших. При этом использовался стандартный набор аргументов, юридически крайне сомнительных. Тут и презумпция заведомой виновности потерпевшего, против которого законно применили силу/спецсредства: утверждение что, сообщая о причинении телесных повреждений, потерпевший действует недобросовестно (попросту врет) в то время, как обоснованность использования силы со стороны полиции не обсуждается, и т.д.

Во всех инстанциях в Эстонии, включая суды, правозащитники получили негативный результат. Оставался тот самый ЕСПЧ. У Центра уже был некоторый опыт работы в Страсбургском суде, но тут было дело исключительной важности. Нужно было привлечь авторитетных специалистов, с деятельностью которых мы были знакомы и которым мы могли довериться. Таким человеком оказался Билл Боуринг, британский адвокат и правозащитник.

Вадим Полещук проанализировал всю доступную информацию и эстонское законодательство, чтобы представить Биллу Боурингу свое видение вопроса. Боуринг и его английские партнеры и помощники, опираясь уже на свой опыт и знания, составили проект жалобы, на основе которого были поданы жалобы в Страсбургский суд.

Процедура Суда такова, что правительство Эстонии получило возможность прокомментировать поданные жалобы. Затем адвокаты истцов принялись составлять ответ на комментарий правительства. На этом этапе активно включился Вадим Полещук, так как ответный комментарий требовал хорошего знания эстонского законодательства и судебной практики. Убедительный для Страсбургского суда ответ на комментарии правительства – это результат тесной совместной работы английских и эстонских юристов.

До Страсбурга дошли лишь 7 жалоб, и четверо выиграли суд. Это случайность, настоящая лотерея, считают юристы Центра. Из пятидесяти жалоб были случаи куда более яркие, наглядные и бесспорные, но люди на ранних этапах по разным причинам отсеялись. А в итоге суд постановил, что истцу Петрову Эстония должна выплатить компенсацию в размере 14 тысяч евро, Затворницкому, Коробову и Михайдарову – по 11 тысяч евро. Решением суда все они признаны жертвами ненадлежащего обращения со стороны полиции, точнее – полицейского произвола.

Такой вот хэппи энд. С одной стороны, выглядит не слишком вдохновляюще – компенсации по прошествии 6 лет и только для четверых, когда первоначально было более 200 жалобщиков. С другой стороны, для Центра эта история доказала, что справедливости можно добиться, если не опускать рук. И работать профессионально в международной команде.

Данный материал подготовлен Центром информации по правам человека и опубликован в авторской редакции на портале Sputnik Meedia. Авторы - Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

Другие статьи по теме

Позиция

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВИДЕО

Документы фонда

Состав Экспертно-правового совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение об Экспертно-правовом совете Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Устав Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение о Ревизионной комиссии