Для неугодного властям человека статья всегда найдется!

Что стоит за арестом в Эстонии правозащитника Сергея Середенко и предъявлением ему громкого обвинения в «антигосударственной деятельности»?

Известие об аресте охранной полицией Эстонии (КаПо) широко известного как в самой республике, так и за ее пределами правозащитника Сергея Середенко поразило его коллег и знакомых, как гром среди ясного неба.

«Как? За что? Серёгу? Да не может этого быть!» - примерно такой была первая реакция на эту новость у большинства знавших Середенко людей.

Жил себе отшельник мирный

Интересно, что при всей известности правозащитника хватились его не сразу. Жил он одиноко, словно философ-отшельник, в небольшой квартирке в Маарду - маленьком городке-спутнике эстонской столицы. В лучших традициях советских диссидентов работал дворником при городской школе.

Эта деталь его биографии, кстати, вызывала особенно злые насмешки у недоброжелателей Середенко. Мол, как же так, говорите, что он такой умный, а он ничего лучше уборки листьев в этой жизни для себя найти не смог. А я вот даже больше скажу - это ему ещё повезло в Эстонии дворником устроиться. Ведь всякий, кто когда-либо посмел встать поперёк движения асфальтового катка государства, знает, как любит оно мелко мстить за проявленную гражданскую смелость. Сергей мало того, что «посмел», будучи вооружённым лишь очками и интеллектом юриста, он не раз заставлял отступить фыркающую от раздражения государственную махину.

Способов продемонстрировать работодателю верховное неудовольствие тем, что он взял на работу «не того» человека, хватает. Говорю не понаслышке - сам прошёл через всё это, будучи в 2017 году уволенным с должности логистика частной компании с записанной в приказ формулировкой: «за публичную критику НАТО и ЛГБТ». Подобные печальные истории могут рассказать и многие мои товарищи.

С Середенко я близко познакомился в 2015 году во время первого таллинского Марша мира, в передних рядах которого он шел, протестуя против активного вовлечения его родной Эстонии в военное противостояние с Россией. В то время он уже был хорошо известен в качестве так называемого «русского омбудсмена» благодаря тому, что в течение нескольких лет занимался публичным рассмотрением случаев дискриминации русскоязычных в Эстонии, давая им оценку с позиции дипломированного юриста.

В 2016 году Середенко успешно обжаловал в суде штрафы, выписанные полицией организаторам таллинского шествия «Бессмертного полка», и с тех пор добровольно и абсолютно бесплатно занимался его юридической поддержкой. Кстати, сегодня его близость к «Бессмертному полку» в эстонской проправительственной прессе выставляется чуть ли ни как явное доказательство вины арестованного. А чего же, вы, мол, ещё после такого ждали?

Арестовали, а за что, так и не сказали

Первую тревогу забили его коллеги по правозащитной деятельности - глава некоммерческого объединения «Русская Школа Эстонии» Мстислав Русаков и общественный деятель Андрей Заренков, в конце марта обратившие внимание на то, что последняя публикация Середенко в социальной сети Facebook датировалась началом месяца. С тех пор - ни слуху, как говорится, ни духу - телефон отключен, на звонок в дверь никто не реагирует.

Вот он - парадокс нашего насквозь дигитализированного времени. С одной стороны, развитие технологий сделало доступным общение с людьми в разных концах земного шара, зато с другой, мы зачастую не знаем и не интересуемся теми, кто живёт за стенкой от нас на одной лестничной площадке.

Признаюсь, грешен этим и я. Поэтому, когда друзья позвонили и спросили, не знаю ли я что-нибудь об исчезновении Середенко, первой мыслью было: «Ну вот, блин, и он заболел». Когда появилась непроверенная информация о том, что Середенко арестован спецслужбами, то даже слегка отлегло - главное, что жив.

КаПо не захотело комментировать слухи об аресте правозащитника, что выглядело весьма странно, ведь обычно эстонская контрразведка очень даже любит бравурно протрубить в прессе о поимке очередного бедолаги, официально объявленного «шпионом ГРУ или ФСБ».

Однако в Государственной прокуратуре признались, что действительно выписали санкцию на арест некоего 57-летнего Сергея Середенко, подозреваемого в «совершении антигосударственной деятельности» по статье 235 (прим. 1) Пенитенциарного кодекса Эстонской Республики. И с этого момента возникло чёткое ощущение полного погружения в душную атмосферу спектакля, разыгрываемого на сцене экспериментального театра абсурда, в котором полусумасшедшие актеры по бредовому замыслу безумного режиссера вовлекают в свои странные действия зрителей и даже случайных прохожих.

Универсальная статья для инакомыслящих

Статья 235 ПК ЭР сама по себе являет собой весьма любопытный юридический казус, служащий прекрасным примером современного эстонского законотворчества. Фактически это аналог той самой, печально известной нам по многочисленным мемуарам диссидентов, 58-й статьи УК сталинских времён, по которой расстреливали и сажали самых разных «антисоветчиков», от действительно матёрых и убеждённых борцов с Советской властью до случайных рассказчиков безобидных, в общем-то, по нынешним меркам анекдотов.

В первом издании Пенитенциарного кодекса речь в ней шла о сообществе, «действующем против конституционного строя Эстонской Республики». Однако впоследствии к статье добавились так называемые «примы» - один, два и три. Это случается, когда законодатель хочет дополнить кодекс новыми статьями, и чтобы не нарушать уже сложившуюся нумерацию, вынужден «лепить» их к близким по смыслу «старым» статьям.

В результате подобных законотворческих манипуляций с 2019 года в Эстонии существует та самая статья 235 (прим. 1), карающая тюремным заключением до шести лет за «создание или поддержание отношений с иностранным государством, иностранной организацией или лицом, действующим по заданию иностранного государства», с целью деятельности, направленной против Эстонской Республики.

Не надо быть юристом с семи пядями во лбу, чтобы понять, какие просторы для злоупотреблений предоставляет ангажированному следователю широта трактуемых этой статьёй понятий. В случае острой «необходимости» власти теперь могут посадить кого-то для острастки, дабы остальным, шагающим не в ногу с правящим режимом, неповадно было.

В Эстонии, где с высокой государственной трибуны только глухонемой не успел ещё заявить о том, что Россия, мол, уже фактом своего существования является перманентной угрозой эстонской независимости, по статье 235 (прим. 1) можно пачками кидать людей за решетку просто за высказанную в сторону Москвы симпатию или критическое замечание в адрес политики собственного правительства.

Таким образом, арест известного правозащитника со всей уверенностью можно считать своеобразным предупреждением эстонских властей всем прочим инакомыслящим. Был бы, как говорили в прежние недобрые времена, человек, «а уж статья найдется». И ведь точно, нашлась.

Обвинение как внесудебное наказание

В деле Середенко Эстония идет по хорошо проторенной ее прибалтийскими соседями тропе произвола беззакония и политической «охоты на ведьм». Аресты правозащитников - вообще нередкое явление у нас в странах Балтии, власти которых регулярно обвиняют Россию и Беларусь в «отсутствии демократии».

В Литве, к примеру, долгое время по обвинению в государственной измене находился в тюрьме основатель литовского Социалистического фронта Альгирдас Палецкис, а в Латвии арестам под различными предлогами подвергались правозащитники Александр Гапоненко, Юрий Алексеев и Владимир Линдерман.

Примечательно, что большинство дел такого рода в Латвии, к примеру, местные «инквизиторы» в судах так и не смогли толком выиграть. Вытащенные наружу, они, сшитые наскоро белыми нитками, рассыпаются и разваливаются по швам. Но задачу свою выполняют исправно - ведь связанные нелепыми уголовными обвинениями люди на долгое время оказываются фактически выключены из общественной и правовой жизни.

«Земляки»

Другие статьи по теме

Позиция

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВИДЕО

Документы фонда

Изменения в Положение о Ревизионной комиссии

Состав Экспертно-правового совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение об Экспертно-правовом совете Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Устав Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение о Ревизионной комиссии