Публикация

  • 25.12.2012
    Будущее Русского мира соотечественники связывают с правозащитным Фондом
    Автор: Наталия Вершинина

Эксклюзивное интервью Вадима Колесниченко – председателя президиума Международного совета российских соотечественников, руководителя Всеукраинского координационного совета организаций российских соотечественников пресс-атташе Фонда Наталии Вершининой (IV Всемирный конгресс соотечественников, Санкт-Петербург, 26-27 октября 2012 года).

Н.В.: Вадим Васильевич, не прошло и трех лет, как идея о создании Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, обрела форму и смысл – Фонд начал свою работу, и не без ваших усилий!

В.К.: Откуда возникла идея создания фонда защиты соотечественников? В свое время, когда был издан указ Президента России о создании фонда «Русский мир», буквально через год-два практически все соотечественники ощутили, что идеи были одни, а реализация совершенно другая. После этого на двух или трех предыдущих конгрессах мы стали настоятельно обращаться к руководству страны, объясняя, что нужен другой фонд - фонд реальной защиты соотечественников. В итоге власть поддержала эту идею, хоть она и трудно рождалась, но сегодня Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, все-таки появился. Все восприняли его появление с восторгом и воодушевлением. Всего год прошел с момента его создания, он и не работал еще, но те шаги, которые уже сделаны, вдохновляют всех без исключения.

По большому счету, соотечественники связывают свои инициативы, свои интересы, будущее Русского Мира - как философской идеи - с Фондом защиты прав соотечественников.

Н.В.: Что касается нашего Фонда, то, надеюсь, у нас есть  взаимопонимание с соотечественниками, которых Вы представляете на Конгрессе?

В.К.: Все течет - все изменяется, поэтому ваш Фонд необходим соотечественникам. Это поддержка идей и философии, а не личности. Это принципиально важно, а распространение идеи Русского Мира как философской идеи требует совершенно новых инструментов. Фонд правовой защиты и есть этот совершенно новый инструмент. Другое дело - вопросы менеджмента, управления, об этом можно будет говорить, когда Фонд хоть какой-то срок проработает. Тогда поймем - где ошибки, где недостатки, в чем позитив. Но самое главное: во-первых, он состоялся; во-вторых, это было сделано в ответ на просьбы соотечественников, и, в-третьих, он начал работать динамично.

Н.В.: В настоящее время кроме правозащитных дел мы хотели бы развить взаимодействие со СМИ, открывая в них соответствующие рубрики. Как вы думаете, может быть, стоит создать некую медийную структуру, которая была бы ориентирована на Европу?

В.К.: Во Всемирном координационном совете у нас есть юридическое правозащитное бюро, поэтому если бы с Татьяной Аркадьевной Жданок – депутатом Европарламента - можно было бы эти идеи обсудить, я мог бы по Украине подсказать кое-что и поддержать.

Роль правовой информации оценивается с разных точек зрения: в какой газете об этом сказано, по какому телевизионному каналу об этом говорится и так далее. Что касается уровня Европы, то только центральные СМИ могли бы и должны были бы за это взяться. В принципе да, это нужно! Мы об этом постоянно говорили, и хорошо, что сейчас мы на эту тему вышли.

Н.В.: Кстати, с первого ноября Фонд проводит конкурс русскоязычных СМИ.

В.К.: Тут есть одни нюанс - наши СМИ не будут в нем участвовать, здесь вопрос централизованного использования самим Фондом размещения информации в центральных СМИ Украины. У нас есть так называемая внутренняя самоцензура. Тема русского языка, прав русскоязычного населения в Украине блокируется. И самостоятельно кто-то принимать участие в конкурсе российского Фонда не будет.

Н.В.: А с Вашей поддержкой?

В.К.: Мы можем выступать только в качестве посредника, путём размещения материалов, но только не в третьесортной газете - это деньги на ветер. Я мог бы только сказать, какие СМИ наиболее читабельные, хотя Вы сами можете взять информацию из интернета и посмотреть, что наиболее популярно. Могу только выступить посредником, чтобы закрепить ваши договорные отношения, даже не имея отношения к финансированию.

Но вынужден сказать, что даже когда я провожу пресс конференции за деньги, мы не можем набрать людей. Наши СМИ отказываются печатать то, что связанно с русской идеей. Двадцать лет прокатали таким образом, что за проведение пресс-конференции платишь тому же каналу 5 тыс. долларов. Раньше, года два назад, как-то можно было говорить об этом, сейчас: «Русский язык? - это нам не интересно, тема не интересна населению…» Поэтому желаю Фонду только одного - чтобы он работал в интересах идеи, в первую очередь, правовой защиты коллективных прав российских соотечественников. Необходима большая оперативность, мобильность в работе. Индивидуальные судебные дела должны быть исключением, потому что защита соотечественников в судах - это тема МИД. Здесь не надо брать на себя чужие функции. Это четкая однозначная позиция всех моих коллег.

Что касается гранта, который я получил от Фонда, думаю, писать пока не о чем, потому что я третий - четвертый месяц не могу этот грант реализовать до конца, а он для нас был крайне важен. Мы напечатали книги на английском языке, которые должны были направить в Европарламент, в НПО, европейским и правозащитным организациям. В июне у меня все было готово - отчет о неисполнении Украиной Хартии о соблюдении региональных языков. Но к осенней сессии парламента все же не успели.

Примечание: речь идёт о финансировании Фондом перевода на украинский и английский языки Второго общественного отчёта об исполнении Украиной Европейской хартии региональных языков или национальных меньшинств.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций