Публикация

  • 19.02.2014
    Европейский суд воспитывает эстонские тюрьмы
    Автор: Елена Ежова, Алексей Семенов

                                                   Начальник тюрьмы вызывает нарушителя режима и говорит:

- Я предупреждаю тебя в последний раз: впредь посажу на хлеб и воду.

- Спасибо, начальник. Я до этого сидел только на одной воде.

Нет, это не про ГУЛАГ и не про Гуантанамо. Это про нас, европейцев, и про реальное положение дел в тюрьме, в частности эстонской.

В Конституции Эстонской Республики зафиксировано, что «ни к кому не могут быть применены пытки, жестокое или унижающее достоинство обращение либо наказание» (Статья 18). Страна ратифицировала«Европейские тюремные правила», и по логике должна стремиться к улучшению условий содержания в тюрьмах, доведению их до европейских стандартов. Эстония вроде бы и стремится. Но как-то неторопливо.

Центр информации по правам человека уже несколько лет (и с каждым годом все чаще) получает звонки из мест заключения от людей, отбывающих реальные сроки в эстонских тюрьмах. И почти все жалобы связаны с условиями содержания. Несмотря на то, что постепенно эстонские тюрьмы ремонтируются и вообще подводятся к общеевропейскому знаменателю, ситуация остается неблагополучной. Заключенные жалуются на размер камер, перенаселенность, отсутствие рабочих мест, бесчеловечное обращение, на языковые и другие проблемы. По особо острым ситуациям юристы центра помогают с оформлением жалоб в местные суды, ну а если проблему не удается решить на территории Эстонии, то и с обращениями в Европейский суд по правам человека.

Любые дела, решенные в Европейском суде, могут служить своеобразным индикатором, вроде лакмусовых бумажек. По ним можно проследить, какие проблемы с правами человека существуют в стране. Не обо всех, разумеется, но хотя бы с точки зрения Европейской конвенции о правах человека. И на что стоит обратить внимание общественности.

Против Эстонии за все время после ратификации Европейской Конвенции Европейским судом по правам человека всего было вынесено три десятка постановлений, в которых было усмотрено нарушение статьей Конвенции. И за последние полтора года, по крайней мере, три решения касались условий содержания в эстонских тюрьмах.

Так, в деле «Юлин против Эстонии» речь шла о незаконном приковывании к ограничительной кровати в течение длительного срока. В деле «Тунис против Эстонии» было установлено, что размер камер в Таллинской тюрьме слишком мал для установленного числа обитателей. Решение по делу «Тали против Эстонии» подтвердило незаконность использования в отношении заключенного перцового спрея в замкнутом пространстве.

Постановление по делу «Тали против Эстонии» Европейский суд вынес 13 февраля 2014 года (жалоба № 66393/10). Судьи единогласно признали в деле нарушение статьи 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрещение бесчеловечного и унижающего достоинство обращения), а также присудили заявителю пять тысяч евро в качестве компенсации. Интересы заявителя в деле «Тали против Эстонии» представляла Елена Ежова, юрист Центра информации по правам человека.

Суть конфликта была в следующем. Заявитель, Андрей Тали, 1977 года рождения, гражданин Эстонии, отбывает пожизненное наказание в тюрьме. В июле 2009 года заявитель подвергнулся бесчеловечному обращению со стороны сотрудников тюрьмы.Сначала они использовали чрезмерную силу для того, чтобы поместить его в карцер. В частности, сильно прижали его шею к полу, а также сломали ему ребро. По показаниям врачей заявителю разрешили иметь в камере матрас. Но на следующий день охранники почему-то решили его забрать, несмотря на разрешение. Когда заявитель отказался отдать матрас, сочтя это произволом, один из охранников без предупреждения распылил перцовый спрей ему в лицо, а затем ударил его дубинкой по спине, когда тот был в наручниках. Затем заявителя привязали к ограничительной кровати и держали там более трех часов. Проведенные медицинские осмотры установили, что на теле у заявителя были гематомы, а также кровь в моче.

Во время расследования уголовного дела, возбужденного по заявлению Андрея Тали, было установлено, что один из охранников действительно использовал перцовый аэрозоль, а также ударил заявителя телескопической дубинкой по спине для предотвращения его сопротивления. Однако власти не смогли установить с уверенностью, был ли заявитель избит до или после того, как его заковали в наручники. В июне 2010 года следователь прекратил производство по делу, посчитав, что использование силы охранниками было законным, так как заявитель не выполнил приказы и вел себя агрессивно. В октябре 2010 года апелляционный суд оставил решение без изменения. В связи с тем, что на территории Эстонии заявитель не смог защитить свои права, он обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека.

В своем решении Суд подчеркнул, что перцовый спрей не должен использоваться в ограниченном пространстве, и нашел, в частности, что его использование не было оправданным, так как сотрудники тюрьмы имели альтернативные способы обездвижить заявителя.

Подобные дела важны для понимания общей ситуации, которая на данный момент сложилась в эстонских тюрьмах. Безнаказанность работников тюрьмы зачастую является системной проблемой, о чем свидетельствуют и другие ранее принятые решения Европейского суда. Заявитель уже был наказан за свои преступления пожизненным заключением. Но это не означает, что он осужден на пытки и издевательства. Условия содержания в тюрьме не должны дополнительно усугублять его положения. Администрация и сотрудники тюрьмы должны осознавать, что за любые незаконные действия придется рано или поздно отвечать, чтобы это не входило у них в привычку. Впрочем, это относится не только к тюремной администрации.

Так что дело не только и не столько в Андрее Тали. Согласно официальной статистике, русские и русскоязычные составляют около 2/3 населения эстонских тюрем, при том, что доля их в стране всего около трети. То есть имеются основания полагать, что для соотечественников шансы попасть за решетку в два раза выше, чем у эстонцев. И дело скорее не в их особых криминальных наклонностях, но и просто благодаря тому, что за те же или даже более серьёзные проступки представители титульной нации нередко отделываются штрафами либо получают условные приговоры. А сама ситуации в местах лишения свободы и вокруг них такова, что факты дискриминации соотечественников проявляются особо выпукло.

Как показывает практика, число и содержание дел, выигранных в Европейском суде против государственных служб, как правило, положительно влияет на правовую ситуацию в стране. Постепенно законодательство меняется в лучшую сторону, правовые нормы подтягиваются до международных стандартов. Поэтому такой опыт всегда стоит оценивать позитивно. Перефразируя одного классика, «жить в эстонских тюрьмах становится лучше, жить становится веселей».

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций