Публикация

  • 13.09.2013
    К. Долгов: в области прав человека со стороны западных стран усиливается тенденция политизации

Предлагает вашему вниманию выступление уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константина Долгова на VI пекинском форуме по правам человека в рамках подтемы «Верховенство права и права человека» (Пекин, 11-13 сентября 2013 года).

Уважаемые коллеги!

Благодарен китайским партнерам за приглашение на Шестой пекинский форум по правам человека, авторитетное и представительное ежегодное мероприятие, которое является хорошей площадкой для профессионального обсуждения актуальных вопросов в сфере прав человека.

В этом году организаторы форума выбрали в качестве его главной темы «Создание окружающей среды для устойчивого развития прав человека». Тема многоаспектная. Попытаюсь подойти к ней на основе того практического опыта в правочеловеческой области, который у меня накопился за время работы в качестве Уполномоченного Министерства иностранных дел Российской Федерации по вопросам прав человека, демократии и верховенства права.

Вначале хотел бы сказать несколько слов о сфере своей деятельности. Данный пост - это сравнительно новый институт в системе российского внешнеполитического ведомства. Он был создан в апреле 2011 г. решением Президента Российской Федерации для подкрепления деятельности нашей страны по утверждению принципов универсальности прав человека, неизбирательного и деполитизированного подхода к их повсеместному обеспечению. Уполномоченный МИД России осуществляет системный мониторинг за тем, как обеспечиваются права человека в различных государствах мира, за ходом демократического развития в них, реализацией принципа верховенства права.

На данный момент Уполномоченным МИД России подготовлено несколько специальных докладов, посвященных ситуации с обеспечением прав человека в ряде государств мира. Первый доклад был выпущен в декабре 2011 г., следующий – о положении с правами человека в США – в октябре 2012 г., а в декабре был обнародован доклад «Об обеспечении прав человека в Европейском союзе».

Возможно, у кого-то возникнет вопрос, почему Министерство иностранных дел Российской Федерации уделяет такое повышенное внимание правочеловеческой ситуации в странах, которые позиционируют себя в качестве эталонов демократии и, казалось бы, не нуждаются в повышенном внимании со стороны международного сообщества. Ответ на этот вопрос прост. Вопреки активно культивируемому этими странами имиджу, у них имеются серьезные, в том числе системные правочеловеческие проблемы, которые требуют комплексных мер по их преодолению. И если мы исходим из того, что права человека – это универсальные ценности, значит, они должны соблюдаться всеми членами международного сообщества без исключения. Поэтому привлекая внимание международной общественности к этим проблемам, мы надеемся, что это сподвигнет правительства соответствующих стран к поиску необходимых решений, а не к замалчиванию этих проблем, как это нередко происходит сейчас.

К сожалению, то, что мы наблюдаем в области прав человека, свидетельствует об усиливающейся тенденции политизации этой сферы в первую очередь со стороны западных стран. Права человека уже без всякой ретуши используются многими из них для того, чтобы продвигать свои собственные национальные, геополитические интересы в различных государствах и регионах, вмешиваться в политику суверенных стран вплоть до смены неугодных режимов. С этой целью изобретаются порочные концепции наподобие «ответственности по защите» и «гуманитарной интервенции», призванные оправдать противоправное и произвольное использование военной силы под прикрытием защиты гражданского населения и его прав.

Мы все помним, с чего начинались трагические события, связанные с применением силы в отношении бывшей Югославии. Затем аналогичным образом гражданское население «защищали» в Ираке и Ливии. В последнее время из ряда западных столиц, прежде всего Вашингтона, раздаются угрозы в адрес Сирии о готовности нанести удар по территории этой страны для защиты гражданского населения, в отношении которого правительство САР якобы применяло химическое оружие.

Наглядные примеры такой «защиты» по сей день видны в Афганистане, когда под ударами беспилотников и авиации сотнями гибнут мирные жители этой страны, в том числе женщины и дети. Такие убийства «защитниками» гражданского населения цинично именуются «побочным ущербом». Этот термин изобретен для прикрытия грубейших нарушений норм международного гуманитарного права. Считаем категорически не приемлемым сам принцип, лежащий в основе подхода поборников подобных теорий: «защищать» гражданское население, невзирая на наносимый ему дополнительный, подчас еще больший, ущерб.

Существенным тормозом, препятствующим налаживанию конструктивного и взаимоуважительного международного взаимодействия по актуальным вопросам правочеловеческой повестки дня, является практика двойных стандартов в правочеловеческой сфере. У всех еще свежи в памяти недавно вскрывшиеся факты массовой электронной слежки, которую осуществляли в рамках программы «PRISM» спецслужбы США, в частности Агентство национальной безопасности, под предлогом борьбы с терроризмом.

Эти факты могут расцениваться не иначе как вмешательство в частную жизнь граждан, которая в большинстве стран, включая США, находится под защитой конституции. Борьба с терроризмом – это важная задача, стоящая перед международным сообществом. Однако эта борьба должна вестись при уважении международных обязательств в правочеловеческой сфере.

Из уст американских официальных лиц нередко можно услышать критику тех или иных судебных решений, принимаемых в других странах, за мнимое ущемление свободы слова, собраний и других гражданских прав. Однако, когда затрагиваются интересы самих США, то американская судебная система, как в случае с 35-летним приговором Брэдли Мэннингу, принимает неоправданно жесткие решения по принципу «чтобы другим неповадно было» без какой-либо оглядки на правозащитные аспекты. В этой связи следует отметить, что, по сообщениям многих, в том числе американских, правозащитных организаций, информация, которую обнародовал Б.Мэннинг, выявила имевшие место многочисленные злоупотребления со стороны армии США в ходе операций в Ираке и Афганистане, включая гибель мирных жителей и гражданских лиц, пытки заключенных, а также другие грубые нарушения международного права в области прав человека. Одним словом, всего того, о чем американские власти так пекутся и с таким энтузиазмом стремятся продвигать по всему миру. Насколько нам известно, несмотря на энергичные требования механизмов международного контроля в области прав человека, в частности специальных процедур Совета ООН по правам человека, а также правозащитного сообщества, никто в США за эти правонарушения никакого наказания так и не понес.

По-прежнему не снят с повестки дня вопрос о закрытии спецтюрьмы США в Гуантанамо. Несмотря на настойчивые требования правозащитных структур и международного сообщества в целом, а также данные в 2009 г. президентом США Б.Обамой обещания в течение года закрыть эту тюрьму и перевести оставшихся заключенных на территорию Соединенных Штатов, где на них в полном объеме распространялось бы действие американских законов, этого до сих пор не сделано.

Еще одна актуальная проблема, которая имеет непосредственное отношение к теме прав человека и верховенства права, - это экстерриториальное применение американского законодательства. Знаем об этой проблеме не понаслышке. В последнее время участились случаи задержания российских граждан в различных странах мира по запросам американских правоохранительных органов с целью их экстрадиции и судебного преследования в США. Считаем подобную практику недопустимой. Она идет вразрез с нормами международного права. Кроме того, как показывает опыт, судебные процессы над теми, кто был фактически похищен и вывезен в США, носят предвзятый характер и, как правило, заканчиваются вынесением неправомерных приговоров с длительными сроками заключения.

Подобные проявления двойных стандартов применительно к верховенству права и правам человека лишний раз показывают необоснованность претензий Соединенных Штатов на «лидерство» в этих важных сферах.

С политизированными подходами и двойными стандартами в оценках ситуации с правами человека в различных странах мира, включая Россию, мы сталкиваемся и со стороны наших европейских партнеров. Из их уст мы зачастую слышим в свой адрес менторские нравоучения, воспроизводящие ущербные стереотипы времен «холодной войны». При этом когда дело доходит до нарушений прав человека в самих государствах-членах ЕС, как например, в случае с ущемлением прав русскоязычного населения в Латвии и Эстонии или ростом экстремистских и неонацистских настроений в Европе, профильные структуры ЕС оказываются совершенно недееспособными, сетуя на то, что у них нет полномочий на мониторинг правочеловеческой ситуации внутри Евросоюза.

Не может не вызывать озабоченность стремление западных стран навязать остальным членам международного сообщества свои неолиберальные ценности в качестве универсальной основы жизнедеятельности. Это особенно заметно на примере агрессивного продвижения ими прав сексменьшинств. Делаются попытки добиться от других стран принятия чуждого взгляда на гомосексуализм и однополые браки как норму жизни и некое естественное социальное явление, заслуживающее поддержки на государственном уровне. Подобный подход встречает сопротивление не только в странах, придерживающихся традиционных ценностей, но и там, где всегда существовало либеральное отношение к людям с нетрадиционной ориентацией. Достаточно вспомнить протестную реакцию значительной части французского общества на решение о легализации в этой стране однополых браков.

Показательно, что агрессивное продвижение правительствами западных стран неолиберальных ценностей осуществляется на фоне все более частого ущемления ими социально-экономических прав и свобод своих граждан.

Россия последовательно выступает против политизации и применения «двойных стандартов» в области прав человека. Мы призываем наших партнеров к выстраиванию равноправного, взаимоуважительного и конструктивного диалога и сотрудничества в гуманитарно-правочеловеческой сфере в целях максимально эффективного решения имеющихся в ней проблем при соблюдении краеугольного принципа государственного суверенитета и культурно-исторических особенностей государств. Имеющиеся в данной сфере проблемы, зачастую, носят трансграничный характер, поэтому требуют коллективных решений. Эти проблемы хорошо известны - рост национализма, ксенофобии, распространение радикальных взглядов, движений и организаций. Только таким образом можно создать необходимую среду для устойчивого развития прав человека, одним из основных элементов которой должно являться верховенство права.

Демократическое развитие — живая материя, и здесь нет никаких эталонов. Есть базовые принципы и критерии, основанные на фундаментальных международно-правовых нормах. При этом двух абсолютно одинаковых демократий не существует.

Мы не уходим от честного и профессионального разговора о проблемах в России. Они существуют, как и в любой стране, даже самой демократически развитой. Однако нельзя умышленно игнорировать те масштабные и результативные усилия, которые предпринимаются российским руководством по их решению, в строгом соответствии с Конституцией России и международными обязательствами нашей страны. Современная Россия идет по пути демократического развития лишь с начала 90-х годов прошлого века. Это несопоставимо со столетиями демократии в тех же Соединенных Штатах или Западной Европе. Но за этот исторически короткий срок дистанция пройдена, при всех трудностях, более чем внушительная. И, как говорили древние, только слепой этого не увидит.

Желаю участникам Форума успешной работы.

Источник: МИД России

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций