Публикация

  • 15.12.2018
    В Киеве создали церковь войны
    Автор: Павел Дульман

В Киеве в субботу прошел "объединительный собор" местных раскольников, которые объединялись между собой и отдельно со стамбульским микрорайоном Фанар. Мероприятие прошло в атмосфере скандала, ожесточенного закулисного торга и симуляции общенационального подъема и единения вокруг "томоса" и президента Порошенко. Этот деятель, вопреки церковным канонам и украинской конституции, уселся в президиуме и вместо председателя счетной комиссии озвучил имя предводителя объединенной псевдоцеркви.

Начало собора, проходившего в Софии Киевской - пока еще национальном архитектурно-историческом заповеднике, планировалось на утро, но началось только после обеда: вопрос о том, кто кому в Киеве будет патриархом, решался заинтересованными сторонами до последнего момента. Скандал усугублялся и отсутствием на "соборе нечестивых" представителей канонической Украинской православной церкви (УПЦ) - только два архиерея решились по собственной воле явиться туда вопреки единогласному и провозглашенному неприятию навязываемого объединения Церковью.

Больше никто из представителей епископата или мирян УПЦ не явился на сходку, несмотря на многомесячное давление СБУ и аффилированных со спецслужбой неонацистских группировок, что в условиях нынешней Украины можно назвать гражданским и религиозным подвигом. Этим они обесценили смысл и значимость мероприятия даже в глазах местной патриотической общественности: многие из чистосердечных адептов лозунга "прочь от Москвы" посетовали, что происходившее правильнее называть не объединительным церковным собором, а учредительным партийным съездом.

Партийному съезду соответствовал и антураж: на Софийской площади заранее была поставлена сцена, с которой весь день выступали фольклорные коллективы, политики среднего и низшего звена, "волонтеры и ветераны АТО".

Под сцену автобусами и поездами из Луцкой, Житомирской, Полтавской, Хмельницкой областей по разнарядке администрации президента свозилась массовка - преимущественно работники бюджетных учреждений - за суточные и отгулы. О фактах организованного сверху национального единства, с копиями приказов и другими свидетельствами, сообщили не принадлежащие пока Порошенко украинские СМИ и непосредственные участники "исторического события" в социальных сетях.  К моменту принятия устава и избрания главы новой церковной структуры значительная часть иногородних болельщиков (на пике их число доходило до двух-трех тысяч) покинула Софийскую площадь - ушли греться.

Предшествующие собору дни прошли под знаком неприкрытого давления украинских спецслужб на архиереев УПЦ и вышедшей в публичное поле перепалкой между константинопольским патриархом Варфоломеем и киевским лжепатриархом Филаретом - организаторами раскола под видом объединения, его выгодоприобретателями, и по этой же причине - принципиальными соперниками. Если на неделе СБУ проводила обыски в епархиях и жилищах епископов, вызывала на допросы и иными доступными способами склоняла к союзу с раскольниками и националистами, то уже в субботу был задействован последний довод - насильственная доставка в Киев потенциальных участников собора.

Например, в сопровождении сотрудников СБУ прибыл в Киев митрополит Могилев-Подольский и Шаргородский Агапит, которого местные наблюдатели относили к числу немногих колеблющихся. Однако на собор он в итоге так и не пришел.

Точно так же и другие иерархи УПЦ, на изменение позиции которых рассчитывал Порошенко, пообещавший Фанару участие минимум пятнадцати канонических епископов, под благовидными предлогами - безотлагательная командировка, болезнь, занятость - не стали появляться в одном помещении с главой государства и раскольниками.

Показательная, почти курьезная ситуация случилась с митрополитом Ровенским и Острожским Варфоломеем. Государственная пограничная служба попыталась не выпустить его из страны.

Во время прохождения таможенного контроля утром в аэропорту "Борисполь" пограничники отвели владыку в сторону и потребовали дать ответ на вопрос, почему "в такое важное для страны время создания поместной церкви" он покидает страну. Беседа и увещевания продолжались дольше отведенного на регистрацию пассажиров время, но за двадцать минут до вылета митрополита Варфоломея все-таки отпустили. Вероятно, эффектом испорченного телефона и путаницей объясняются и поступавшие в течение дня от украинских СМИ сообщения о якобы прибытии в Киев константинопольского патриарха Варфоломея. Вышел форменный анекдот - и Варфоломей не тот, и не прилетел, а улетел.

В итоге личным присутствием "соборище" почтили только два иерарха УПЦ, каждый по-своему примечательный.

Первый - митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр Драбинко. Секретарь и фаворит почившего в 2014 году митрополита Киевского Владимира (Сабодана), снедаемый амбициями интриган, фигурант уголовных дел, любитель шикарной жизни, и, наконец, самый молодой архиерей УПЦ, Александр Драбинко с момента прихода в УПЦ не скрывает своих связей и дружбы с раскольниками. Но обстоятельства его стремительной карьеры, моральный облик и настоящая вера (а верит Драбинко только во власть и деньги) известны остальным архиереям достаточно хорошо, чтобы не только не прислушиваться к его мнению, но и избегать общения.

Именно поэтому у Драбинко нет и никогда не было своей паствы - он не ведет литургий и не исполняет требы, поскольку является всего лишь викарием Киевской епархии, то есть чиновником. У Драбинко нет авторитета внутри УПЦ, он сделал все, чтобы стать чужеродным элементом в каноническом православии, и его извержение из сана лишь вопрос времени. Явление в Софийский собор этого персонажа объясняется скорее безысходностью. С другой стороны, оно же и вполне естественно - на зов Порошенко откликнулись сплошь настоящие единоверцы Драбинко.

Второй - митрополит Винницкий Симеон. О нем можно сказать только то, что это давний и близкий знакомый президента Порошенко, который считает Винницу и область своей родовой вотчиной. На собор Симеона привело сходство характеров и общность интересов со своим светским другом и патроном. Его кандидатуру Порошенко вплоть до начала собора в спорах с Филаретом и Варфоломеем продвигал на пост главы создающейся религиозной организации, мотивируя тем, что представитель УПЦ в этой роли сделает собор поистине объединительным и подвигнет мирян, клириков и епископат канонической церкви к переходу под стамбульский омофор.

План этот не удался, в том числе и потому, что убедить в благости объединения с раскольниками, причем на правах младшего партнера,  Симеон не смог даже собственную митрополию. Его автокефальные потуги осудило собрание епископов Винницы и семь из девяти сельских благочиний - все они подтвердили свое согласие с официальной позицией УПЦ и митрополита Киевского Онуфрия, признавших создание "национальной церкви" из раскольнических сект ничтожным и прекративших евхаристическое общение с Фанаром.

Уже в ходе собора из Винницы пришло сообщение о захвате некими вооруженными людьми городского кафедрального собора. Выяснилось, что речь шла о рейдерском захвате: представители местного управления СБУ забрали ключи от собора у клириков и выставили охрану, чтобы не допустить на воскресную службу не поддерживающих митрополита Симеона прихожан и священников, коих подавляющее большинство. Ведь своим появлением в президиуме "собора нечестивых" и вхождением в руководящие органы создаваемой структуры он фактически отрекся от материнской церкви и теперь должен всеми неправдами и с применением силы затягивать митрополию в раскол, юридически переводить церковное имущество на баланс своего нового начальника Варфоломея. И с этой точки зрения событие сложно переоценить, поскольку речь идет о старте организованного государством силового захвата приходов канонической церкви. Прятаться за спины боевиков из неонацистских группировок, исполняющих роль "патриотической паствы", Порошенко и раскольникам теперь не обязательно.

Организационно вся интрига собора свелась к противостоянию Варфоломея и Филарета - карликовая секта УАПЦ с самого начала амбиций не имела и полностью положилась на волю Фанара. На берегах Босфора предлагали на пост главы новой "церкви" своих епископов  - одного, не владеющего русским и украинским языком, и другого, не являющегося в строгом смысле православным - его крестили в североамериканском униатском приходе.

Филарет, в свою очередь, до конца настаивал, что главным должен быть он - человек, положивший жизнь на дело раскола, и сделавший ради этого больше Варфоломея и Порошенко вместе взятых: благословлял садистов и насильников, отпускал грехи убийцам, называл бомбежки Донбасса "божьей карой". Заочная перепалка о кандидатурах, уставе и процедуре, шла между вершинами раскольнического треугольника  до последнего. Необычно громко на общем фоне прозвучала публикация в дружественном Варфоломею греческом церковном издании Orhodoxia, где высказывалось возмущение действиями и личностью Филарета.

"За два дня до избрания первого предстоятеля автокефальной церкви на Украине Филарет служит литургию патриаршим чином. Ни одна страна или церковь в мире не признает его патриархом, а ему все равно. Он созывает архиерейский собор для принятия решений, собор, которого не существует, поскольку не существует церкви "киевский патриархат". Но ему опять все равно. Манеры общения и методы влияния Филарета в отношении вселенского патриарха и исторических принципов православной церкви являются попросту оскорбительными", - ставит Филарета на место рупор Варфоломея.

Тот в рамках заочной полемики в минувший четверг лично наградил бывшего замглавы ЦРУ Джека Девайна своим церковным орденом в качестве оценки его заслуг перед украинской "автокефалией". Этим демонстративным жестом он показал Варфоломею и Порошенко наличие высоких покровителей в Вашингтоне, которые даже иногда навещают его в Киеве, и попутно вскрыл деятельное участие американской разведки в украинском церковном расколе. Что касается отношения самого Вашингтона к мероприятию, то его красноречиво высказало посольство США на Украине, посоветовавшее американским гражданам избегать воскресных прогулок рядом с церквями и любых скоплений людей в Киеве. 

Убедительной и окончательной победы на соборе не получил никто: на вершину этой пирамиды сел хоть и местный кадр, но не Филарет, и не друг Порошенко. Православную церковь Украины (ПЦУ), как официально названо это злокачественное образование на теле мирового православия, возглавил 39-летний иерарх "киевского патриархата" Епифаний, приближенный к телу 89-летнего Филарета. Как и его наставник, он поддерживает государственный переворот, войну на Донбассе и призывает к уничтожению канонического православия на Украине. В личностном плане это почти копия митрополита Драбинко - даже внешне, с той только разницей, что карьеру Епифаний строил в раскольнической секте и оказался первым учеником лжепатриарха. В остальном они с Драбинко похожи как однояйцевые близнецы: "лжец, стяжатель, интриган" - так описывают Епифания недовольные его назначением "источники" украинских СМИ внутри раскола.

Впрочем, определенную выгоду от мероприятия его основные участники все-таки получили.

Так, константинопольский патриархат к своим скромным трем сотням приходов прибавил примерно в десять раз больше структурных единиц на Украине. Ведь, как поняли даже в Киеве, написанный на берегах Босфора устав ПЦУ никакой самостоятельности - автокефалии - не предполагает: в кадровых, литургических и даже финансовых вопросах ПЦУ становится полностью зависимой от Варфоломея, все решения будут приниматься в Стамбуле. Фактически речь идет о создании украинского экзархата - филиала, но никак не о самоуправляемой поместной церкви. Но и в таком, полупереваренном, виде украинские раскольники получают частичное официальное признание со стороны одной шестнадцатой части мирового православия. Впрочем, без шансов быть признанными всеми поместными церквями и тем самым очиститься от клейма изгоев.

Филарет, хотя и поступился своими патриаршими амбициями, сохранил через Епифания оперативный ручной контроль над ПЦУ - по сути это тот же, но переименованный "киевский патриархат". Как предсказывают местные наблюдатели, он будет только расширять свое влияние в новой структуре и, естественно, саботировать указания Варфоломея. Иными словами, конфликт между этими двумя грешными старцами закончится только с их естественной кончиной.

Условно проигравшим можно назвать Петра Порошенко. Во-первых, ему не удалось поставить своего человека во главе ПЦУ, хотя успех был близок. Голоса на "соборище" разделились примерно один к двум не в пользу Симеона, и понятно почему - три четверти делегатов были от Филарета.  Потерял он и личную поддержку этого ересиарха - три месяца торгов, уговоров, взаимного шантажа и интриг поставили крест на небескорыстной дружбе лжепатриарха и президента. И потому, как уже предсказывают источники в ПЦУ, на финише избирательной кампании перешедший в статус  "духовного лидера нации" Филарет может поддержать не "дорогого Петра Алексеевича", а какого-нибудь другого кандидата. Например, Юлию Тимошенко, которая со всем жаром девичьего сердца первой из украинских политиков приветствовала рождение ПЦУ из националистической пены.

Главная победа Порошенко - это "томос" - признание ПЦУ со стороны Варфоломея, краеугольный камень его избирательной кампании, простая бумажка за которой он вместе с Епифанием собирается лететь в Стамбул в первую неделю января. Что бы в ней ни было написано, президент Украины объявит это своей великой победой, историческим событием, тысяче первой победой над Россией и тысяче вторым "последним прощай" ей же.

Сомнительно, впрочем, что это поможет ему выйти во второй тур выборов. Исходя из социологических опросов, трехмесячная информационная истерика вокруг "томоса" ничего не добавила к его рейтингу, электоральный эффект равен нулю. Таким же нелегитимным нулем является организованный Порошенко и СБУ объединительный собор, и, соответственно, к нулю стремится вес ПЦУ в мировом православии. Обстоятельства ее появления, применявшиеся методы и мотивация основателей понятны всем, для кого Бог не является источником заработка. 

Определенным успехом раскольников следует признать только выбор аббревиатуры для своей, рожденной в междуусобных муках, организации.  Из предложенного набора - "православная", "автокефальная", "поместная", "единая", "украинская", "церковь" - на этапе создания получались только какой-то ЕППУЦ, ПУПЕЦ и даже АПУПЕЦ. В результате был выбран наименее красноречивый, компромиссный, и не вызывающий ступор у редакторов СМИ вариант.

Для канонической Украинской православной церкви не изменилось ничего - она остается крупнейшей и единственной признанной всем мировым православием Церковью на Украине. УПЦ не участвовала в "объединении", не признает его, и ни Епифания, ни Фарфоломея для нее не существует. Что касается самозваных ее представителей на "соборище" - Симеона и Драбинко - то их судьба в Церкви ими самими же и определена. "К УПЦ они больше не имеют никакого отношения. Мы констатируем, что они перешли в раскол, и сообщим в поместные церкви, что в диптихе канонических епископов Украины они больше не значатся",- заявил украинским СМИ представитель УПЦ, митрополит Нежинский и Прилукский Климент.

Но хотя Церковь прошла очищение и избежала соблазна, главные испытания для нее еще впереди. Со вчерашнего дня никто не может запретить Порошенко начать насильственный отбор храмов и православных святынь в пользу заранее объявленной "государственной церковью" - ПЦУ. Точно так же никто не может запретить верным православным сопротивляться этому всеми доступными способами.

Избежать кровопролития поможет только  чудо, но, как показывают последние пять лет украинской истории, чудес в современном мире не бывает, и все события на этой территории развиваются по самому пессимистичному сценарию.

Через скандал, публичный позор, отказ от стыда, совести и страха перед Богом, Петр Порошенко все-таки подвел Украину к краю кровавой пропасти, в которой ему видится только возможность продолжить свое президентство. Категориями истины и вечности этот человек мыслить давно не способен, поэтому и уже пролитая, и будущая большая кровь, Порошенко уже не пугают. Потому что Бог зримо покинул его.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций