Публикация

  • 04.08.2017
    Свобода слова по-украински: как режим преследует журналистов
    Автор: Захар Виноградов

В Житомире Служба безопасности Украины провела обыск в квартире украинского журналиста и блогера Василия Муравицкого, которого обвиняют в государственной измене, посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, разжигании национальной розни, а также содействии деятельности террористических организаций. А еще «в психологическом манипулировании общественным сознанием» населения Украины, которое Муравицкий осуществлял путем распространения своих публикаций в интернете.

Схема преследования журналистов

Стандартный набор обвинений, которые предъявляет украинский режим всем своим оппонентам, в данном конкретном случае отягощен двумя обстоятельствами.

Во-первых, обыск и предъявление обвинений журналисту осуществлялись через несколько дней после рождения у него сына. То есть когда человек, обремененный семьей и новыми заботами, наиболее легко подвержен нажиму правоохранителей.

Во-вторых, Муравицкий в 2011 году был признан в Житомире журналистом года. То есть и в 2011-м, и в 2017-м Муравицкий занимался тем, что размещал свои публикации в интернете. Только в первом случае за это его назвали лучшим, а в 2017-м за это же самое обещают посадить на 15 лет в тюрьму.

Видимо, в 2011 году властители страны относились к журналистской критике более лояльно, чем в 2017-м.

Кстати, это наблюдение полностью подтверждается и рядом других событий. Например, главный редактор популярного украинского сайта «Страна.UA» Игорь Гужва с июня нынешнего года также находится под следствием, и ему также предъявлен целый букет обвинений. И, кстати, во многом схожих с теми, что были предъявлены Муравицкому.

А ведь Гужва был в предыдущие годы при президентах Кучме, Ющенко и Януковиче главным редактором нескольких ведущих изданий Украины - газет «Сегодня», «Вести», теперь вот «Страны.UA». И перечисленные СМИ всегда очень критично относились к власти и к главе государства независимо от того, кто им был. Но только при Петре Порошенко правоохранители начали выявлять в критике действий режима признаки уголовных преступлений - как в деле Гужвы, так и в деле Муравицкого.

Здесь стоит вспомнить и дело еще одного украинского журналиста, Руслана Коцабы, который полтора года провел в заключении за призывы не участвовать в братоубийственной гражданской войне, которую украинская власть называет «антитеррористической операцией». За публикации в видеоблоге он более 500 дней провел в СИЗО.

Однако Руслан Коцаба в 2016-м был полностью оправдан Ивано-Франковским судом. Но в июне нынешнего года, примерно тогда же, когда СБУ и Генпрокуратура взялись за Гужву, оправдательный приговор высшей судебной инстанции в отношении Коцабы был отменен, и его дело отправили на новое рассмотрение в тот же суд.

То есть и здесь мы имеем ангажированное уголовное преследование журналиста, не согласного с действиями режима. И по времени все это странным образом оказывается «синхронизировано» с делом Гужвы.

Новаторство режима

Впрочем, у нынешней власти есть одно, хотя и весьма сомнительное, преимущество. Ее возглавляет медиамагнат, то есть человек, хорошо разбирающийся в том, какое влияние оказывают СМИ на население, и как это влияние может быть использовано против режима. Потому что в 2004-м и 2014-м именно медиаструктуры Петра Порошенко занимали наиболее активную позицию в информационном сопровождении так называемых революций.

Дело в том, что Петр Порошенко и сегодня является владельцем некогда весьма популярного на Украине общественно-политического «Пятого канала», а еще был в предыдущие годы совладельцем ряда украинских СМИ и медиахолдингов.

По большому счету главным новаторством режима медиамагната Петра Порошенко в этой сфере стало то, что он борется со свободой слова на Украине руками правоохранителей. И доказывает правоту режима своим оппонентам не в открытых спорах на ТВ или в Интернете, а в тюрьмах во время допросов этих самых оппонентов.

Но есть и еще несколько «новых открытий» режима.

Например, житомирского журналиста Василия Муравицкого обвиняют в том, что с помощью Интернета он «манипулировал общественным сознанием». Каким образом публикации в интернете отдельно взятого журналиста можно представить в качестве «манипуляций», непонятно.

Очевидно, правда, если все же в отношении Муравицкого украинское правосудие признает такие деяния наказуемыми, тогда можно будет сажать в тюрьму журналистов пачками, поскольку 99 процентов критиков режима Порошенко публикуют свои материалы именно в интернете.

Еще интереснее развивается на Украине процесс по делу Гужвы, которому на днях были предъявлены новые обвинения. Оказывается, на флешке, обнаруженной в его кабинете во время обыска, находились секретные данные чуть ли ни Министерства обороны Украины, имеющие статус государственной тайны. И вот за это Гужве хотят «довесить» к уже предъявленным обвинениям еще несколько статей УК.

Гужва говорит, что никаких секретных данных не хранил, что все это либо домыслы, либо это было ему подброшено.

Но дело не только в этом. Если даже Гужва и получил какие-либо тайные планы государства Украины, то винить в этом надо было бы не Гужву, а тех, кто ему их передал. Для того ведь и существуют журналисты, аккредитованные и работающие в официальных СМИ, чтобы выявлять тайные планы государств и государственных структур. Чем, например, сейчас и занимаются все ведущие СМИ США в отношении президента Дональда Трампа.

Зачем все это надо Порошенко и его окружению во второй половине 2017 года? То есть зачем нужно организовывать в стране открытый и изощренный наезд на журналистское сообщество от Киева до Житомира и притом со столь провокативными обвинениями в «разглашении государственной тайны» и «манипуляции общественным сознанием»? Зачем нужно возвращать на новое рассмотрение дело пацифиста Коцабы?

Одновременно с «наездом» на журналистов режим Порошенко начал активно бороться с его официальными политическими оппонентами: например, оставил без гражданства, а следовательно, и возможности вернуться на Украину Михаила Саакашвили, бывшего адепта режима, превратившегося в его весьма эффективного критика.

А еще режим начал расчищать ряды скрытых внутренних оппонентов, которые могут претендовать на власть в случае каких-либо политических потрясений или изменений. Так, под «раздачу» попал заместитель министра внутренних дел Украины Вадим Троян, что, по мнению экспертов, было явным «наездом» на его непотопляемого патрона - главу МВД Арсена Авакова. Несколько дней назад Троян был обвинен Генпрокуратурой в организации поборов и даже в рэкете. Но обвинения быстро сняли (в интернет попали только фотографии обыска в жилище замминистра). Видимо, в отличие от Саакашвили, которого чуть ли не полгода Порошенко пытался образумить, с Аваковым ему пока договориться удалось.

Но на очереди другие политические конкуренты Порошенко - Тимошенко, Садовый, Савченко (которую, впрочем, уже и так утопили).

Скорее всего, речь идет о тотальной зачистке политического поля либо «навсегда», либо перед началом досрочной избирательной кампании по выборам парламента и президента.

Как утверждают источники РИА Новости в Администрации президента Украины, сегодня у Петра Порошенко наиболее выгодная позиция для участия в досрочных выборах главы государства - начали действовать безвизовый режим и Ассоциация с ЕС, пока не вступили в строй разрушительные для страны новая пенсионная система и отмена моратория на продажу земли, чего требует от украинской власти МВФ.

В этой обстановке помехами на повторном президентстве для Порошенко могут быть только слишком критически настроенные журналисты типа Гужвы, Коцабы и Муравицкого и слишком активные политические противники режима типа Саакашвили. Поэтому одних отправляют в СИЗО, а у других отнимают паспорт и не пускают на Украину.

Источник: РИА Новости

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций