Публикация

  • 30.03.2017
    В Прибалтике объявлена «охота на нелояльных»?
    Автор: Владимир Соколов, президент Русской общины Латвии

В Прибалтике объявлена «охота на нелояльных»?

В Латвии увольняют учителей, прививающих детям «российские псевдоценности». Лидер Русской общины республики Владимир Соколов называет это запугиванием.

 

«Черная метка» педагогам

Поправки к Закону об образовании, принятые в Латвии в прошлом году, предусматривают, что если педагог или руководитель какого-либо учебного заведения Латвии нелоялен своей стране и ее Конституции, работодатель должен немедленно его уволить. В течение последующих 5 лет получившему «черную метку» педагогу будет запрещено работать по специальности. Как нелояльность могут быть расценены такие действия учителя, которые «в ходе учебного процесса формируют неправильное отношение к себе, другим, труду, природе, культуре, обществу и государству».

В интервью программе Латвийского телевидения «Утренняя панорама» начальник Полиции безопасности Нормунд Межвиетс заявил, что, на его взгляд, данные законодательные поправки необходимы, и особого внимания  заслуживают образовательные учреждения, связанные с организациями русских соотечественников.

«У государства должны быть инструменты, которые можно направить против нелояльных государству людей в системе образования, — утверждает Межвиетс. — Необходимо принимать во внимание контекст и фон, на котором эти поправки разработаны. После того как произошла агрессия России на Украине, Россия продолжила активно работать со своей диаспорой. И одна из целей российской политики соотечественников — работа с молодежью и с детьми, чтобы целенаправленно вырастить новое поколение приверженных российским псевдоценностям молодых людей, которые соответственно интегрированы в пространство „Русского мира“. К сожалению, в поле нашего внимания периодически попадают лица из образовательных учреждений, которые являются педагогами…  И эти люди пытаются в своей педагогической деятельности (…) выражать нарративы российской пропаганды».

Чиновник не называет количество учителей, которые находятся под наблюдением у Полиции безопасности, однако отмечает, что о таких случаях его спецслужба информирует Министерство образования и науки Латвии и Государственную службу качества образования. И дальнейшие решения принимают уже эти учреждения. Поправки к закону, на взгляд Межвиетса, способствуют улучшению ситуации в латвийском обществе.

Угрозы и псевдоугрозы

Не бросают ли такие заявления тень на всех учителей в Латвии и вообще на каждого человека, который участвует в работе организаций российских соотечественников или сотрудничает с ними и какой месседж они подают обществу в целом?

На мой взгляд, Нормунд Межвиетс в данном случае рассуждает скорее не как руководитель силовой службы, а как политик. Понятия нарратива, псевдоценностей — все это элементы политологического дискуса. С другой стороны, любопытна его позиция в отношении угроз. На вопрос о его мнении насчет того, разрешать ли в Латвии ношение паранджи, против которого выступают многие страны ЕС, связывая это с возможной угрозой мусульманского терроризма, он ответил, что у Полиции безопасности по этому вопросу нейтральная позиция. То есть получается, что по поводу угрозы мусульманского терроризма у ПБ мнения нет, а по поводу русской угрозы мнение четко обозначено. Но мнение это обозначено достаточно странно.

Когда говорят «российские псевдоценности» — что конкретно имеется в виду? Об этом говорят исключительно «в общем». Когда Полиция безопасности не артикулирует, не раскрывает содержание термина, то получается весьма размытая формулировка, дающая самое широкое поле для субъективного толкования. Когда-то была популярна фраза: «Есть мнение…»  Вот и у меня складывается впечатление, что по этому поводу у кого-то «есть мнение». Хорошо, когда об этом рассуждает политик, но если так говорит начальник спецслужбы, которая на основании «мнения» может привлечь к уголовной ответственности любого человека, — это страшно. И меня как обывателя это пугает.

Ценности и бесценности

Я не знаю, какие такие псевдоценности проповедует «Русский мир». Каждый человек имеет право на свой язык, свою историю, своих героев и свои мифы. Это вполне естественно, это связано с воспитанием, семьей, и личное дело человека, какие мифы ему нравятся. Да и понимание истории может со временем меняться.

Меня удивило и употребление Нормундом Межвиетсом слова «диаспора» в отношении русскоязычных жителей Латвии — оно опять же из политологического арсенала. Диаспора — это этническая общность людей, появившаяся на территории другого государства после создания там государственности. Но русские жили здесь испокон веков, являясь неотъемлемой частью народа, создавая «балто-славянскую культуру». Присутствовали русские и при создании государства — и Первой республики в 1918 году, и при восстановлении независимости в 1991 году. У Международной организации труда при ООН есть положение о коренных народах. Если автохтонные народы жили на определенной территории изначально, то коренные народы — те, которые населяли территории на момент создания государства. И с этой стороны русские ни в коем случае не являются в Латвии диаспорой.

Казалось бы, задача представителей власти состоит в том, чтобы содействовать консолидации общества, продвигать идею «Латвия — наш общий дом», совместно строить экономику и содействовать интеграции и процветанию страны. А с другой стороны, кажется, делается все для того, чтобы ни в коем случае не произошло этой консолидации.

Вопрос лояльности в Латвии стоит давно. Впервые осужденные по вопросу лояльности появились в Латвии еще в 1925--26 гг. Это были руководители двух белорусских гимназий в Латгалии. Правда, суд их тогда оправдал, но гимназии были закрыты. Тогда эти процессы вела Политическая полиция Латвии. И судя по интервью Межвиетса, порой складывается впечатление, что сейчас мы все больше делаем крен от Полиции безопасности к политической полиции. Ведь разговор  шел не о терактах и других реальных угрозах безопасности, а о цельности идеалов, лояльности и т. д. Все это вопросы идеологии, а идеология — это аспект политики. Если так, то надо четко артикулировать, против чего мы боремся. И странно, что этим вопросом занимается полиция, силовая структура.

Понятие лояльности определить очень трудно, оно носит достаточно метафизическое значение. Кардинал Ришелье еще в XVII веке сказал, что вопрос верности и лояльности — это всего лишь вопрос чисел. Имелось в виду верность и лояльность одному сюзерену и переход к другому. Можно и так рассматривать.

Законодательно понятие лояльности не закреплено, и трактовать его можно как угодно. И запросто можно попасть под «каток» обвинений в нелояльности, даже не подозревая об этом. Тебе кажется, что ты ответственно работаешь, делаешь все нормально, а оказывается, что ты - о, ужас! - нелоялен. В чем???

«Тихая охота» на нелояльных

Еще один важный момент: Полиция безопасности постепенно становится не только политической, но и тайной. Ведь как может происходить: кто-то пишет заявление о нелояльности того или иного учителя,  того уже приглашают в Полицию безопасности, материалы направляют в Министерство образования. И дальнейшие последствия для человека не ясны - скорее всего, на него наложат штраф или уволят,  и могут даже не объяснять за что.

Типичный пример —  педагогический центр «Эксперимент» частной  школы Innova  Зальцермана, которой было отказано в аккредитации и продлении лицензии из-за письма от Полиции безопасности, согласно которому основатели, выпускники и педагоги школы не являются лояльными государству. И хотя серьезных нарушений при проверке обнаружено не было, Государственная служба качества образования усомнились в том, что школа воспитывает истинных патриотов Латвии.

Реальным поводом, как заявила юрист школы Елизавета Кривцова, было участие бывшего выпускника школы, представителя ее учредителя в организации празднования 9 Мая. То есть достаточно высказанного сомнения! Не думаю, что при этом кто-то может отказать в просьбе такой уважаемой структуре, как Полиция безопасности.

Зачем надо было руководителю секретной службы, озвучивать эти вопросы? Напрашивается ответ —  в качестве превентивной меры предупреждения и запугивания.

В Конституции у нас прописано, что все равны. Однако в выступлении Межвиетса через слово было слышно — диаспора, псевдоценности, нелояльность.  И  это все «на грани». Открыто артикулировать свою позицию нельзя — ведь все должно соответствовать общеевропейским ценностям, и потому все делается тайно. А если называть вещи своими именами, то это русофобия. Познайте нас по делам вашим…

На эту «тихую охоту» наши политики то ли дали добро, то ли ничего уже не могут сделать. И худшую службу здесь служат  «сливы» в прессу без названных источников, как в США, где силовые структуры все больше начинают влиять на политику, и «сливов» этих становится все больше.

Мария Гессен, диссидентка и бывший директор русской службы «Радио Свобода», которую нельзя упрекнуть в безудержной любви к России, сказала: «Мечта, которая подпитывает связанную с Россией истерию, заключается в том, что истерия эта в итоге создаст вокруг Трампа достаточную тень подозрений и Конгресс начнет искать — и найдет — основания для того, чтобы объявить ему импичмент. И если это произойдет, то во многом это станет результатом кампании в СМИ, организованной членами разведывательного сообщества — и создаст опасный политический прецедент, который будет способствовать разложению общества и поощрять паранойю. И это еще самый оптимистичный исход».

Русские Латвии — ресурс или угроза?

У любого государства есть враг внутренний и враг внешний -так было всегда. В  дореволюционной России был расхожий лозунг: внешний враг — это германец, а внутренний — «студент, жид и революционер». У нас сейчас это выглядит так: внешний враг — Россия, а внутренний — мы, русские Латвии.

Русских в Латвии 40%. Ресурс это или угроза? Если это ресурс, то Полиция безопасности должна вести с этими людьми обычную нормальную работу, с аналитикой и профилактикой. Работа эта идет стандартно, без привлечения широкого внимания общественности. Если это иначе и Полиция безопасности придает своей работе широкую огласку и, в частности, может руководить процессом образования, значит, это кому-то надо. Всегда можно найти, за что наказать работника, а уж своеобразно трактованному принципу лояльности тем более. За что можно привлечь к ответственности человека? За разные взгляды, за трактовку тех или иных событий в истории?

В Израиле, десятилетиями существующем рядом с реальной угрозой безопасности и при наличии сильнейших службах безопасности в мире, руководители этих служб говорят, что они работают строго на основании закона. Как только службы выходят за его рамки, сами становятся подотчетны закону.

А у нас рамки лояльности и псевдоценностей каждый трактует по-своему. Давайте и мы будем отталкиваться от закона и норм, которые в нем закреплены. Если ты нарушаешь нормы Конституции и т. д., то все понятно. Если иначе — никому и ничто непонятно. Так мы и живем: думаем одно, предполагаем второе, тайно что-то делаем третье, и потом всех запугиваем.

И когда Полиция безопасности, как в старой песне, говорит о том, что если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет… Все начинают оглядываться и подозревать — кто, где и в чем. Да и то, честно или нечестно живет человек, определяет не он сам, а кто-то за него. Государству надо определиться и четко обозначить степень нарушения и меру ответственности.

Что же касается рисков для конституционного строя Латвийской Республики, то, согласно официальному ответу на мое обращение в Совет национальной безопасности, в ответе  от 20.09.2016 г. за подписью секретаря СНБ Яниса Кажоциньша, сказано: «…сохранение и развитие русского языка и культуры не угрожает ни сплоченности общества Латвии, ни конституционному строю нашего государства. Таким образом, повышенные риски для безопасности никоим образом не увязываются с деятельностью русской этнической общины в сфере сохранения языковой, этнической и культурной самобытности».

Даже в опубликованном недавно докладе финансируемого американским правительством исследовательского центра RAND Corporation «Гибридная война в странах Балтии. Опасности и потенциальные ответы» властям государств Балтии рекомендуется наладить взаимодействие с русскоязычным населением.

Есть ценности и есть их толкование. Всем известны незыблемые заповеди для всего человечества. Для «Русского мира» — это традиционные консервативные ценности, основанные на семье, религии, чувстве любви, ответственности и чести. Других нет.

Для меня как старовера, чьи предки веками жили на территории Латвии, это ценности, проверенные временем. Потому они и сохранились.  Возможно, для кого-то это «псевдоценности». Если у кого-то, в том числе у г-на Межвиетса, есть какие-то новые ценности — озвучьте их и аргументируйте. Мне нужно услышать их, прочесть и прочувствовать. И тогда я, возможно, соглашусь с ними и откажусь от своих «псевдо». А пока старые, консервативные, традиционные, проверенные веками ценности делают нас добрее, терпимее и защищеннее.

Источник: Росбалт

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций