Публикация

  • 20.06.2013
    Эстония проиграла суд по «Бронзовой ночи»

Совсем скоро вступит в силу решение Европейского суда по правам человека, согласно которому эстонское государство обязано выплатить компенсацию четырем жителям Таллина, права которых были попраны в ходе апрельских событий 2007 года и впоследствии, когда власти отказались разбираться с их жалобами на полицейское насилие.

Сопровождавшийся массовыми акциями протеста и не менее масштабной полицейской операцией перенос «Бронзового солдата» разрушил сразу несколько иллюзий. Прежде всего, иллюзию о том, что в «нашей спокойной северной стране» демократические институты и традиции укоренились настолько, что власти были способны однозначно отделять допустимые средства от недопустимых мер. 

Шесть лет понадобилось правительству Эстонии, чтобы осознать свою «неправоту». Шесть лет понадобилось правозащитникам, чтобы доказать, что каждый человек в Эстонии должен быть защищен от полицейского произвола, а каждый такой случай должен быть расследован. Накануне в редакции «Столицы» прошла встреча с сотрудниками Центра информации по правам человека, которые сразу после «бронзовых ночей» стали оказывать помощь жертвам полицейского произвола.

События «Бронзовых ночей» разворачивались в центре Таллина и в ряде городов северо-востока Эстонии с 26 по 28 апреля 2007 года. Частично они затронули и воскресенье 29 апреля. «Люди к нам стали обращаться, – вспоминает Вадим Полещук, – практически сразу. Приходили сами, звонили по телефону. Тем более что мы от имени Центра дали объявление в прессе, куда обращаться, к кому, и номера телефонов». Работа сразу была организована следующим образом: людям, пострадавшим в ходе апрельских событий, избитым, травмированным, униженным сотрудники Центра предлагали тут же письменно зафиксировать свои претензии, чтобы можно было обратиться с жалобой и требовать разбирательства и наказания виновных.

В Центр обратилось с предложением своей помощи много добровольцев. «Мы выбирали тех, кто имел какое-то отношение к юридической практике и мог бы оказать именно правовую помощь, – отмечает Лариса Семенова. – Очень хорошо себя зарекомендовали добровольцы Мария Бутор и Арутюн Арутюнов. Сразу после 9 мая у нас освободилось место секретаря, и его заняла практикант Ирина Ширяева. Вот именно они вместе с нашими юристами Мстиславом Русаковым, Вадимом Полещуком и Андреем Арюпиным занимались первичной обработкой и оформлением жалоб и заявлений пострадавших, чтобы их можно было отправить канцлеру права и в прокуратуру. Большую поддержку Центру оказали и практиканты из Германии Силке Юнге и Дмитрий Хеердеген, которые помогали с составлением и переводом документов и писем в международные организации. Вся помощь пострадавшим от действий полиции была для них совершенно бесплатной, хотя на тот момент у Центра вообще не было проектов по оказанию правовой помощи».

«В горячке первых дней, – вспоминает Вадим Полещук, – не по нашим заявлениям, а по заявлениям других людей было возбуждено несколько уголовных производств. У нас даже появилась иллюзия, что так будет и с заявлениями, которые в прокуратуру отправляем мы». На практике же один за другим посыпались отказы в проведении каких-либо проверок и возбуждении дел. Отказы шли и по тем заявлениям, что были пересланы в прокуратуру уже из бюро Канцлера права.

С этим правозащитники согласиться никак не могли: на отказ из полиции писались жалобы в окружную, затем в Государственную прокуратуру, а дальше – в суд. Всего же при помощи юристов Центра, согласно подготовленному в конце 2007 года отчету, было составлено 45 заявлений Канцлеру права, 24 жалобы в окружную прокуратуру, 21 жалоба в Госпрокуратуру и 7 жалоб в окружной суд.

Прокуратура отклонила все жалобы, и оставался последний шаг – оспорить отказ прокуратуры в окружном суде. Определение окружного суда по данным вопросам являлось окончательным и дальнейшему обжалованию не подлежало. По существующим правилам представлять жалобщика и обжаловать постановление прокуратуры в окружном суде может только присяжный адвокат, член эстонской адвокатуры. Среди юристов Центра таковых не было. Алексей Семенов сел к телефону и стал искать адвокатов, которые взялись бы помочь в этом деле Центру. «Кстати, – уверяют Алексей и Лариса Семеновы, – из двух дюжин обзвоненных адвокатов только двое – Анатолий Ярославский и Наталья Лаусма – согласились взяться за это дело».

В тяжбе с государством, когда вопрос чрезвычайно политизирован, не обойтись без поддержки общественности, и борьба за общественное мнение шла нешуточная. Свободно владеющие английским языком Вадим Полещук и Алексей Семенов «взяли на себя» европейские СМИ. Журналисты со всей Европы и из России хотели знать не только, что произошло в эти три горячих апрельских дня, но и предысторию событий. Они вообще хотели понять, что происходило в Эстонии, как складываются эстонско-российские отношения и чего следует ожидать в будущем. Задавались десятки вопросов на самые различные темы. Вадим Полещук и Алексей Семенов вспоминают, что им пришлось побеседовать с двумя, а то и тремя десятками иностранных журналистов.

В начале мая 2007 года в Эстонию с визитом прибыли представители Комитета против пыток Совета Европы. «Мы тоже с ними встречались, – отметил Алексей Семенов. – Они впоследствии представили очень дельный обзор того, что происходило в Эстонии в дни апрельских событий и дали свои рекомендации. Впоследствии на этот документ, принимая решение по нашему делу, ссылался Страсбургский суд».

Кроме того, Вадим Полещук проанализировал все заявления и жалобы, записанные с помощью сотрудников организации, выделил типичные ситуации и составил обзор событий глазами жертв. На этот отчет впоследствии ссылался Комитет ООН против пыток, который настоятельно рекомендовал властям провести тщательные расследования всех указанных в жалобах случаев насилия и недолжного обращения. Но расследования так и не было проведено.

Через пару месяцев после апрельских событий 26 июня 2007 года депутат Европарламента Татьяна Жданок, активно поддержавшая эстонских правозащитников, организовала в Брюсселе публичные слушания о событиях в Эстонии в рамках Европейского дня против пыток, куда были приглашены Алексей Семенов и трое пострадавших из числа тех, кто мог выступать по-английски. Брифинг прошел вполне успешно. Те, кто хотел узнать об апрельских событиях правду из первых уст, смогли это сделать.

«Важно было не только помочь пострадавшим советом, но и поднять общественность в их поддержку, – говорит Алексей Семенов. – Центр информации по правам человека быстро подготовил и издал сборник документов и материалов, описывающий историю апрельских событий. Книга, вышедшая на трех языках, оказалась настолько востребованной, что пришлось выпустить второе, дополненное и расширенное издание».

«Через год упорной борьбы всем стало ясно, – отмечает Алексей Семенов, – что дошла очередь до обращения в Европейский суд по правам человека».

«У нас уже был некоторый опыт работы в Страсбургском суде, но это дело было исключительной важности, – говорит Вадим Полещук. – Нужно было привлечь специалистов с мировым именем, с которыми мы были знакомы и которым мы доверяли. Таким человеком оказался наш старый знакомый практикующий юрист, правозащитник и профессор в колледже Бёркбек Лондонского университета Билл Боуринг».

«Билл сразу, почти не раздумывая, - вспоминает Алексей Семенов, - согласился взяться за это дело». Вопрос гонорара? «О деньгах, – ответил невозмутимый англичанин, – беспокоиться не надо». У него-де есть проект по оказанию правозащитной помощи, поэтому адвокатские услуги будут оказаны бесплатно. Но всю техническую подготовительную работу Центр должен был взять на себя. Как практикующий юрист и правозащитник Билл Боуринг имел значительный опыт работы в Страсбургском суде.

«В процессе подготовки, – продолжает Семенов, – ключевую роль играл Вадим Полещук, а остальные оказывали ему всевозможную техническую помощь: Мстислав Русаков оформлял свидетельские показания и доверенности, немецкий практикант Дмитрий Хеердеген переводил эти показания на английский язык. Волонтер Антон Клотс из Германии переводил газетные статьи. С переводами помог из Будапешта и политолог Александр Астров». Сам Семенов еще раз все перечитывал и перепроверял. Нельзя было в таком важном деле допустить в документах ни малейшей оплошности, ни малейшей небрежности.

Боуринг вместе со своими английскими партнерами и помощниками, в особенности Натальей Прилуцкой, на основе представленных ему материалов и анализа ситуации, исходя из действующего эстонского законодательства и опираясь уже на свой опыт и знания, составили проект жалобы в Европейский суд по правам человека. Проект еще раз был проанализирован в Таллине теми сотрудниками Центра, что владели английским языком. И уже после этого дело пошло в Страсбург.

Юристы Центра считают, что семеро дошедших до Страсбурга и четверо выигравших суд – это вообще-то случайность, настоящая лотерея. Из пятидесяти жалоб были случаи куда более яркие, наглядные и бесспорные, но люди на ранних этапах по разным причинам отсеялись. Когда суд принял решение о том, что он принимает дело к рассмотрению, жалобщиков осталось, по сути, только четверо. Европейский суд по правам человека постановил, что Сергею Петрову Эстония должна выплатить компенсацию в размере 14 тысяч евро, Валерию Затворницкому, Александру Коробову и Геннадию Михайдарову – по 11 тысяч евро. Решением суда в их отношении было установлено нарушение Эстонией запрета на недолжное обращение.

«Решение Европейского суда по правам человека, – считает Полещук – компромисс. Судом была учтена часть наших аргументов. Это были, откровенно говоря, самые сильные наши аргументы. Они касались отказа эстонских властей рассматривать по существу жалобы на недолжное обращение. Однако суд согласился и с некоторыми не очень убедительными, на наш взгляд, соображениями правительства по другим вопросам. Решение суда написано очень аккуратно, осторожно, и оспаривать в нем правительству нечего...»

В университетском правозащитном центре в Лондоне было еще несколько человек, которые занимались этим делом, помогали технически и юридически сопровождали весь процесс. Особенно большую роль сыграли Наталья Прилуцкая, Филипп Лич и Оксана Попова. «Это был тяжелый коллективный труд, по-другому в Страсбурге не бывает, - говорит Алексей Семенов. – Сначала много людей работало в Эстонии, собирали показания и оформляли документы, создавали общественное мнение, распространяли достоверную информацию, мобилизовали международные организации и правозащитников, анализировали законодательство. Но главным победителем в этом процессе следует считать все-таки именно Билла Боуринга с его опытом, знаниями и искренней готовностью работать за идею».

Источник: «Столица»

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций