Публикация

  • 24.04.2015
    Русская школа Латвии: «пациент скорее жив?..»
    Автор: Алла Березовская

В рижском Доме Москвы на нескольких заседаниях Совета общественных организаций Латвии (СООЛ) прошла широкая дискуссия о судьбе русской школы Латвии. Участникам встречи заранее было предложено ответить на 15 вопросов, охватывающих самый широкий спектр проблем нынешнего школьного образования. Мнения были разными, но в одном педагоги сошлись: качество обучения в русских школах снижается.

«Постоянно демонстрировать спрос на образование на русском язык»

Первым на заготовленные вопросы вызвался отвечать председатель Латвийской ассоциации школ с русским языком обучения (ЛАШОР) Игорь Пименов, депутат Сейма Латвии от партии «Согласие». Отвечая на вопрос о динамике изменения количества русских школ, он согласился, что ситуация действительно складывается катастрофическая.

 

Игорь Пименов

По мнению депутата, помимо демографических факторов, русские школы закрываются ещё и потому, что в некоторых самоуправлениях просто некому представлять интересы русской общины. Например, в Тукумсе проживает большое количество неграждан, в основном русскоязычных, в городской Думе их интересы представлять некому. В результате, там никто не замолвил слово за русских детей, и думцы решили закрыть первый класс в двухпоточной школе, сочтя его бесперспективным.

На вопрос, каким должно быть патриотическое воспитание в школе, Игорь Пименов, который уже более 10 лет проводит среди школьников Латвии фестиваль «Татьянин день», сказал, что ему бы очень хотелось, чтобы наши дети росли патриотами Латвии и России. А чтобы сохранить русскую школу, то нам всем, прежде всего, необходимо содействовать сохранению и росту авторитета и престижности русской культуры и русского языка. На это, в частности и направлен главный гуманитарный проект ЛАШОР – школьный творческий фестиваль «Татьянин день».

А ещё, по мнению Пименова, необходимо постоянно демонстрировать спрос на образование на русском языке. При условии достаточного спроса, государство просто обязано будет обеспечить нацменьшинствам возможность образования на языке, который является родным почти для половины населения страны.

«Латыши с русскими поменялись местами»

Известный латвийский правозащитник Владимир Бузаев познакомил представителей СООЛ с данными собственных исследований в сфере русского образования Латвии, внушающими серьёзную тревогу за судьбу русскоязычных детей, возможности которых получить всестороннее качественное образование на родном языке с каждым годом сокращаются в геометрической прогрессии.

Сегодня в Латвии уже полностью переведена только на госязык система профтехобразования. Многие подростки после окончания 10 класса средней школы вынуждены идти в следующий класс и изучать тонкости латышской литературы и истории, хотя довольно большой процент из них охотно бы сменил малопригодную в их жизни теоретическую сферу знаний на практические занятия по получению конкретной профессии.

Увы, государство их такой возможности лишило, поскольку далеко не все настолько свободно владеют латышским языком, чтобы продолжать учёбу в государственных профтехучилищах.

Негативно отразилось и введение единого государственного экзамена по латышскому языку для выпускников русских и латышских школ, в результате чего средний балл с 2012 года в аттестате у русских школьников был ниже, чем у латышских. И они уже не могли на равных конкурировать с ними при поступлении в вузы на бюджетные места.

Снизился уровень знаний русских школьников и по многим основным предметам, которые им преподавали в школе билингвально: 60 процентов на латышском языке, 40 – на русском. С 2011 г. латышские школьники обгоняют русских по математике, хотя раньше было наоборот, увеличился разрыв и по истории, биологии, английскому языку. «Изменилась среди молодёжи и доля лиц с высшим образованием, – с горечью отметил В. Бузаев. – Латыши с русскими поменялись местами. То есть, настоящая цель реформы достигнута…»

Официально латвийские власти за десять лет действия школьной реформы и введения преподавания 60 процентов предметов на латышском языке в школах нацменьшинств так и не провели ни одного мониторинга, оценивающего результаты этой реформы. Хотя, например, в соседней Эстонии, где подобную реформу провели на четыре года позже, мониторинг вёлся. И, кстати, эстонский министр образования Е. Осиновский оценил её результаты крайне критически.

По его словам, знание эстонского языка русскими детьми за последние годы ухудшилось. Кроме того, мониторинг показал ухудшение и со знанием основных предметов как результат билингвальной системы. По его мнению, надо отказаться от насильственного деления предметов на эстонско- и русскоязычные (в соотношении 60 на 40) и разрешить руководству русских школ самим определять, какие предметы будут преподаваться на родном языке, а какие – на эстонском.

«Что русского осталось в русской школе?»

Директор частной школы «Эврика» Яков Плинер, экс-депутат Сейма Латвии, сослался на собственные исследования и неофициальный опрос 12 директоров школ с русским языком обучения. Их мнения по поводу школьной реформы 2004 г. практически полностью совпали: реформа образования политизирована, она не имеет научных обоснований, не обеспечивает качество знаний и не способствует конкурентоспособности.

 

Яков Плинер

Однако заместитель директора 54-й средней школы Елена Бердникова, председатель ЛАПРЯЛ, всё же призвала собравшихся не слишком сгущать краски:

– Положение школ нацменьшинств на сегодняшний день стабильно. Действительно, ситуация с увеличением процентов латышского языка в различных сферах жизни и школы – это та данность, от которой сейчас невозможно отказаться. Школа продолжает жить, в школе не прекращаются занятия и те билингвальные уроки, которые тут оцениваются как «ужасный ужас», не всегда бывают такими, – заверила педагог государственной рижской школы. – Процентное соотношение языков внутри самого урока установить точно невозможно, учителя все делают по своему усмотрению, стараясь, чтобы это не наносило вреда ученикам. Я не лукавлю, я могу привести примеры очень хороших билингвальных уроков. Вот в нашей школе работает дивный преподаватель математики, она ведёт уроки в 5-7 классах – билингвально. Но это педагог высшего класса, дети к ней на уроки идут с радостью. Да, ей приходится дважды в неделю брать уроки латышского языка, чтобы соответствовать тому уровню, который от неё требуется. Но – таковы сегодня правила, которым мы вынуждены следовать.

Что касается преподавания русского языка, то по мнению председателя ЛАПРЯЛ, в этом отношении ситуация в русских школах Латвии гораздо более позитивная и продуктивная, чем с другими предметами. Пока ещё в школах работают опытные учителя русского языка, они хорошие специалисты, умелые педагоги, получившие качественное педагогическое образование. Другой вопрос, что педагогов для русских школ сейчас в Латвии никто не готовит, поэтому молодых учителей-русистов практически нет, но пока старая гвардия выручает.

– Наши учителя русского языка ко всему прочему ещё и миссионеры во всех смыслах этого слова, потому что именно на уроке русского языка приходится чаще всего восполнять любые пробелы в создании национально-культурной идентичности русского человека, которые по объективным причинам возникли, например, на уроке истории. И мы с этой миссией пока справляемся, – добавила Елена Бердникова.

По её мнению, русский язык как предмет в школах Латвии живёт и развивается, дети с разной степенью удовольствия, но всё же выбирают экзамен по русскому языку как возможность получить хорошую оценку в аттестат. Некоторые выпускники выбирают для экзамена именно русский язык, потому что это им нужно для дальнейшего обучения в вузах России, в том числе, и по квотам, предоставляемым Российским правительством нашим соотечественникам. Имея в аттестате хорошую оценку по русскому языку, выпускники из Латвии освобождаются от обязательных для иностранцев занятий по этому предмету. Такой вот хороший стимул – изучать в латвийской школе русский язык.

Отвечая на вопрос «Что русского осталось в русской школе?», Е. Бердникова заверила, что осталось практически всё, но в тех школах, где педагогический коллектив в этом заинтересован. Так, ни одна русская школа не оставляет без внимания наши традиционные праздники – Масленицу, православное Рождество, всевозможные юбилеи русских писателей и поэтов. В школах отмечаются все даты и фестивали, связанные с русской культурой и языком. Все это создает крепкую базу для сохранения идентичности. «Мы, несомненно, отличаемся от русской школы, которая есть, например, в Англии или в Германии, где мне тоже приходилось бывать, –сказала она. – У нас всё-таки русский компонент является основным и доминирующим фактором, и мы должны это обязательно сохранить».

«Если мы ограничиваем образование для нацменьшинств, то мы тем самым предаём собственную республику»

Дискуссионным был и вопрос о необходимости защиты школ с русским языком обучения в Латвии, сохранение которых, по мнению представителей русских общественных организаций, является залогом формирования русской идентичности.

 

Елена Матьякубова

Какие сегодня в Латвии существуют главные риски для русской школы? Директор рижской частной профессиональной школы Sigma Елена Матьякубова отметила, что самый большой риск это – общественное мнение, которое формируется под влиянием проводимой в стране идеологии, как у латышей, так и у русских.

Латыши однозначно считают, что во всех странах мира обучение в школах проводится только на одном государственном языке. Этот тезис всё время вдалбливается в их сознание, поэтому они относятся негативно к русским школам, называя их аномальным явлением.

– Общественное мнение, к сожалению, влияет и на русских ребят, – признала известный в Латвии педагог и общественный деятель. – Многие и вправду начинают думать, что мы какие-то не такие, начинают стесняться и даже стыдиться того, что они русские. Мы стараемся убедить, что русская школа – это не только норма, но что она существовала в Латвии наряду с другими школами и во времена первой республики 1919 года, на основании законов ЛР о национально-культурной автономии. Если мы ограничиваем образование для нацменьшинств, то мы тем самым предаём собственную республику.

Отсюда и второй риск – теряется ценность образования на русском языке. Самое печальное, что родители переводят своих детей после 8-9 класса из хорошей русской школы в латышскую гимназию. Потому что в обществе сложилось мнение, что лучше для престижа и будущей карьеры отдать ребёнка в латышскую школу – будешь успешней. Наша задача – изменить это ошибочное мнение.

«Спрос на российские учебники в Латвии за последние годы упал»

Её коллега Ольга Исакова, тоже директор частной рижской гимназии, подняла вопрос о качестве учебников, по которым учатся дети в латвийских школах с русским языком обучения. Оно печально. При этом спрос на российские учебники в Латвии за последние годы упал, по словам книготорговцев, почти на 90 процентов. Спросом пользуются лишь отдельные учебные пособия по фольклору, изобразительному искусству, труду.

Это было бы нормально, если бы учебники местных авторов, одобренные латвийским министерством, были бы не хуже российских. Но, к сожалению, уверенна Ольга Исакова, это далеко не так:

– Если над российскими учебниками по истории работают коллективы научных авторов, они проходят апробацию, хотя даже и там можно найти погрешности, то у нас просто берётся опыт одного учителя, рекомендованного каким-то чиновником из министерства, и распространяется на массовую практику преподавания. Есть примеры, когда российские учебники по математике переписываются дважды – сначала их переводят на латышский язык, заменяя Ивана на Мариса, а потом задачка по математике снова переводится на русский язык. И по этим учебникам латышских авторов с плохим переводом на русский язык наши дети вынуждены осваивать точные науки.

На вопрос, что сегодня происходит в русской школе Латвии, директор частной гимназии ответила так: «Русская школа живёт, и она даже пытается развиваться в предлагаемых условиях». Завершая своё не особо радостное выступление, на вопрос, кем себя видят наши дети, заканчивая русскую школу в Латвии, педагог сформулировала такой тезис: «Они себя видят европейцами с русской культурой. Может быть, это и неплохо…»

 

Бронислав Зальцерман

Итоги дискуссии в Доме Москвы подвёл эксперт-консультант общества «Гуманитарная перспектива» Бронислав Зальцерман, педагог с многолетним стажем работы в сфере образования. Рассказав о недавней встрече в российском посольстве с директорами русских государственных школ, он сослался на мнение большинства из них о том, что качество обучения сегодня неуклонно снижается. И кадровый вопрос в этом негативном явлении играет существенную роль. Притока молодых педагогов в школы нацменьшинств нет никакого, нет работы и по повышению квалификации работающих в школе учителей. Эксперт рассказал, что посол России в Латвии А. А. Вещняков поддержал предложение русских педагогов по организации профессиональных обучающих семинаров в Риге с приглашением лучших специалистов-педагогов из лучших школ России.

– Если мы в вопросе сохранения и защиты русского образования, будем объединяться и вместе решать проблемы, а не только фиксировать летальный исход русской школы, то думаю, нам удастся в этой непростой ситуации ещё побарахтаться! – с определенной долей оптимизма заверил педагог-эксперт.

По результатам дискуссии Совет общественных организаций Латвии принял резолюцию «Об образовании нацменьшинств», направленную латвийским властям.

СООЛ предлагает отказаться от практики обучения школьников русских школ по единым программам с латышскими школьниками, а также от единого экзамена по латышского языку как родному.

Билингвальное образование в школах нацменьшинств предлагается вводить не ранее 7 класса, устанавливая проценты преподавания на государственном языке педагогическими советами школ. 

Источник: "Русский мир"

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций