Политолог Марс Сариев (Киргизия): вся нынешняя элита Центральной Азии построена на матрице русского языка

17.11.2022

В интервью «Стан-Центру» киргизский политолог Марс Сариев рассказал о том, почему российскую «мягкую силу» в Центральной Азии нужно выстраивать с нуля. Он также считает, что российская специальная военная операция на Украине изменила образ России в глазах жителей Центральной Азии.


– Уважаемый Марс Осмонкулович, недавно Совет глав государств СНГ поддержал инициативу президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева о создании международной организации по поддержке и продвижению русского языка. Как вы считаете, нужно ли продвижение русского языка в странах Центральной Азии на таком высоком уровне?

– Развитие русского языка, безусловно, необходимо. Тем более, в тех странах, которые связывают с Россией своё будущее. Знание любого мирового языка – будь то английский, китайский или русский открывает окно возможностей. Для стран Центральной Азии ближе, разумеется, русский язык. С ним связан огромный пласт нашей культуры и истории.

Вся нынешняя элита Центральной Азии построена на матрице русского языка. Нам легче понимать друг друга не просто потому, что мы говорим на одном языке, но и потому, что язык формирует мышление человека. Поэтому наше поколение политиков, лиц, принимающих решения, и чиновников мыслят примерно в похожих категориях. Говорить о «замене» русского языка было бы целесообразно только в том случае, если бы его можно было бы чем-то заменить. Условно, если бы у нас была база для развития английского или любого другого европейского языка, либо китайского языка. Её нет.

– Что вы имеете в виду говоря про «базу»?

– База это учебные материалы, программы, преподаватели. База – это система обучения в целом. То, что преподают на языковых курсах, это, конечно, хорошо. Но всё же это не школьная программа, адаптированная под наш менталитет и нашу реальность. Кроме исторического и культурного направления, которые создают благодатную почву для изучения русского языка, не стоит забывать об ещё одном важнейшем направлении – об экономике.

– То же самое, кстати, говорил Ваш коллега, политолог из Казахстана Замир Каражанов...

– Экономика Центральной Азии неразрывно связана с российской экономикой и Евразийским экономическим союзом. Например, трудовые мигранты из Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, в подавляющем большинстве уезжают на заработки в Россию. Знание русского языка, в данном случае, является их конкурентным преимуществом на рынке труда. Из России приходит значительная часть инвестиций – инфраструктурные проекты, производства, развитие промышленности и так далее. Перечислять можно очень долго. Поэтому инициатива президента Казахстана, которая была поддержана и, надеюсь, будет реализована, – нечто большее, чем политическая целесообразность. Это необходимость. В этом плане дальновидность лидера Казахстана, без сомнения, вызывает уважение. Он хочет систематизировать отдельные проекты и повысить их эффективность. Будем надеяться, что у него получится, хотя, конечно, это дело очень непростое.

– Говоря о сложностях проектах, мнения об инициативе Токаева разделились. Некоторые считают, что это может быть очередная «организация для галочки» и «для освоения средств». А русский язык, мол, как зажимали, так и зажимают в республиках Центральной Азии. Ваше мнение.

– Мнения об ущемлении русского языка в Центральной Азии не соответствуют действительности. Русский язык здесь, в отличие от той же Прибалтики, не пытаются отодвинуть на вторые роли с последующей ликвидацией. В данном контексте русский язык является инструментом продвижения геополитических интересов в рамках проекта «Русский мир». Эта та самая «мягкая сила», которую Россия реализовывает в странах СНГ и которая, к сожалению, не отвечает многим параметрам эффективности. Но это уже, скорее, вопрос к тем людям и организациям, которые много лет получали огромные деньги из российского бюджета и писали красивые отчёты о своих успехах.

– А есть достойные инициативы?

– Были и есть очень хорошие инициативы. Например, в Кыргызстане и Таджикистане не первый год работают учителя русского языка из России. Они преподают свой предмет в регионах и, насколько я могу судить, работают неплохо. Вот наглядный пример хорошего работающего проекта. А что сделали российские и пророссийские структуры в Кыргызстане за эти годы? Ну кроме освоения денег? Придётся сильно постараться, чтобы вспомнить их удачные проекты. Радует одно, после неудачного примера с Украиной, в Москве сделали определённые выводы и стараются не повторить этих ошибок в Центральной Азии.

– Каких ошибок?

– Во-первых, нужно повышать эффективность проектов. После чего придётся наращивать бюджеты, чтобы за короткое время ликвидировать пробелы в работе организаций «мягкой силы» и наверстать упущенное.

Если Москва считает, что власти стран Центральной Азии будут финансово поддерживать продвижение русского языка в своих государствах – она ошибается. Это время уже ушло, сейчас на подобные проекты смотрят как на источник дохода и занятости для местного населения. Про перспективы, которые дают эти проекты говорить уже не приходится.

 Во-вторых, нужно выстраивать долгосрочные цели. Проекты «мягкой силы» – это проекты надолго. США начали их реализовывать на территории бывших республик СССР сразу после распада Союза, и только сейчас они получили лояльные кадры, готовые отстаивать их интересы в своих странах. В-третьих, после начала специальной военной операции России на Украине, придётся пересмотреть концепцию проектов «Русского мира». Имидж России после 24 февраля 2022 года притерпел некоторые изменения и действовать по «старым схемам» больше не получится. Изменилась Россия, изменились страны Центральной Азии. Если этот тренд на изменения сохранится в течение ближайших нескольких лет – всю российскую концепцию внешней политики нужно пересматривать.

– Если у Вас есть опыт советской жизни, то могли бы в целом рассказать об изучении, популяризации русского языка в те годы. Что положительного из той практики следовало бы взять сегодня?

– Это как раз то о чем я уже говорил. Сейчас образ России, в отличие от образа Европы, непривлекателен в глазах простого обывателя. В информационной картине большей части населения региона, которую им формируют американские СМИ – Россия проигрывает СВО. Западная пресса на протяжении очень длительного времени рассказывала нам, жителям Центральной Азии, как в России ущемляют и притесняют наших соотечественников, которые находятся там на заработках. Отмахнуться от этого не получится. В таких масштаба как сейчас, очень скоро, это станет настоящей проблемой. В Кыргызстане я не встречал молодых людей, которые считают пределом мечтаний переезд в Россию. Амбициозная и неглупая молодёжь мечтает об Америке, в худшем случае, об Европе. Они рвутся туда и хотят остаться там в любом положении и при любых обстоятельствах. Это образ прекрасной заграницы, который создавал Запад в противовес «опасной и страшной России».

России нужно стать привлекательной. А русский язык должен стать реальным инструментом для получения желаемого статуса, заработка, самореализации и так далее. В идеале, с серьёзными оговорками, можно взять за основу ту привлекательность, которая была у условной Москвы во времена СССР. Столица, куда все стремились за знаниями, карьерой, перспективами.

– Вы можете привести конкретный пример, что можно сделать сейчас?

– В советское время мы жили, может быть не очень сытно, но нам были доступны источники знаний. Научные и популярные журналы по истории, литературе, точным наукам. Я выписывал с 4-го класса журналы «Наука и жизнь», «Юный натуралист», «Огонёк». Мой почтовый ящик был заполнен, я читал журналы с удовольствием. В библиотеках брал дополнительную литературу, учился конструировать. Казалось бы мелочь, но это работало. Сейчас этого нет, но, неверное, и к лучшему.

– Почему?

– Это хорошие методы, но сейчас они будут малоэффективны. После 24 февраля, после начала открытого противостояния Москвы с Киевом, из которого Запад целенаправленно лепил проект «Анти-Россия», такой подход уже не сработает. Он хорошо работал с условно лояльной аудиторией, в Центральной Азии с каждым годом она уменьшается.

– Следующий 2023 год был объявлен Годом русском языка в Содружестве. Что лично Вы ожидаете от «языкового марафона» в вашу страну? Готовы ли Вы помогать в проведении этого масштабного мероприятия?

– Я верю, что будущее Кыргызстана и Центральной Азии связано с будущим России. Я готов помогать, но только в том случае если та самая «пятая колонна» в Москве не будет дискредитировать эти начинания. Вместе с тем отмечу, что российские проекты в Центральной Азии и в целом статус пророссийски настроенного эксперта, который при этом в первую очередь отстаивает интересы своей страны, становятся токсичными. В регионе прочно и очень долго присутствуют неправительственные организации, которых финансирует Запад, и в задачи которых входит дискредитация России на постсоветском пространстве и отрыв Центральной Азии от процессов евразийской интеграции.

Поэтому тех, кто сейчас отстаивает национальные интересы Кыргызстана и при этом помнит об исторических, культурных и экономических интересах страны – скажу мягко, осуждают. Хорошие по своему замыслу проекты по развитию того же русского языка местные исполнители превращают в неэффективные, а иногда и откровенно вредящие общим интересам механизмы для осваивания бюджета.

– Спасибо за беседу!


Марс Осмонкулович Сариев – политолог из Киргизии. В разное время работал в структурах МИД Кыргызской Республики, является экспертом различных международных аналитических структур, в качестве политтехнолога участвовал во множестве избирательных кампаний в стране – от парламентских до президентских выборов. Работал политическим обозревателем «Института по освещению войны и мира» (Великобритания), «Либеральной газеты» (Киргизия). С 2009 года независимый политолог и политконсультант.

Другие статьи по теме

07:57:00 06.12.2022

Сильвана Ярмолюк рассказала специальному корреспонденту международной редакции ФАНо своем Телеграм-канале PaxRussika, авторской программе на Radio Rebelde и впечатлениях от своей недавней, ноябрьской, поездки в Москву.

Позиция

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВИДЕО

Документы фонда

Устав Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение о порядке предоставления Фондом поддержки и защиты прав соотечественников пожертвований (грантов и субсидий)

Изменения в Положение о Ревизионной комиссии

Состав Экспертно-правового совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение об Экспертно-правовом совете Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение о Ревизионной комиссии