Особенно раздражает их «Бессмертный полк»…

В начале нынешнего года в Литовской Республике начался суд над двумя гражданами этого государства: на скамье подсудимых оказались общественный деятель Алексей Грейчус (на фото) и региональный политик Миндаугас Туникайтис. По версии литовского следствия, оба фигуранта были завербованы и работали на спецслужбы России. Однако многое в этом деле дает повод заподозрить, что оно шито белыми нитками. Есть основания предполагать, что стартовал новый этап гонений на русскую общину Литвы – для того, чтобы максимально запугать ее и привести к покорности. Об этом свидетельствуют вышедшие на публику подробности позорного «дела Грейчуса».

Хорошо известного в среде русской общины Литвы Алексея Грейчуса арестовали в начале марта 2020 года. Тогда оппозиционный русский политик из Клайпеды Вячеслав Титов сообщил: «Задержан после обысков дома и помещен под арест минимум на два дня общественный деятель Клайпеды Алексей Грейчус. Алексей – глава молодежной организации "Ювенюс". Он является очень активным общественным деятелем Клайпеды и Литвы. Его деятельность связана с сохранением памяти павших в Великой Отечественной войне, памяти советских пограничников, погибших в первые дни войны. Он является организатором и участником памятных мероприятий: дня снятия блокады Ленинграда и освобождения узников Освенцима, дня освобождения города Клайпеды 28 января, "Бессмертного полка" в Клайпеде, дня начала войны 22 июня, окончания Второй мировой войны 2 сентября и многих других. Беспредел, творящийся в нашей Литве, расцениваю, как попытку подавить инакомыслие, уничтожить ценности, которыми мы дорожим, а также сорвать празднование в Литве памятных дат и 75-ти лет Победы в Великой Отечественной войне».

Латвийская оппозиционная журналистка Алла Березовская, хорошо знакомая с Алексеем, рассказывает, что он – внук учителей Йонаса и Марийоны Грейчусов, чьи имена увековечены на Аллее праведников народов мира в Иерусалиме: за спасение евреев во время Холокоста в Литве.

«Отец Алексея – известный литовский журналист, писатель Римантас Грейчус, в детстве переживший и налет гестапо на их дом, и депортацию после войны вместе с родителями и сестрами в далекую Сибирь. Теперь вот на старости лет Римантасу приходится сражаться уже с литовскими властями за собственного сына», – отмечает Березовская.

Тут следует принять во внимание и тот факт, что долгое время Грейчус являлся помощником известной правозащитницы, юриста Оксаны Бекериене, трагическая история которой в свое время так и не получила отражения в официозной литовской прессе. Бекериене возглавляла вильнюсский Центр исследования и защиты основных прав, занимавшийся оказанием правовой помощи русскому населению Литвы. В марте 2016 года Департамент госбезопасности (ДГБ) Литвы и Второй департамент оперативных служб занес Бекериене в список местных политических и общественных деятелей, которых спецслужбы посчитали «агентами влияния Москвы». После этого в ее адрес начали поступать угрозы от литовских националистов. Угрожали расправой и смертью. Ей пришлось распродавать собственное имущество, чтобы содержать офис по защите прав соотечественников. В конце концов, этот офис пришлось закрыть. Бекериене решила перебраться в Россию (она приобрела комнату в одной из коммуналок Санкт-Петербурга), но из-за бюрократических сложностей по линии миграционных служб РФ она не успела получить разрешение на проживание. Россию посещала по визе. Последние дни своей жизни Оксана Александровна провела в состоянии тяжелого стресса, так как на улицах Вильнюса за ней по пятам, не скрываясь, ходили сотрудники литовских спецслужб.

В очередной раз Оксана Бекериене собиралась выехать в Петербург 4 февраля 2018 года. На тот момент ситуация с ее переездом в Россию начала выправляться – благодаря помощи российских друзей забрезжила надежда на получение долгожданного разрешения. Но уже перед самым отъездом родители обнаружили ее дома в бессознательном состоянии. Вызвали машину «скорой помощи», Бекериене доставили в больницу. Однако 43-летняя женщина впала в кому, и через несколько дней было принято решение отключить ее от аппаратов по поддержанию жизнедеятельности.

Смерть общественной деятельницы объявили результатом разрыва аневризмы головного мозга – о которой Бекериене при жизни не знала. Однако многие люди из окружения правозащитницы втихомолку считают, что ей «помогли» отправиться на тот свет.

Эстонский оппозиционер Дмитрий Линтер, знакомый с Оксаной Бекериене, свидетельствует: «За несколько недель до своей смерти она говорила о возможном покушении на себя». Твердых доказательств, разумеется, нет…

Так или иначе, внезапный уход Бекериене из жизни нанес большой удар по русской общине Литвы, одним из неформальных лидеров которой она являлась. А спустя два года очередь дошла и до ее бывшего помощника. В марте 2020-го Вячеслав Титов оповестил, что Алексея Грейчуса арестовали для начала на три месяца. «Подозревают в "шпионаже", а это от трех до пятнадцати лет тюрьмы. Очень серьезное подозрение. Объявили, что никого до него не допустят, и любые вещи передавать ему запретили. Расцениваю это, как издевательство над нашим достойным общественным деятелем, подавление инакомыслия и нашей исторической памяти в Литве. Поиском адвоката сейчас занимается его брат Артур Грейчус», – рассказал политик. Как выяснил Титов, Грейчуса сначала собирались выпустить под подписку, но «сверху» поступил сигнал удержать его под стражей. Впрочем, визитом полицейских к Грейчусу дело не ограничилось. Прокуратура сообщила, что по делу о «шпионаже» арестовано на три месяца двое человек. Имя этого второго до поры огласке не предавалось.

8 июня Вячеслав Титов сообщил в Facebook: «Очень хорошая новость! Общественному деятелю Алексею Грейчусу изменили меру пресечения после трех месяцев тюрьмы и выпустили на свободу с браслетом. Сегодня общался с ним по телефону. Голос бодрый, морально не сломленный. Надеется, что прокуратура во всем разберется и прекратит в отношении его уголовное преследование. Сейчас находится у себя в саду, слушает пение птиц, наслаждается зеленой травой и деревьями». Уже это навевало на определенные размышления – человека, которому «шьют» тягчайшее преступление перед государством, так легко выпустили из тюрьмы. Кстати, почти одновременно с Грейчусом выпустили под полицейский надзор и известного оппозиционного политика Альгирдаса Палецкиса, также обвиняемого в тайной работе на Россию.

Конкретика по делу Грейчуса прояснилась в январе 2021 года, когда следователи передали в окружной суд Клайпеды уголовное дело по обвинению двух граждан республики в шпионаже в пользу России. В нем фигурируют двое обвиняемых, при этом они не знакомы друг с другом. Но, по версии следствия, они выполняли задания одного и того же человека – сотрудника Пограничного управления ФСБ России по Калининградской области.

Тогда же стало известно и имя второго фигуранта – общественный деятель Миндаугас Туникайтис, проживающий в Пагегяе, недалеко от границы с Калининградом. В 2015 году Туникайтис баллотировался в местный горсовет от партии «Список Литвы».

В прокуратуре заявили, что обоих завербовали россияне. «Знакомство, начавшееся как якобы случайный контакт на пограничном переходе, и незначительные просьбы человека, представившегося Петром, например – купить настенный календарь или бутылку вина в Литве, в конечном итоге превратились в деятельность против государства», – указывает прокуратура. По версии следствия, обвиняемые по заданию куратора фотографировали «определенные объекты», собирали данные о названных «Петром» жителях Литвы, участвовали в «некоторых мероприятиях», выкладывали в публичный доступ «определенную информацию» и выполняли другие задачи.

В связи с этим директор Департамента государственной безопасности Литвы Дарюс Яунишкис зловеще заявил, что, дескать, для России представляют интерес отнюдь не только те граждане республики, которые имеют доступ к чему-то секретному. «Хочу подчеркнуть, что сбор и передача любой общедоступной информации иностранным разведывательным организациям является преступлением. Совершенно неважно, что именно на фотографии, которую вы передали: участок центральной улицы или горшок с цветком», – подчеркнул Яунишкис.

Насколько обоснованы эти обвинения? Алла Березовская рассказывает, что в 2016 году с Грейчусом по электронной почте связался представитель военно-патриотической общественной организации «Фонд Победы» из Калининграда Петр Тарашкявичус, предложил организовать совместные мероприятия по увековечиванию памяти павших бойцов. «Фонд официально зарегистрирован в России, в интернете можно было легко найти эту информацию. Алексей к этому времени как раз налаживал связи с представителями общественных организаций в разных странах мира, поэтому был рад предложению и поддержке из Калининграда. При финансовом участии "Фонда Победы" они смогли на достойном уровне провести в разных городах Литвы несколько концертов, посвященных Дню Победы и другим датам. Фотографии и публикации с этих мероприятий Алексей также размещал на порталах и в соцсетях, отправлял своим соорганизаторам, в том числе и в Калининград. Несколько раз они встречались с Петром на разных общественных мероприятиях в Калининграде», – пишет журналистка.

Как рассказал Грейчус Березовской, никаких претензий к его активной гражданской деятельности со стороны литовских спецслужб все эти годы не имелось. Но осенью 2019 года, когда в «Ювенисе» шла подготовка к предстоящему празднованию 75-летия Победы над фашизмом, к нему наведались сотрудники Департамента госбезопасности.

Грейчуса в течение нескольких часов убеждали, что его знакомый Петр является сотрудником ФСБ, и фамилия его якобы не Тарашкявичус, а Чагин. Мол, никакого «Фонда Победы» не существует, а на самом деле под этой «вывеской» проводится разведдеятельность на территории Литвы. Услышав данные обвинения в адрес своего калининградского знакомого, Алексей им не поверил. «Во-первых, он сам видел паспорт Тарашкявичуса, о Чагине никогда не слышал, да и никаких государственных секретов у него никто не выпытывал. Три года он общался с Петром, и знал его только с положительной стороны, россиянин помогал ему в проведении общественных мероприятий, приглашал на свои. Алексей посчитал непорядочным, не разобравшись, навешивать ярлыки на своего товарища. А уж об увлечении местной политической охранки "шпионскими играми" он был наслышан. Еще с тех пор, когда к ним на конференцию по военно-историческим вопросам не пустили антифашистов и краеведов из Латвии, запретив им въезд в Литву на пять лет, не объяснив причин запрета», – делится Алла Березовская.

По окончании беседы со спецслужбистами Грейчус решил для себя, что не будет поддаваться на запугивания. За что в начале марта 2020-го и поплатился – угодил на несколько месяцев в изолятор в Шауляе. Первые две недели там Алексей провел на карантине в «одиночке», размером полтора шага в ширину и шесть в длину. Березовская так описывает условия пребывания Грейчуса в узилище: «Первое, что бросилось в глаза – ядовитая голубая пыль непонятного происхождения, которой полностью была усеяна вся его камера. Толстым голубым слоем покрыты пол, стены, кровать. Пыль забивалась в нос и горло, вызывая тошноту и кашель. Узник попросил ведро и тряпку и первым делом тщательно отмыл камеру. Дышать стало легче. А вот от весеннего холода спасения не было, так как треснувшую форточку никак не удавалось закрыть полностью. От холода укрыться практически нечем, бумажное одеяло разрешалось доставать только ночью. А передачи из дома ему были запрещены. В 6 утра – подъем, в 22 часа – отбой. Днем короткая прогулка в закрытом дворике и назад – в темницу. Из-за карантина выходы в спортзал для заключенных были отменены. Иногда ему приносили книги из тюремной библиотеки, которые он в мирное время никогда бы не стал читать. Но здесь-то выбора не было, глотал все подряд…»

Через две недели подследственного повели в общую четырехместную камеру. «Поначалу соседом Алексея был один парень, севший за драку, потом добавился задержанный за вымогательство и нанесение тяжких телесных повреждений. Четвертым "пассажиром" стал уголовник, убивший по пьянке своего друга. Полный комплект "приличных людей". Но к политическому сокамернику "братва" агрессии не проявляла. Раз в неделю – баня. Правда, посылку со сменным бельем от отца он смог получить только через полтора месяца после ареста. Самым отвратительным, по словам Алексея, была тюремная еда, говорит, такое ощущение, что ее готовили из отходов для свиней. Какие там евростандарты! Супы вообще в рот нельзя было взять, как будто половую тряпку сначала отваривали в воде, а потом бросали в кастрюлю плохо очищенные овощи. До сих пор без содрогания вспоминать об этом не может. За все три месяца заключения его пару раз возили на короткие допросы из Шяуляя в Клайпеду», – повествует Алла Березовская.

Все это время, пока Алексей томился в изоляции, друзья не забывали о нем, проводили акции в его защиту, собирали деньги на адвоката. То, что его выпустили через три месяца – лишнее доказательство в пользу несостоятельности обвинений. «Где это видано, чтобы по обвинению в государственной измене и чуть ли не в терроризме преступника помещали под домашний арест? Когда ты кричишь про шпионаж, государственную измену и подрыв основ конституционного строя, а суд выпускает обвиняемого под залог, это стыдно», – отмечает калининградский политолог Александр Носович. Сам Алексей уверен, что правящие просто решили «придушить» гражданских активистов, имеющих влияние на общественное мнение, не совпадающее с официальной идеологией.

Особенно раздражает власти «Бессмертный полк». В связи с этим Алексей недоумевает: «Что плохого в том, что люди поминают своих предков, павших на полях сражений с нацистами во время Второй мировой войны? Шествия "Бессмертного полка" каждый год проходят в мае в десятках стран мира, но официальной Литве хочется видеть в этом угрозу…»

Сдаваться Грейчус не намерен – он твердо настроился на то, чтобы отстоять свою невиновность. Алексей уверен, что правда обязательно восторжествует. Когда-нибудь…

«Столетие»

Другие статьи по теме

Позиция

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВИДЕО

Документы фонда

Изменения в Положение о Ревизионной комиссии

Состав Экспертно-правового совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение об Экспертно-правовом совете Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Устав Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение о Ревизионной комиссии