Настроения русских, живущих в Казахстане

Республика Казахстан - девятая по площади страна мира. Однако численность населения в сравнении с территорией здесь совсем невелика (63 место в мире), лишь недавно она перевалила за 17 млн. человек. Территория республики - это земли, традиционные для расселения казахов на протяжении веков, но в ХХ столетии были моменты, когда казахи становились этническим меньшинством.

Сейчас казахи составляют примерно 65% населения страны. Но в целом Казахстан – типичное полиэтничное государство, в котором вторым по численности этносом являются русские. И хотя за годы независимости численность русских в Казахстане сократилась примерно в 2,5 раза, по различным данным, они составляют от 20 до 25 процентов населения.

Кем видят себя русские Казахстана в современных политических реалиях? Как они соотносят себя с русскими России? Вопрос для республики не праздный. Но до сих пор в Казахстане мало распространены специальные исследования на эти темы.

Между тем осенью 2012 года Научный Центр «История и этнология» Южно-Казахстанского государственного университета им.М.Ауэзова участвовал в социологическом опросе Института истории им.Ш.Марджани АН Республики Татарстан среди русского населения трех казахстанских городов. Самого южного и самого северного областных центров, Шымкента и Петропавловска, и столицы - Астаны, географически расположенной в центре страны. При небольшом объеме выборки (всего около 500 человек) это исследование чрезвычайно интересно уже потому, что другие попросту редко встречаются, а опоздание с публикацией объясняется длительным периодом обработки данных, которые стали доступны только в 2015 году.

Может показаться, что данные этого опроса потеряли свою ценность, так как за истекшие 2,5 года столько всего случилось: события на Украине и их резонанс в Казахстане, образование ЕАЭС, различное отношение к этому внутри страны и т.д. Разве не могло все это настолько изменить ситуацию, чтобы сделать неактуальным анализ мнений, высказанных в 2012 году?

Ответ на этот вопрос представляется не столь однозначным. Прежде всего, посмотрим, как цифры реальной миграции отразили миграционные настроения граждан страны. Поданным Комитета по статистике Министерства национальной экономки РК в 2012 году за пределы страны выехало 22.047 граждан Казахстана русской национальности, в 2013-ем – 17.072, в 2014-ом – 20.287 человек. За первый квартал 2015 года выехало 3.138 русских, что позволяет предполагать, что объем внешней миграции русских остается на уровне предыдущих лет. Как видим, порядок цифр существенно не изменился и после бурных событий 2013 года.

Это говорит о том, что за последние годы не произошло событий, резко изменивших самоощущение людей и повлиявших на формирование реальных миграционных намерений. Тогда как на основании наблюдений за ситуацией в СМИ и дискуссиями в социальных сетях можно было представить себе иную картину. К тому же, как смогут убедиться читатели, цифра в 20 тысяч в год выезжающих за пределы страны не составляет и процента от общего числа русских жителей Казахстана, хотя от 18 до 27% респондентов в разных городах заявляли о своем желании выехать из страны. К тому же, вопреки заявленным мнениям, гораздо большее число русских выезжает из Акмолинской и Северо-Казахстанской областей, а вовсе не из Южно-Казахстанской.

Это говорит о том, что в момент ответа на вопрос респондент проецирует свои ощущения и ожидания, не всегда напрямую связанные с темой опроса. Не следует ожидать в ответах буквальное отражение того, что происходит вокруг, и отголоски событий, которые представляются архиважными в пространстве СМИ и активных пользователей социальных сетей. Вне дискуссий, которые охватывают не столь большое количество людей, люди предпочитают действовать в рамках логики повседневных потребностей, а не политических лозунгов.

К примеру, значительная часть опрошенных показала, что на решение выехать из страны влияют «особенности национальной и языковой политики», которая, несмотря на, казалось бы, бурные дебаты на эту тему в политически ангажированных кругах, мало изменилась за прошедшие два года. После событий марта 2014 года (присоединение Крыма к России – ред.) приостановилось обсуждение выдвинутых чуть ранее новых идеологических концептов («Мангелiк ел», «Казак елi»), адресованных в новых демографических условиях к казахскоязычной части общества, и последовало несколько уверенных заявлений власти по поводу недопустимости языковых перегибов. Но уже к началу 2015 года плакаты, пропагандирующие «Мангелik ел», вновь появились на улицах городов страны, что вместе с активным обсуждением предстоящего празднования 550-летнего юбилея образования Казахского государства позволяет предположить сохранение прежней повестки языковой и культурной политики. В этих условиях вряд ли можно ожидать резкого изменения настроений русских граждан Казахстана.

Но прежде чем обратиться к описанию этих настроений, несколько слов об особенностях проживания русского населения в различных регионах страны.

Русские с разной историей

Русские расселены по территории страны очень неравномерно. В некоторых приграничных с Россией регионах севера они до сих пор составляют большинство населения. В южных регионах, за исключением Алма-Аты, русских всегда было мало.

Попадали русские в Казахстан разными путями и в разное время, начиная с XVII века.

Соответственно, и отношение к стране проживания было и остается самым разным. По этому признаку русских можно условно разделить на три категории. Первая - те, кто считал Казахстан продолжением России и своим временным местом проживания. Эта категория в значительной мере стала покидать страну после распада СССР. Вторая - те, кто Казахстан продолжением России не считал, но и не был к нему привязан духовно. Они некоторое время колебались, а потом тоже стали ориентироваться на эмиграцию. И, наконец, третья: русские, которые срослись с Казахстаном и либо считают его своей родиной, либо не считают эмиграцию лучшей для себя альтернативой. Ментальность этой категории несколько отлична от российской русской ментальности. Представители этой группы если и уезжают, то зачастую возвращаются назад, При этом бывает, что они рассказывают о своих российских соотечественниках разного рода нелицеприятные вещи, указывая на алкоголизм, завистливость, недоброжелательность и т.д.

Региональные различия

В трех городах, где производился опрос, ситуация, в которой живет русское население, различается и с географической, и с исторической, и с демографической точек зрения.

В Северо-Казахстанской области проживает 288 тыс. русских, которые составляют большинство населения региона (общее количество жителей области - 576 тыс. человек). Эта приграничная с Россией область никак не отделена от нее географически. А первые русские поселения появились здесь 300 лет назад.

В столице страны Астане, при общем населении города более 800 тыс. человек, русских насчитывается 132 тыс. Географически Астана ближе к Омску, чем к Алматы или Шымкенту. Первые русские поселились здесь с образованием города в тридцатых годах XIX века.

Южно-Казахстанская область, центром которой является Шымкент, - самая густонаселенная в стране (2,7 млн. человек). Русских здесь столько же, сколько в Астане, и проживают они на 95% в областном центре. Географически русские юга страны отрезаны от России. А первые русские поселения появились в регионе лишь в 1860-х годах.

Каковы же настроения русских в столь разных регионах страны?

Отношение к эмиграции

На вопрос, хотели бы они сменить место жительства, ответили положительно 57% шымкентцев, 50% жителей Петропавловска и, как ни странно, 43% астанчан. И это на фоне устойчивого притока жителей регионов в столицу, которая дает больше возможностей для роста. Реально собираются менять место жительства значительно меньшее количество опрошенных: 28% шымкентцев, 22% астанчан и 18% петропавловцев. При этом северяне в подавляющем большинстве хотят переехать в Россию, а среди южан 25% хотели бы уехать куда-то «вне России».

Главной побудительной причиной к переезду является, по мнению опрошенных, «национальная и языковая политика РК». Но здесь есть региональные нюансы. Среди южан эту причину назвали 52%, что вполне естественно, поскольку именно этот регион стремительно теряет русскоязычное пространство. 24% южан отметили также «ухудшение межэтнических отношений». В Петропавловске и Астане такая проблема не стоит. Но и здесь «национальную и языковую политику» как побудительную причину к отъезду назвали 32 и 29 процентов соответственно. Северо-Казахстанская область - один из регионов с наиболее низкой средней заработной платой в стране, поэтому здесь 23% опрошенных хотели бы уехать «по причине неустойчивого экономического положения, в том числе и угрозы безработицы». В двух других регионах этот фактор не существенен.

При этом большинство жителей всех регионов объединяет уверенность, что Россия не создает достаточно комфортных условий для переезда.

Языки и браки

Подавляющее большинство опрошенных состоят в браке с русскими. Но не видят проблемы в том, что их дети могут жениться или выйти замуж за человека другой национальности. Категорически не одобрили бы это в Петропавловске лишь 6%, в Шымкенте 16% и в Астане 24% опрошенных. Возможно, это связано с тем, что в Петропавловске и Шымкенте люди имеют дело с более стабильной ситуацией в плане брачного рынка: на севере он еще не изменился, тогда как на юге изменился давно, и к этому уже привыкли. А вот в Астане серьезные социально-демографические изменения происходят стремительно в последние 20 лет, что и отразилось в мнениях респондентов. Большинство опрошенных не считают, что межнациональные браки «размывают» народ. Таким образом, опрос показал достаточно высокий уровень межэтнической толерантности.

Очень интересные моменты выявил опрос в части, касающейся языковых проблем. Свободно владеют казахским языком лишь два процента опрошенных шымкентцев и один процент астанчан. В Петропавловске таких нет. При этом частично понимают казахский 66% южан, 42% астанчан и 33% северян. Что логически вытекает из демографической ситуации в этих регионах.

Незнание государственного языка заставляет русских испытывать дискомфорт. Прежде всего, это, конечно, относится к шымкентцам (81% респондентов). Сфера применения русского языка на юге страны в последние годы резко сузилась. Среди жителей столицы таких, как ни странно, еще больше - 85%, при том что в Астане языковое законодательство соблюдается достаточно строго. В Петропавловске 62% опрошенных русских испытывают дискомфорт из-за незнания казахского языка – и это в самом русскоязычном регионе страны.

Но вот парадокс. Отвечая на вопрос, какими языками должны, в первую очередь, владеть их дети, более 80% респондентов во всех трех городах назвали европейские языки, прежде всего, английский. Казахский в качестве приоритетного в Петропавловске выбрали лишь 30%, в Астане - 31% и только в Шымкенте таких более половины - 53%. Так что, несмотря на весь дискомфорт от незнания государственного языка, большинство казахстанских русских не считают его изучение средством изменения ситуации для себя в положительную сторону.

Русские и русскость

Относительно русских в Казахстане существуют два мнения. Одни уверены, что они те же, что и русские России. Другие считают, что казахстанских русских можно выделить в особый суб-этнос, как поморов или казаков.

Истина, вероятно, как всегда, - посередине. И хотя прямого ответа на этот вопрос в данных опроса не найти, какие-то отдельные штрихи выделить можно.

Национальная кухня - это один из значимых критериев этничности. Во всех трех городах опрошенные среди любимых национальных блюд назвали борщ и блины. Хотя борщ – блюдо, скорее, украинское. А вот относительно третьего любимого национального блюда мнения разделились: в Шымкенте и Астане это пельмени, а в Петропавловске - окрошка.

Относительно любимых блюд казахской кухни все дружно назвали бешбармак. Но если для жителей севера и столицы оно единственное, то шымкентцы прибавили к нему шурпу, каурдак, казы и баурсаки. Южане вообще наиболее тесно срослись с особенностями казахского быта и в большей степени его переняли. Вошли в их рацион и узбекские и корейские блюда, из которых в других регионах назвали только плов.

Большинство опрошенных отметили, что они соблюдают свои национальные обычаи, обряды и традиции при рождении ребенка, на свадьбах и похоронах. К сожалению, не ясно, что именно под этим имелось в виду.

Среди народных праздников были отмечены, прежде всего, Пасха и Рождество. Праздники бывшего СССР очень немногие считают народными, еще меньшее число опрошенных готовы признать таковым праздником Наурыз (Навруз). Подавляющее большинство опрошенных заявили, что знают русские народные песни.

О степени религиозности

Принято считать, что в условиях иноэтничного окружения религия становится консолидирующим этнос фактором. В этом аспекте опрос выявил довольно противоречивую картину.

78% шымкентцев и 72% петропавловцев однозначно считают себя верующими людьми. В столице этот показатель оказался неожиданно низким - 49%. Возможно, это связано с тем, что русские астанчане в массе своей - потомки комсомольцев-целинников, которые верующими, конечно, не были. При этом 70% астанчан заявили, что посещают церковь. В двух других городах этот показатель еще выше.

Но посещения эти в большинстве происходят «от случая к случаю». Что в общем противоречит тенденции религиозной консолидации русских казахстанцев, но характерно для городского населения в большинстве стран мира. Это, скорее, не религия, а определенная атрибутика, ритуал, призванный обозначить этническое происхождение человека.

Этничность и Родина

Каково отношение русских Казахстана к своей этнической принадлежности? Здесь опрос показал несколько парадоксальные данные. В Петропавловске, где русские составляют большинство населения, 47% опрошенных заявили, что их национальность и национальность окружающих значения для них не имеют, и в тоже время 53% никогда не забывают, что они - представители своего народа. В Астане, где русские в явном меньшинстве, эти цифры составили соответственно 70 и 30 процентов. Хотя казалось бы, должно быть наоборот. Для Шымкента таких данных нет. Таким образом, русские, оказываясь в меньшинстве, не изолируют себя от общества в своих внутриэтнических переживаниях.

Примерно половина опрошенных во всех трех городах вообще заявила, что «современному человеку не обязательно чувствовать себя частью какой-то нации». Но другая половина уверена в обратном: «частью своей национальной группы ощущать себя необходимо».

Своей родиной считают именно Казахстан 49% опрошенных астанчан, 39% шымкентцев и лишь 19% петропавловцев. Если учесть, что в опросе было предложено 11 вариантов ответа, то это высокий показатель. Только у жителей СКО есть вариант более популярный: 23% указали, что родиной считают именно Петропавловск.

О равенстве и братстве

В советское время Казахстан называли лабораторией дружбы народов. Сейчас официальная пропаганда внушает гражданам, что именно в Казахстане созданы наиболее гармоничные межэтнические отношения, и именно Казахстан многие мультиэтничные страны берут в качестве примера. Подтверждает ли это опрос?

Подавляющее большинство респондентов во всех городах выразили уверенность, что в Казахстане национальность человека влияет «на его возможности устроиться на самую лучшую работу». Как ни странно, более других в этом уверены петропавловцы: 75 процентов.

Приходилось сталкиваться с ущемлением своих прав или возможностей из-за национальной принадлежности 76% опрошенных в Шымкенте, 66% в Петропавловске и 51% в Астане. Такие ответы, конечно, не радуют.

Но в чем это проявлялось конкретно? На первое место опрошенные шымкентцы (34%) ставят госучреждения. Это, судя по всему, связано с тотальным переводом их работы на юге на казахский язык и игнорированием чиновниками соответствующей статьи конституции (о переводах на русский язык). Этот показатель высок и для Астаны – 31%. А петропавловцам больше дискомфортно на работе - 28%.

С открытым нежеланием общаться с русскими сталкивались немногие: от 8 процентов в Петропавловске до 17% в Астане. Оскорбления и угрозы по национальному признаку тоже слышали относительно немногие: от 10% в Астане до 18% в Чимкенте. Зато советовали «уехать к себе на историческую Родину, если что-то не устраивает» сорока процентам русских шымкентцев, 35 процентам астанчан и 26 процентам петропавловцев. В принципе, такого рода советы в повседневной жизни легко нейтрализуются напоминаниями о соответствующих статьях Уголовного кодекса.

Гораздо хуже другое: «чувствуют негативное отношение» 45% опрошенных в Шымкенте, 37% в Петропавловске и 51% - в Астане. Распространенность этого мнения можно списать как на ограниченную выборку, так и на свойство людей весьма избирательно трактовать свои негативные ощущения, «нагружая» их подсказанными самим опросом аргументами. Более важно, что примерно треть респондентов во всех трех городах заявили, что для них «есть ограничения в получении желаемой работы». Это тревожный признак. Но и здесь надо знать казахстанскую специфику, где большую роль играют клановые связи. А это бьет по русским примерно в той же мере, что и по казахам, не имеющим обширных связей в госаппарате или в бизнесе.

* * *

Конечно, материалы подобных опросов еще ждут более глубоких интерпретаций и сопоставлений с результатами исследований в других странах. Но самые первые выводы можно сделать уже сейчас.

Во-первых, заметно, что разница географических и социально-культурных условий проживания разных сообществ русских в Казахстане в наибольшей степени сказалась на тех сферах их жизни, которые связаны с непосредственным взаимодействием разных категорий жителей страны: отношение к межнациональным бракам, реальное демографическое поведение, культурная адаптация, пищевые предпочтения и т.д. Тогда как языковая сфера, пространство взаимоотношений с политическими институтами, социальное самочувствие и т.д. предстают в высказываниях респондентов из разных городов более выровненными. Здесь они чувствуют себя наиболее похожими друг на друга и наименее уверенными.

В то же время, и это во-вторых, неуверенность и неудовлетворенность не перешли пока в стремление к самоизоляции или массовой эмиграции, что заставляет рассчитывать на еще не реализованные возможности интеграции русских в казахстанский социум 21 века.

Другие статьи по теме

Позиция

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВИДЕО

Документы фонда

Изменения в Положение о Ревизионной комиссии

Состав Экспертно-правового совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение об Экспертно-правовом совете Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Устав Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение о Ревизионной комиссии