Акция устрашения

На сегодняшний день уже все фигуранты уголовного процесса, начатого латвийскими спецслужбами два года назад в связи с проведением в Риге в марте 2018 года Вселатвийского родительского собрания, получили постановления о прекращении дела. За отсутствием состава преступления…

Напомним, то первое общее собрание двухгодичной давности, в котором приняли участие около тысячи родителей учащихся школ нацменьшинств, было организовано Штабом защиты русских школ и Русским Союзом Латвии. Присутствовали родители и заинтересованные лица из Риги, Даугавпилса, Резекне, Вентспилса, а также юристы и правозащитники из Латвии, Эстонии и Литвы, депутаты Европарламента Т. Жданок и А. Мамыкин, лидеры Русской общины Латвии, священнослужители и журналисты.

Речь шла о насильственном переводе учебного процесса с билингвального образования полностью на латышский язык.

На открытом публичном собрании выступали эксперты и родители, общественные активисты, политики. Говорили о неподготовленности языковой школьной реформе, ее политическом характере и о том ущербе, которая она нанесет детям и всему процессу образования. Речи, как с трибуны, так и у свободного микрофона, были в большинстве своем довольно эмоциональные, что вполне понятно, ведь на кону стояло будущее детей…

ЖИЗНЬ ПОД КОЛПАКОМ

А через месяц, вдруг как по команде, начались вызовы некоторых участников собрания на беседы в латвийскую службу госбезопасности. В общей сложности под полицейский «колпак» попали 8 человек, в их числе была Татьяна Жданок, а также — мать троих детей из Даугавпилса Евгения Крюкова, оппозиционный журналист Владимир Линдерман, доктор экономики А. Гапоненко (к тому времени уже помещенный в СИЗО по обвинениям в антигосударственной деятельности) и другие активисты, вызвавшие своими речами неудовольствие местных властей.

В числе подозреваемых попала и автор этих строк, поэтому обо всем происходящем знаю по собственному опыту.

В рамках начатого уголовного процесса на фигурантов примерялись разные уголовные статьи — например, о призывах к разжиганию межнациональной розни, массовым беспорядкам, деятельности против Латвийской республики, преступлении против общественной безопасности и порядка, и даже о хулиганстве.

После одного-двух допросов в ПБ большинство участников «преступной группы» были отпущены и оставлены в покое на два года. Но не все. Так, например, за Евгенией Крюковой был отправлен полицейский наряд, чтобы доставить ее на допрос. На рабочем месте в реабилитационном центре, где многодетная мать работала физиотерапевтом, ее в тот момент не оказалось. Зато инвалиды и прочие пациенты получили массу острых ощущений…

Двое суток в следственном изоляторе провел другой активист Штаба защиты русских школ — Илья Козырев. Известного возмутителя спокойствия Владимира Линдермана с помощью тех же «киборгов» задержали показательно жестко — схватив его около дома, швырнув лицом на асфальт. Хотя 60-лений журналист, что называется, ни сном, ни духом, и никакого сопротивления не оказывал. Но в Латвии им уже давно детей пугают…

Выступая на собрании, он говорил о необходимости переходить к более решительным мерам. Вот вам и призыв к массовым беспорядкам…

По решению следственного судьи Линдерман провел у Центральной тюрьме две недели, после чего Окружной суд отменил это решение, подследственный был отпущен на свободу, но под подписку о невыезде и полицейский надзор. Эта мера пресечения известному журналисту была отменена только через год.

ЗА ЧТО?

К чему такие строгости? Что могли преступного наговорить или сделать участники открытого публичного родительского собрания, озабоченные судьбами своих детей и внуков?

Например, Евгения Крюкова, молодая женщина из семьи староверов Краславского района, входившего когда-то в Витебскую губернию. На собрании она рассказала о своей средней дочери-первокласснице, которой было прописано успокоительное лекарство, т.к. ребенок не понимал домашнее задание, отчего постоянно сильно нервничал… Рассказала Евгения и об однокласснике своей старшей дочери, мама которого привезла мальчика из Америки. После долгих лет иммиграции они вернулись на родину в Латгалию. Как раз попали под школьную реформу, после чего решили уезжать обратно. На этот раз уже навсегда…

Фрагменты из выступления Евгении Крюковой:

«Мама этого мальчика сравнила образование в Латвии с ударом топором по голове: жёстко, грубо, и выживает сильнейший… Мне уезжать некуда, поэтому я здесь. Мы, русскоязычные жители Латвии, столкнулись неприкрытым хамством со стороны нашего правительства в виде школьной реформы и полного игнорирования наших интересов».

«Ситуация, когда родной язык трети населения страны имеет статус иностранного — абсурдна. Мы — не иностранцы, и не собираемся ими становиться.  

Русский язык входит в пятёрку самых изучаемых в Европе языков. По распространённости русский язык — на 8-м месте в мире. Этот язык является родным для значительной части населения в 5-ти странах Евросоюза. Проблема давно назрела, больше нельзя оставаться невидимками».

«Нельзя пропускать ни одного случая неуважения к нашему языку и дискриминации по языку! Считаю, что с момента вступления закона в силу, в школах должны проводиться массовые акции протеста, блокирующие работу школ. Нужно заставить с нами считаться. В конце концов, даже до самых одарённых должно дойти, что ни о какой интеграции в таких условиях не может быть и речи» — это фрагменты из выступления мамы троих дочерей на Вселатвийском родительском собрании.

Резко? Не без того. Но разве в Латвии кто-то отменял ст. 100 Конституции, гарантирующую своим гражданам свободу слова и мнений, свободу собраний?.. На выяснение этого обстоятельства у следствия ушло два года. После проведения лингвистической экспертизы и заключения неких, не указанных «компетентных институций», было принято решение о прекращении уголовного процесса в отношении Е. Крюковой. За отсутствием в ее действиях состава преступления.

В ЗОНЕ ВНИМАНИЯ

Лидера Русского Союза Латвии Татьяну Жданок пытались обвинить в преступлении против государства и общественной безопасности, якобы, в своем выступлении на собрании она призывала к насильственным действиям. Чтобы убедиться так это или не так, каждый может это сделать, найдя на Ютубе полную видеозапись того Родительского собрания. Тоже, конечно, интересный факт — если служба безопасности сочла выступления родителей преступными, могли бы обратиться в редакцию канала с просьбой убрать эти записи. Они этого не сделали. Не из боязни ли, что их просто поднимут на смех?

Впрочем, судите сами. Вот небольшие фрагменты из речи Т. Жданок:

 «В Латвии происходит лингвистический геноцид. Это не мой термин, это термин специалистов по лингвистике. Я услышала его впервые два года назад, на заседании межфракционной группы Европарламента по правам традиционных национальных меньшинств и языков».

«Эксперты утверждают, что самое важное лингвистическое право человека — это право на образование на родном языке и безусловное право на среднее образование в бесплатных государственных школах…»

«Я обращаюсь к 95 директорам русских школ Латвии. Посмотрите, что ныне лежит на весах! На одной чаше — судьба детей, судьба будущих поколений. На другой — ваши личные карьерные интересы. Не говорите, что вы заботитесь о детях. Для детей это будет лингвистический геноцид, — именно так это называют международно признанные эксперты. Хоть один из вас, положите свою гирьку на другую чашу весов, на нашу чашу весов! Это будет акт гражданского мужества. Этого не забудем мы, жители Латвии. Сделайте это! Сделайте это во имя вечности, во имя следующих поколений!»

Неужели именно эта гирька и привлекла внимание бдительных органов, обязанных стоять на страже безопасности страны? Смешно? Да не очень… Два года оппозиционный политик находилась в зоне их постоянного внимания. А это, между прочим, дает возможность вести наблюдение за подозреваемым, проверять почту, устанавливать прослушку. И доставлять всевозможные неприятности.

Как уверенна Татьяна Жданок, именно с подачи спецслужб об уголовном деле были проинформированы латвийские банки, наотрез отказавшиеся отрыть счет Русскому союзу Латвии, тем самым лишив их возможности получать скромные дотации от государства, положенные им по закону, как партии, набравшей на минувших выборах в парламент около четырех процентов голосов. Но отсутствие счета в местном банке до сих пор является препятствием для этого. И даже закрытие данного уголовного дела против Жданок, вряд ли повлияет на законопослушных банкиров — зачем им ссориться с органами?

Да, Русский союз Латвии в лице ее лидера к насилию не призывал, пришлось спустя два года официально признать то, что можно было сделать в течение 20 минут.

ЗНАНИЕ — СИЛА

Но в постановлениях СГБ о закрытии уголовных дел, помимо всего прочего, включен один любопытный абзац, в определенном смысле поясняющий, зачем вообще был нужен весь этот абсурдно-показательный «налет гестапо» на группу родителей и активистов. Вот как данный абзац звучит в переводе с латышского на русский язык:

 «Активное противодействие реформе образования со стороны незарегистрированной организации "Штаб защиты русских школ" должно в гораздо большей степени рассматриваться как реализация интересов России, нежели как реализация своих демократических прав».

О как? То есть, если родители просят не лишать их детей права на образование в школе на родном языке, если они хотят, чтобы школьники могли осваивать на русском языке физику, математику, химию и другие науки, то на самом деле мамы и папы при этом беспокоятся не о качестве образования своих детей, а исключительно об интересах России? И вот на этот глубокомысленный вывод людям, наверное, имеющим хотя бы базовое юридическое образование, потребовалось два года кропотливой работы? Понадобилась специальная лингвистическая и «компетентная» экспертиза? Интересно, в чем бы их обвинили, если бы речь шла, допустим, о цыганских школах? Или об обучении на латгальском языке?..

То, что уголовные процессы были закрыты одновременно в отношении всех подозреваемых с упоминанием «интересов России», наводит на разные размышления.

Как я уже упоминала, я тоже, что называется, попала под раздачу, и через месяц после родительского собрания, была приглашена на беседу в полицию безопасности.

Мое выступление на собрании было посвящено реакции различных международных организаций, куда мы вместе с лидером Русской общины Латвии В. Соколовым обращались за поддержкой в защиту прав нацменьшинств. Упомянула я и Россию, которую многие русскоязычные жители Латвии считают своим родным Отечеством, нравится это кому-либо или нет. Полиции безопасности, видимо, не понравилось…

Вот фрагменты из моего выступления на родительском собрании:

«… Единственная страна, которая сегодня целенаправленно поднимает на различных международных площадках вопрос о правах русскоязычных жителей стран Балтии — это Россия. Речь идет о выступлениях членов российской делегации в ООН и в ПАСЕ, и встречах депутата Госдумы Петра Толстого с Верховным комиссаром ОБСЕ по вопросам нацменьшинств Л. Заньером, в ходе которых шла речь о драматичном развитии ситуации с русскими школами на Украине и в Латвии…».

« Недавно в рамках зарубежного форума я принимала участие в Круглом столе, посвященном сохранению русского культурно-исторического наследия в странах ближнего и дальнего зарубежья России. Я говорила о том, что у нас в Латвии наше историческое наследие и самое главное богатство — это русские школы, которые существовали здесь на протяжении двух веков. И вот сейчас эти русские школы фактически приговорены к расстрелу. Это мне напоминает жуткую картину уничтожения игиловцами бесценных сокровищ Пальмиры…»

При большом желании именно в этих фрагментах можно было найти и «интересы России», и «насилие», и «терроризм»? Нет! Как выяснилось при встрече со следователем СГБ С.Булсом, меня заподозрили … в разжигании межнациональной ненависти. До трех лет, между прочим…

В протоколе допроса записали с моих слов, что в моем выступлении на собрании родителей я, в рамках Конституции ЛР, гарантирующей нам право на свободу слова и мнений, выразила свое критичное отношение к школьной реформе.

Признаться, меня поразило, как следователь, не такой уж вроде бы и молодой человек, вполне искренне недоумевая, долго допытывался, с какого перепугу Латвия должна сохранять чье-то там историческое наследие. Русские школы… Спросил, с какой, мол, стати? Ведь через Латвию и шведы проходили, и поляки, и литовцы. Что ж теперь, это все — наследие? И школы теперь всем открывай — русским, полякам, евреям?

А как же иначе, мил человек, хотелось воскликнуть мне! В цивилизованных странах принято беречь и сохранять все, что досталось нам от предыдущих поколений. По его просьбе я повторила для записи в протокол и год открытия первой русской школы в Риге — 1788, и имя российской императрицы Екатерины II, по чьему высочайшем указу это было сделано…

И что вы думаете? Знание таки победило силу — двух лет не прошло, как я тоже получила «индульгенцию» от моего пытливого собеседника без погон. После тщательной поверки, с привлечением группы экспертов, предполагаемых преступных действий с моей стороны, предусмотренных ст. 78 УК Латвии, не обнаружено! Можно спать спокойно — не разжигала я национальную, этническую или расовую ненависть. Однако, как и все прочие мои «подельники», была заподозрена в «реализации интересов России».

Эх! А ведь она об этом даже не догадывается…

ОТТЕПЕЛЬ или ВОЙНА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ?

Ладно, шутки в сторону! Я — не сторонница конспирологических заговоров, и непомерное рвение латвийских спецслужб, обрушившихся не по-детски на родителей и защитников русских школ, рассматриваю, как показательную массовую акцию устрашения и усмирения непокорных.

А также, как попытку убедить общество в необходимости увеличить бюджет родному ведомству. Как ни крути, могут ведь спросить: а где же сколько-нибудь стоящие разоблаченные шпионы? Где пойманные террористы и заговорщики, готовящие свержение власти? Ну нельзя же выезжать только на одном бедном Линдермане, которого уже раз десять пытались засадить и засудить, да только каждый раз в итоге оправдывали за бездоказательностью предъявленных ему обвинений. Как и на этот, одиннадцатый раз…

А вот по мнению доктора экономики Александра Гапоненко, уже много лет отстаивающего права русских в Латвии, власти стран Балтии действуют исключительно по указке вашингтонского «обкома». На русофобской волне, видимо, всем была дана команда разобраться с «бунтарями», прижать их по всем фронтам, отсюда и синхронные «шпионские» задержания в Литве и Латвии, высосанные из пальца обвинения в угрозе безопасности и притянутые за уши уголовные дела против русских общественных активистов и оппозиционных журналистов.

А в этом году вдруг, как по команде, последовали такие же синхронные послабления — в Литве изменена мера пресечения политическому узнику Альгирдасу Палецкису, обвиняемому в шпионаже в пользу России, оправдан по суду экс-президент Литвы Р. Паксас, который являлся сторонником добрососедских отношений с Россией.

В Латвии снизили градус уголовного преследования против А. Гапоненко, недавно прокуратура опротестовала решение следователя СГБ, отказавшего оппозиционному журналисту Юрию Алексееву в отмене полицейского надзора. Вот уже полтора года 61-летний опальный публицист, обвиняемый в антигосударственной деятельности «в пользу России», вынужден три раза в неделю, наравне с грабителями и наркоманами, ходить отмечаться в полицейских участок.

В свое время Алексеев переболел туберкулезом, да и сейчас его легкие не в лучшей форме. В период коронавирусной эпидемии людям с такими диагнозами смертельно опасно появляться в общественном транспорте и других публичных местах. Есть маленькая надежда, что прокуратура все же внемлет доводам разума, и русского журналиста тоже оставят в покое…

Одновременное закрытие сразу восьми уголовных дел в отношении наших соотечественников за отсутствием в их действиях состава преступления, тоже, конечно, вселяет некоторую надежду. Хотя бы на оттепель. Правда, по мнению побывавшего два года назад на тюремных нарах профессора Александра Гапоненко, спасибо надо сказать … американцам:

 «Да, это они дали команду. Война с Россией по указанию Дональда Трампа откладывается на неопределенное время, и латвийской охранке уже не нужно искать поводов для ее начала…», — написал Александр на своей странице в Фейсбуке.

Но, как бы там ни было, полицейская акция устрашения своей цели явно не достигла, а теперь может сослужить еще и хорошую службу в Европейском суде по правам человека. Как говорится, с паршивой овцы…

На сегодняшний день с помощью сопредседателя Латвийского комитета по правам человека Владимира Бузаева в ЕСПЧ уже подано 138 исков от родителей учеников бывших русских школ. Во всех жалобах содержатся ссылки на принятую единогласно Резолюцию Вселатвийского родительского собрания, как доказательство того, что с мнением нацменьшинств не посчитались, половина подателей исков в ЕСПЧ — были участниками этого собрания. Среди них есть и две мамы-фигурантки уголовного процесса, возбужденного спецслужбами. Документы, подтверждающие факт их преследования, также ушли в ЕСПЧ.

Другие статьи по теме

Позиция

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВИДЕО

Документы фонда

Состав Экспертно-правового совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение об Экспертно-правовом совете Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Устав Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом