Абсурд в квадрате: дело «супершпиона» Олега Бурака

Партия «Русский союз Латвии» (РСЛ) снова оказалась единственным политическим объединением, выступающим в поддержку обвиненного в шпионаже в пользу России и приговоренного к 15 годам лишения свободы Олега Бурака.

Как отметила адвокат подсудимого Имма Янсоне, своей вины Олег Бурак не признал и не признает. Правозащитники потребовали раскрытия материалов судебного расследования, придания им гласности. Парадокс этого дела в том, что 65-летнего ветерана латвийского министерства внутренних дел и одного из руководителей Информационного центра МВД осудили за то, чего на знают даже его родные.

Полковник-лейтенант МВД в отставке Олег Бурак был арестован оперативниками Службы государственной безопасности 17 октября 2018 года. Ему инкриминировано 6 статей Уголовного закона Латвии, в том числе статья 85 часть 2 о шпионаже - в пользу России. Решение суда было вынесено 17 августа 2020 года. Следователи СГБ убедили судью суда Видземского предместья Риги Зигмундса Дундурса, что материалы следствия попадают в категорию «совершенно секретно» и их публичная огласка нанесет ущерб государственной безопасности государства.

С тех пор прошло почти три года. За это время материалы по «шпионажу» так и не рассекречены. Адвокат осужденного офицера-отставника Имма Янсоне утверждает, что никаких оснований для подозрений в шпионаже Бурака нет. Безусловно, это дело почти прецедентное для уголовно-процессуальной практики не только стран Евросоюза, но и современных России и Беларуси. Надо учесть, что шпион – это не рядовой преступник, каждое разоблачение шпиона – огромный потенциал для развития имиджа безопасного суверенного государства, а также награды и звезды на погонах работников спецслужб.

Со всей открытостью и транспарентностью

А в Москве и Минске на разведчиков иностранных государств смотрят именно так, это ценнейший ресурс. Обычная практика – видеозапись признаний участника шпионажа для дальнейшего максимально широкого публичного распространения. Так, например, в 2014-м ФСБ РФ сообщила о разоблачении и выдворении из страны агента латвийских спецслужб, экс-депутата Сейма от «Согласия» Алексея Холостова, который собирал политическую и военную развединформацию в России. На видео – его чистосердечное: «Я, Алексей Холостов, русский, гражданин Латвии, два созыва был депутатом латвийского парламента. На территории России нахожусь по заданию спецслужб Латвии, которые действуют под руководством ЦРУ. Оперативный псевдоним Глория», - заявил агент в сюжете, показанном на телеканале НТВ. Тогда Холостова депортировали из России, он еще не успел нанести вреда госбезопасности страны, а дальнейшие следы «рижского шпиона» теряются.

«В случае "российского шпиона" и моего подзащитного на протяжении уже почти трех лет особая секретность материалов по шпионажу, скажем так, это очень нетрадиционный почерк. Ну опубликуйте вы материалы, чтобы убедить всех, что Олег Бурак работал в интересах разведки России. Но этого нет! И напротив, в России семейную пару из Калининграда обвинили в госизмене в пользу спецслужб Латвии. Когда они стали это отрицать, предоставили запись беседы с латвийским куратором. Открыто с пойманными шпионами поступают все службы национальной политической охраны. Ну может, всесильный советский КГБ мог позволить себе закрытые суды над "врагами народа", ГУЛАГ и все такое прочее», – заявила адвокат Имма Янсоне.

Абсурдность, а самое страшное, несправедливость – есть практика, теоретически можно осудить на 15 лет тюрьмы любого виновного или безвинного человека, нарядив в «государственную тайну» – в процессе Бурака с осени 2018-го превращается в обыденность для латвийского общества. Журналисты не находят в этом деле новых интересных фактов для своей аудитории, политикам все вообще неактуально.

Исключение – партия РСЛ, проведшая у здания Рижского окружного суда 18-й по счету пикет в поддержку «русского шпиона». Плакаты «Олег Бурак – жертва шпиономании», «Есть ли шпион, нет – не важно. Главное – статистика», «Требуем открыть материалы по этому делу» призывают латвийскую Фемиду к транспарентности. А подконвойный Бурак, доставленный на суд, успел на секунду приветственно помахать рукой друзьям и подруге Расме через стекло окна второго этажа. Один вопрос участникам пикета – почему они здесь?

Потому они здесь

Расма Барбале, близкая подруга: «В приговоре суда идет речь об эпизодах периода 2000–2006 годов, и он невиновен. Здоровье не очень: подагра, артрит, гипертония. Медсестра в тюрьме сказала, что у нее нет тонометра – так Олег сам научился измерять у себя давление, прижимая затылок к кровати. Сейчас подали на кассацию по его делу, в суде первой инстанции даже свидетелям защиты отказывали в показаниях.

Мне не дают свиданий. Смешно, в одном месте документа вместо моей фамилии стоит чужая, там сделали просто копипаст. Я буду писать запрос на свидание на имя главы Управления мест заключения Илоны Спуре, в Рижской центральной тюрьме мне отказали в свидании. И вот еще что – все друзья от Олега отвернулись, даже от меня шарахаются, словно я прокаженная. Ему осталось сидеть 12 лет. Сидит в камере номер 368 на верхнем этаже нового корпуса РЦТ, через пару камер от него сидит Айварс Лембергс».

Владимир Соколов, председатель Союза граждан и неграждан Латвии: «Не очень верится, что Бурак получил такое жесткое наказание по политическим мотивам. Скорее, я думаю, имелись какие-то экономические основания, внутрипрофессиональная конкуренция в системе МВД. К сожалению, там не обошлось без масштабных случаев коррупции, о которых общество не знает, но Бурак мог знать».

Сергей Муливанов, партия РСЛ: «Я здесь потому, что не верю в латвийское правосудие. Не верю досконально, и у меня то, что творится в судах, вызывает отторжение. Не скажу, что судьи продажны, но часть судебного корпуса политически ангажирована».

Виктор Харламов, экс-сотрудник латвийской прокуратуры: «Мой опыт за 30 лет работы в уголовной юстиции позволяет предполагать, что все дело о "российском шпионе" шито белыми нитками. Очень много нелогичностей, в том числе в поведении подсудимого, который задолго до ареста писал письма о коррупции в МВД в Бюро по защите Сатверсме и другие инстанции. Ему могли отомстить. Мы с Латвийским комитетом по правам человека подготовили письмо при участии трагически погибшего Александра Кузьмина в рабочую группу ООН по произвольным задержаниям – тем парням в Женеве, которые боролись за Навального, Протасевича. Больше полугода нет внятного ответа».

Эдуард Романовский, РСЛ: «С самых первых дней после ареста Бурака я выступаю в его защиту. Это дело – большая несправедливость, колеса системы рвут в клочья судьбу уважаемого честного человека. Он бывший старший офицер полиции, служил безупречно, в коррупционных скандалах не замечен. Мне жаль, что Латвия пожирает своих лучших людей».

Александр Малнач, историк: «Уголовное дело Олега Бурака чудовищно, и я здесь потому, что сегодня Бурак, а завтра – любой житель Латвии. Я, вы, мы. К сожалению, через это уже много раз проходили. Поиск нелояльных и их наказание на радость толпы. Сначала бросают в тюрьмы, потом появляются расстрельные статьи».

Констатин Матвеев, профессор, преподаватель: «Говорить о демократии в Латвии уже поздно – этот поезд ушел. Но сопротивляться легитимизации несправедливости нужно, беззаконие порождает беспредел. По делу Бурака очень мало информации, мне сложно дать юридическую оценку».

Вера Андриец, РСЛ: «Я здесь, потому что в этом деле я не видела доказательств того, что Олег Бурак шпионил в пользу России. Наша партия единственная в Латвии, выражающая солидарность и поддержку человека, брошенного за решетку непонятно за что».

Алла Березовская, журналист: «Я здесь по профессиональным причинам. Если журналисты не будут честны, то это уже не журналистика. Помню девочку с латвийского ТВ, бежавшую за Бураком с вопросами: "Вы правда российский шпион, скажите? Вы ведь шпион?" К сожалению, СМИ в Латвии сейчас именно такого интеллектуального уровня, как эта тележурналистка. Абсурд в квадрате».

Как можно человека осудить на 15 лет, не предоставив обществу хотя бы аудио его разговоров с иностранным куратором, фото или видео его встреч с разведчиками? Конечно, Латвии, как стране НАТО, важно показать, что она находится на острие борьбы с российской разведкой. Если бы были доказательства, то ладно. Я считаю, дело Бурака сфабриковано в рамках государственной стратегии сезона охоты на ведьм. Я не боюсь это говорить – если мы будем молчать, каждого из нас могут просто так бросить в тюрьмы на долгие годы. Судья Дундурс на вопрос, почему такой огромный срок, ответил, что срок «совсем даже небольшой, учитывая тяжесть преступления». Нам говорят, что доказательства вины Бурака есть, но их скрывают. Почему? И есть ли доказательства?

Следующее заседание суда по делу человека, названного первым «супершпионом» в новейшей истории Латвии, состоится 4 октября.

Sputnik Латвия

Другие статьи по теме

Позиция

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВИДЕО

Документы фонда

Изменения в Положение о Ревизионной комиссии

Состав Экспертно-правового совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение об Экспертно-правовом совете Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Устав Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение о Ревизионной комиссии