Публикация

  • 22.04.2014
    Андрей Заренков: Тюремная повесть

11 марта 2014 года, после более чем двухмесячного тюремного заточения, глава организации «Эстония без нацизма» Андрей Заренков по решению суда был освобожден под подписку о невыезде.

Андрей Алексеевич сообщил, что окно камеры Таллинской тюрьмы, где он пребывал, выходило на Воинское кладбище, как раз напротив памятника, известного всему миру под названием «Бронзовый солдат».

О том, как он проводил время в застенках, общественный деятель поделился в статье «Тюремная повесть», опубликованной на страницах журнала «Балтийский мир» - издания для российских соотечественников, проживающих в Прибалтике.

Андрей Заренков:

- Дорогие читатели, друзья, мы снова вместе!

Находясь 68 дней и ночей в заключении в эстонской тюрьме (конечно, это не много, но и не мало), мне были запрещены любые контакты с внешним миром, кроме встреч с адвокатом в специальном для этого помещении. Еще было два официальных допроса и, так называемые, неофициальные беседы хорошо осведомленных лиц «про жизнь»: о моем прошлом, настоящем и будущем, о коллегах и соратниках, моих друзьях и членах семьи.

Ни писем, ни свиданий, ни телефонных звонков – единственный источник и то, сами понимаете, какой - разрешили купить телевизор и смотреть эстонское телевидение.

Однако и в тюрьме люди живут и имеют способы получать правдивую информацию с воли. Я знал, что после моего ареста был создан комитет «Свободу Заренкову!», я знал о заявлениях МИД России, международной организации «Мир без нацизма», о запросах членов ПАСЕ к властям Эстонии относительно правомерности моего содержания под стражей.

Выйдя из тюрьмы, я узнал о действиях Фонда по поддержки и защите прав соотечественников, проживающих за рубежом, о помощи Международного совета российских соотечественников, Российской Общественной палаты, депутатов Госдумы России и многих других известных и неизвестных мне организаций, и людей. Вместе с невероятными усилиями адвоката Аллы Якобсон и очевидными обстоятельствами следствия по моему делу, подобная общественная реакция, не могла остаться без внимания и, возможно, помогла принятию справедливого решения судьи об освобождении из тюрьмы под подписку о невыезде.  Низкий поклон от меня, моей мамы, жены и дочери всем тем, кто принял участие в моей судьбе!

Окно камеры № 424, где я пребывал, в аккурат выходило на кладбище напротив нашего памятника, известного всему миру под названием «Бронзовый солдат». И было до него всего то может метров 250-300, если не считать пару заборов, ржавого ангара и тысяч метров колючей проволоки. Может благодаря такому соседству, чувство уверенности не покидало меня ни на миг, я почти физически ощущал огромную силу, исходящую от этого священного для русского человека места.

Когда камеру поменяли на противоположную, выходящую на внутренний тюремный двор, я еще долго искал в зарешетчатом окне макушки трех елей и березы, что растут недалеко от «Солдата». В этой камере, я практически временно оглох, потому что она была угловая и рядом в 10 метрах от окна с 8 утра до 22.00 орал громкоговоритель какие-то, наверное, популярные у тюремного начальства марши и песни на эстонском и американо-английском языках. Изо дня в день я с товарищами по камере повторял как заклинание одну и ту же фразу – «каждый день, проведенный в тюрьме, приближает к нам нашу свободу».

Единственное, что у меня было для общения с друзьями, оставшимися на свободе, это четыре ручки и оставленные выходящим на волю сокамерником 500 листов бумаги, которые к моему неожиданному выходу из тюрьмы превратились в 353 страницы «Тюремной повести». Надеюсь, что в недалеком будущем, смогу опубликовать эту свою историю с реальными фамилиями и фактами о тех, кто печалился и кто радовался моему пребыванию за решеткой, о «козликах» с прослушками, о прокурорах и судьях, честных и нечестных «операх», тюремных нравах и методах принуждения к истине. Сегодня же мое уголовное дело находиться в активной фазе, и чем вся эта история закончится, я не знаю. Может оказаться и так, что, будучи несвободен, я не смогу в следующем номере обратиться к читателям «Балтийского мира». Поэтому, хотелось бы сейчас о многом сказать, хотя понимаю, что все в один текст уместить нельзя. И все же…

Содействие и сострадание – замечательные слова, очень мощные понятия, на которых в том числе держится наш Русский мир. И кому как не нам, русским людям в Прибалтике, понять и поддержать наших соотечественников, живущих на украинской земле. Ведь мы-то с вами знаем на своих примерах, что может случиться при злом умысле кровожадных и богатых. Слава богу, что наш опыт не пропал даром, а оказался со всей очевидностью необходимым Русскому миру при собирании разделенного народа.

Меня поразило, сколько воинствующих голосов я в последние дни услышал в эстонском интернет-пространстве: высокопоставленные чиновники ратуют за закрытие российских телеканалов (как будто они это могут сделать!), те, кто и оружия то никогда не видел, бредят о своем участии в защите Эстонии от непременного иностранного вторжения, государственные мужи, не стесняясь, устраивают общественную истерику в отношении «пятой колонны» (покажите мне эти четыре колонны, ну, хотя бы две!) и  вымогают  получение финансовой помощи якобы для безопасности страны, а на самом деле для финансирования своих выборов в Европарламент, известные всем люди публично посылают нецензурные проклятья в сторону глав государств.

Если в отношении первых, как я понимаю, действует так называемая политическая «крыша», то неужели наша прокуратура не видит состава преступления в оскорблениях президента многомиллионной державы от какого-то прохиндея, размахивающего государственным флагом Эстонии?

Помню, как однажды, эстонское телевидение на русском языке пригласило меня на обсуждение событий, связанных с Грузией и Южной Осетией. Это был первый и последний раз, когда меня приглашали на ЭТВ для участия в дебатах по каким-либо актуальным вопросам. Тогда я попытался рассказать правду в отношении происходящих трагических событий, о том, кто начал войну и почему для Прибалтийских стран крайне важно сохранять нормальные отношения со всеми своими соседями. Не получилось, не дошло. Через несколько лет миру, в том числе недружественно настроенному к России, пришлось эту самую правду признать. После событий в Крыму, наверное, понимание и признание неизбежных реалий должно будет происходить уже легче и быстрее.

Сегодня я живу с нескрываемым расчетом, что в новое правительство Эстонии пришли другие люди, с иным мировоззрением, ищущие не войны и пушек, а мира и понимания. Вместо бомбардировщиков и истребителей, танков, старых гаубиц и новейших шпионских технологий, Прибалтике нужнее дороги, трактора, школы и пароходы. Зачем нам воевать? Нам нужен мир.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций