Публикация

  • 25.03.2014
    Немецкий наблюдатель о референдуме в Крыму

За ходом референдума в Крыму наблюдали представители политических партий из Германии, в их числе были Торстен Коплин (Torsten Koplin), депутат ландтага Мекленбурга-Передней Померании и его коллега-депутат Хикмат Аль-Сабти (Hikmat Al-Sabty).

Сайт «Русское поле» попросил Торстена Коплина дать оценку тому, как проходил референдум.

- Скажите пожалуйста, почему Вы выразили желание поехать в качестве международного наблюдателя в Крым, на референдум? Кто Вас делегировал и кто финансировал?

- Международное наблюдение, как я это себе представляю, и как это практикуется, представляет собой наблюдение за технической стороной вопроса: за подготовкой к голосованию, контроль за технической стороной хода голосования, условиями голосования, вопросы постороннего влияния, контроль за подсчетом голосов и наблюдением за событиями на избирательных участках. Наблюдение за выборами никак не совместимо с политической ангажированностью.

Соответственно, международное наблюдение позволяет создать объективную картину  - были ли проведены выборы по демократическим критериям, таким как всеобщее, равное, тайное, свободное голосование.

Наблюдение за ходом выборов является хорошим шансом для сохранения и дальнейшего развития ненасильственного (мирного) разрешения конфликтов. Международные наблюдатели могут внести свой вклад в деэскалацию конфликта.

Я дал согласие стать наблюдателем, потому что именно в этом смысле и хотел действовать.

Наблюдение за ходом выборов состоялось по приглашению брюссельского бюро «Европейский центр геополитического анализа». Их, в свою очередь, попросило осуществить наблюдение за выборами Крымское правительство.

Как принято в международной практике, финансовые расходы берет на себя приглашающая сторона, в данном случае — правительство Крыма. Сюда относятся перелет, проживание и питание. Для наблюдателей, как это в таких случаях принято, никаких гонораров не выплачивалось.

- Как вы можете оценить проведение референдума с точки зрения соблюдения демократических процедур и международных правовых форм.

Свою оценку я могу дать только для Ялты  и прилегающих к ней районов, потому что только там я наблюдал за выборами и смог переговорить с избирателями.

На мой взгляд, на этих участках Референдум соответствовал критериям демократического голосования, как я о них сказал выше, отвечая на первый вопрос.

Несколько противоречит моей оценке тот факт, что на избирателей оказывали сильное влияние СМИ. Также было много рекламных щитов, на которых рекламировался ответ «Да» - за присоединение Крыма.

Как сообщалось, украинские телевидение было за 14 дней до Референдума отключено. Такая интенсивная агитация за голосование в международной практике не редкость, но отключение радио и телевидения невозможно.

С другой стороны, были два инцидента.

Сначала на одном участке помешали проводить наблюдение, но потом все быстро разъяснилось. И на другом участке немецкой делегации не дали принять участие в подсчете голосов.

То, что я упоминаю и критикую эти события, а тоже самое я сделал для прессы в Крыму, подтверждает, что наша наблюдательная миссия - совсем не акт вежливости и уж точно не тянет на «фиговый листок», как некоторые пытаются так унизительно представить нашу миссию.

- По вашему мнению, волеизъявление народа было добровольным  или вы имеете факты силового воздействия на избирателей?

Волеизъявление избирателей в Ялте и окрестностях (где присутствовал г-н Коплин — ред.) было свободным. Не было военного присутствия. Один или два полицейских держались невдалеке от избирательного участка. Волонтеры, невооруженные помощники были около избирательных участков, на случай предотвращения провокаций.

- Будет ли международная группа наблюдателей делать доклад по итогам результатов референдума? И в какие международные организации доклад будет передан?

Международные наблюдатели не будут составлять единого заключительного доклада. Это связано с тем, что среди наблюдателей были также и правые националисты и правые консерваторы, с которыми ни я, ни любой другой член немецкой делегации не имеем ничего общего. и не хотим ничего месте делать, поэтому у нас не может быть общего заключения.

- Западные СМИ, в том числе и в Германии, называют присоединение Крыма к Российской Федерации «русской аннексией». Как Вы можете прокомментировать такую точку зрения?

 - Прежде всего, я бы хотел сказать, что не все немецкие СМИ одинаково освещают этот вопрос. Очень серьезное освещение о происшедшем, на мой взгляд, предпринимает «Новая Германия» (Neue Deutschland). Остальные СМИ или принадлежат к публично-правовым (государственным — ред.) и освещают все очень тенденциозно, или вовсе однозначно антирусски.

О «русской аннексии» никакой речи быть не может. Аннексия - это акт насильственного, принудительного захвата территории. Этого не происходило. Напротив, из всех имеющих право голоса - 86,6 % избирателей и избирательниц приняли участие в голосовании. Из них 95,5 % проголосовали за присоединение Крыма к Российской Федерации. И, кстати, крымские татары, которые предварительно обещали бойкотировать выборы и для этого приводили свои причины, все-таки приняли участие в голосовании — из них проголосовало 40%.

 Из них большинство высказалось за присоединение к Российской Федерацию.

- Не секрет, что в немецком обществе и политической элите широко распространились антирусские настроения. Что, по вашему мнению, нужно предпринять, чтобы прорвать информационную блокаду и разъяснить обществу позицию России?

Требование времени - приступить к политическому диалогу. До сих пор тенденциозно освещавшим СМИ нужно давать реалистичную информацию о происходящем. Взаимные санкции только приведут к обострению  ситуации вместо деэскалации.

Мое предложение — созвать международную конференцию, цель которой - создать архитектуру безопасности, отвечающую как европейским так и российским интересам.

Референдум в Крыму нужно уважать в этой связи, потому что люди воспользовались своим правом на самоопределение.

- Как вы оцениваете процессы, происходящие на самой Украине?

Для меня полностью понятно, что много людей на Украине протестуют против экономического и социального обнищания, они возмущены злоупотреблениями и коррупцией. Они больше не хотят мириться с этим.

И прошедший референдум в Крыму нужно рассматривать отчетливо в этом аспекте. Подавляющее большинство людей Крыма выразили свое желание о присоединении Крыма, потому что есть глубоко укоренившиеся исторические  связи с Россией, потому что они, так же как и люди в других местах, хотят жить в благополучии, и потому, что законно опасаются, что власть фашистов распространяется.

- Беспокоит ли Вас нарастание  русофобии и антисимитизма, неофашизма на Украине. Почему этих явлений не замечает Евросоюз и особенно Германия?

Конечно, это меня беспокоит, и ни в коем случае нельзя смотреть на это сложа руки. Я полностью согласен с Грегором Гизи, когда он в своей речи, посвященной заявлению канцлера по Украине, предостерег: еще никогда фашисты, получившие власть, не отдавали ее добровольно.

Непонятно и непростительно, что правительство Германии и другие западные правительства согласились с участием фашистов в украинском правительстве, недооценивают этот факт, даже поддерживают финансово.

Отношение к этому вопросу в каждой отдельной партии точно неоднозначно, и конечно, есть много социал-демократов, либералов, консерваторов и зеленых, которые точно так же разделяют мои опасения. Но, вместе с тем, в этих же партиях есть, очевидно, существенные силы, которые сохраняют иллюзию, что можно справиться как-то с фашистами.

И есть возможно люди, которые взвесив свои собственные интересы. делают ставку на то, что правые и националистические силы Украины хорошо подходят для отстаивания их интересов.

 Ничем другим не объяснить, что хотят подписать соглашение с действующим украинским правительством. Но ассоциация обозначает образование общности. Таким образом, они объединяются с фашистами.

- Как Вы считаете, в условиях резко осложнившихся международных отношений, сохранятся ли дружественные связи между нашими народами?

Дружба народов может развиваться и дальше, если люди этого действительно хотят, и если удастся народам различить, что не простые люди на Украине, в России, Польше или Германии враги друг другу, а что в этом конфликте речь идет о интересах и прибылях, геополитических влияниях и власти все еще существующих военно-промышленных комплексов.

В атмосфере дружбы между народами сами по себе процветают торговые и гуманитарные отношения.

Было бы прекрасным знаком народной дружбы и мирного будущего если бы этим летом дети из всех стран сегодняшнего конфликта могли бы вместе собраться в прекрасном лагере отдыха «Артек» в Крыму, чтобы ясно показать, что ход истории может и должен быть другим.

В подготовке материала принимали участие: Вера Татарникова, Елизавета Карасева, Елена Еременко, Юрий Еременко

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций