Публикация

  • 13.01.2014
    Суды против Конституции?
    Автор: Регина Прокопова

В последнее время распространилась практика, когда суды начинают по-своему трактовать нормы права, игнорируя при этом права конкретных людей. В данном случае речь идет о том, что русскоязычных граждан заставляют переводить на молдавский язык документы, которые они подают в суд. Ссылаются при этом на две статьи Гражданского процессуального кодекса ―  измененную в декабре прошлого года  24-ю и 167-ю.

Попробуем разобраться. В прежней редакции п. 5 ст. 24 звучал так: «Процессуальные акты, которые вручаются лицам, заинтересованным в исходе дела, переводятся по их просьбе на язык, на котором велся процесс, или на язык, которым они пользовались в процессе...». В измененном варианте сказано: «Судебные акты вручаются участникам процесса на языке, на котором ведется процесс или, по их просьбе, на государственном языке».

Конечно же, между ними существенная разница, несмотря на то, что п. 3 этой статьи остался без изменений: «Определением судебной инстанции может быть принято решение о проведении процесса на языке, приемлемом для большинства участников процесса». Это чистой воды лукавство, потому что суды у нас ведутся только на молдавском языке. Даже если большинство участников процесса им не владеют.

Однако вернемся к требованию судей о переводе предоставляемых документов на молдавский язык. Оно  НЕЗАКОННО! Где, в каком документе содержится такое требование? В уже упоминавшейся ст. 24 ГПК его нет! Повсеместно сейчас судьи ссылаются на ст. 167 ГПК, п. а, где сказано: «Если письменные доказательства составлены на иностранном языке, судебная инстанция может распорядиться о представлении их в переводе в установленном законом порядке». Но русский язык, в соответствии с органическим Законом о функционировании языков (а органический закон уступает в своем статусе только Конституции), является НЕ иностранным, а языком межнационального общения! Почувствуйте разницу, как говорится в известной рекламе. То есть его никак нельзя ставить в один ряд с китайским, шведским или суахили...

Но даже если допустить, что он «иностранный», то все равно в процитированной ст. 167 не сказано ни слова о переводе исковых заявлений – там названы только письменные доказательства. А в Кодексе каждое слово имеет значение. И слово, указанное в Кодексе, не может подлежать расширительному толкованию.

На всякий случай разъясним, чем оборачивается требование о переводе для подавшего иск гражданина. К письменным доказательствам может относиться целая куча документов, в том числе, например, контракт, составленный нотариусом, в котором, как правило, 4–5 страниц. А знаете, сколько стоит перевод одной страницы? В Кишиневе – от 80 леев и выше, в Штефан-Водэ – 200. И каждая должна быть заверена нотариусом! И не надейтесь, что вам удастся сэкономить на переводе, препоручив его знакомой учительнице молдавского языка или просто грамотному соседу-молдаванину: переводчик должен иметь лицензию и только при этих обстоятельствах судья признает законность сделанного перевода.

И разве кого-то из судей остановят справки от истцов о состоянии их здоровья, о размере пенсий, не дотягивающих до одной тысячи леев? И смотрят судьи при этом так, что в их глазах без труда читается: «Нет денег? Сиди дома и не рыпайся!».

Нет, дорогие (во всех смыслах) наши судьи! «Рыпаться» мы будем, и жаловаться на вас тоже будем – вплоть до судов международного уровня. Во-первых, потому, что вы нарушаете Основной закон ―  Конституцию нашей страны, причем сразу несколько ее положений: равенство перед законом (ст. 16 – «(1) Уважение и защита личности составляют первостепенную обязанность государства. (2) Все граждане Республики Молдова равны перед законом и властями независимо от расы, национальности, этнического происхождения, языка, религии, пола, взглядов, политической принадлежности, имущественного положения или социального происхождения»); свободный доступ к правосудию (ст. 20, п. 2 – «Ни один закон не может ограничить доступ к правосудию»); право противодействовать ущемлениям власти (ст. 53 – «(1) Лицо, ущемленное в каком-либо своем праве властью посредством какого-либо административного акта или неудовлетворением прошения в установленный срок, может добиваться признания своего права, отмены акта и возмещения ущерба»); осуществление прав и свобод (ст. 54 – «(1) В Республике Молдова не могут быть приняты законы, запрещающие или умаляющие права и основные свободы человека и гражданина. (2) Осуществление прав и свобод не подлежит никаким ограничениям», ст. 118 (2) Лица, не владеющие молдавским языком или не говорящие на нем, имеют право ознакомиться со всеми документами и материалами дела, изъясняться в суде через переводчика. (3) В соответствии с законом, судопроизводство может вестись и на языке, приемлемом для большинства лиц, участвующих в судебном процессе»); обязательность вступивших в законную силу приговоров и других судебных решений – ст. 120 (привет Олонештам! – Р. П.) – «Соблюдение вступивших в законную силу приговоров и других судебных решений, а также содействие судам в ходе судебного процесса, в исполнении вступивших в законную силу приговоров и других судебных решений обязательны», ну и целый ряд других, в частности ст. 4 «Права и свободы человека»: «(1) Конституционные положения о правах и свободах человека толкуются и применяются в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека, пактами и другими договорами, одной из сторон которых является Республика Молдова. (2) При наличии несоответствий между пактами и договорами об основных правах человека, одной из сторон которых является Республика Молдова, и внутренними законами приоритет имеют международные нормы».

Достаточно? Можно было бы привести еще целый ряд законов – и о функционировании языков, и о правах национальных меньшинств, но и Конституции в данном случае достаточно. 

В случае, если какой-то судья все же снова нарушит Конституцию Молдовы и потребует от вас документы в переводе на молдавский язык – обращайтесь в Центр по защите прав российских соотечественников, проживающих в Молдове и Приднестровье. Наши юристы готовы заставить судей-нарушителей  уважать Основной закон страны.

Центр считает, что требование судов к русскоязычным гражданам об обязательном переводе на молдавский язык  документов, которые они подают в суд,  противоречит Конституции нашей страны.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций