Публикация

  • 24.08.2012
    «Наша задача – помогать соотечественникам, когда у них возникают правовые проблемы»
    Автор: Владимир Веретенников

Мы беседуем с Игорем Константиновичем Панёвкиным - исполнительным директором российского государственного Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. И. Панёвкин рассказывает о работе возглавляемой им структуры и о том, как представители соотечественников могут заручиться поддержкой Фонда в процессе отстаивания своих интересов.

 - Расскажите, пожалуйста, в чем состоят цели и задачи возглавляемого вами учреждения?

 - Я вижу нашу задачу в том, чтобы в рамках действующих пониманий того, что есть Русский мир, постараться оказывать практическую помощь нашим зарубежным соотечественникам – если у них возникают определенные правовые проблемы. И здесь вырисовываются два главных направления работы. Во-первых, мы собираемся создавать так называемые Центры правовой помощи – которые предоставляли бы реальную поддержку обращающимся туда людям. При этом, для оказания эффективной помощи соотечественникам подобные Центры имели бы возможность заключать договора о сотрудничестве с уже действующими правозащитными структурами, вроде тех, что имеются в том числе и в Латвии и в Эстонии. По нашей просьбе данные структуры могли бы осуществлять самую разнообразную деятельность: от оказания услуг юридических консультантов до помощи в защите своих интересов через суды. Уже в этом году мы намереваемся создать несколько таких Центров – например, в Молдове. Тамошние представители составили очень грамотную заявку, которая была нами утверждена - и в настоящее время ведется чисто техническая юридическая деятельность, связанная с подготовкой необходимых договоров, призванных регламентировать все стороны деятельности данного Центра правовой помощи.

 - А в чем заключается второе из упомянутых вами направлений деятельности?

 - Второе направление связано с тем, что мы вынуждены работать с «горящими», что называется, ситуациями, непосредственно связанными с судебными процессами, затрагивающими интересы наших граждан и соотечественников. Дело в том, что нередко люди обращаются к нам с просьбами о помощи в финансировании юридических услуг в процессах, исход которых может иметь если не прецедентное значение, то, по крайней мере, способен оказать существенное влияние на судьбы сотен людей. Могу привести конкретные примеры. Например, одно из таких дел идет во Франции и связано со стремлением российской гражданки добиться воссоединения со своей дочерью. Другое дело имеет место в Литве – по защите интересов ветерана Великой Отечественной войны. Третье – юридическая помощь руководителю одного из координационных советов по взаимодействию с соотечественниками в Германии в защите его  чести и достоинства. Мы чувствуем, что должны помочь этому человеку и его организации, столкнувшимся с некрасивыми измышлениями в свой адрес.

 - Ну а, допустим, тема юридической помощи тем, кто борется с  неправомерным закрытием русских учебных заведений в зарубежных странах – она тоже входит в круг интересов вашего учреждения?

 - Да, такая тема, без сомнения, тоже входит в круг наших интересов. Но тут все зависит от заявок о помощи, которые мы можем получать от заинтересованных лиц. Мы считаем, что не имеем морального права самостоятельно инициировать рассмотрение подобных вопросов в судах других государств – такое было бы не слишком корректно. Если же к нам, допустим, обращается координационный совет соотечественников того или иного государства и говорит, что сложилась нетерпимая ситуация, если они располагают адвокатами, готовыми за деньги отстаивать интересы русскоязычного населения, то тогда дело совсем другое. Это же относится и к прочим случаям, когда люди или организации, дискриминируемые по этническому признаку, вынуждены отстаивать свои права через суд. Мы, в соответствии с нашим уставом, готовы рассматривать просьбы о помощи и оказывать посильную финансовую поддержку. Кстати, в некоторых случаях, если поступают просьбы такого рода, мы готовы направлять российских консультантов в помощь местным юристам – ибо одна голова хорошо, а две лучше. Но, естественно, основная работа в любом случае ложится на плечи адвокатов из стран, где ведутся процессы – они располагают лицензиями для ведения юридической деятельности в этих государствах, знают местные языки, лучше ориентируются в тамошнем законодательстве. Еще раз подчеркну, мы занимаемся только такими делами, в которых видим явные признаки дискриминации наших соотечественников из-за их национальности. Но тут необходимо, чтобы факт дискриминации был однозначно налицо – в противном случае, мы, естественно, не станем вмешиваться. Например, мы не ввязываемся в споры наших соотечественников с иностранцами из-за детей, случающиеся в ходе бракоразводных процессов  – в тех случаях, когда видим, что дети явно выступают «разменной монетой» в имущественных раздорах. Кстати, такого рода происшествия имеют место весьма часто.

 - Как было встречено известие о создании вашего фонда широкой общественностью? Было ли понимание необходимости такого учреждения?

 - Фонд только-только начав работать и еще не успев выдать не единого гранта, попал под огонь ожесточенной критики – причем, в основном, совершенно не по делу. Кричали, что опять бюджетные деньги попали «не туда», что, дескать, чиновники снова начнут делить «большой кусок пирога» по своему произволу, что вообще куда лучше было бы вручить эти средства непосредственно в руки соотечественников. Мол, именно сами соотечественники распорядились бы ими с куда большей эффективностью. Естественно, распространялись байки о гигантских взятках, которые якобы вносятся за право работать в Фонде поддержки и защиты прав соотечественников, поближе к государственным деньгам. Ходили нелепые домыслы о том, что мы, якобы, намерены отправлять российских адвокатов для того, чтобы они целиком и полностью вели процессы соотечественников в тех же странах Балтии. В общем, очень много чуши о нас наговорили – которую нам пришлось с большим трудом «разгребать» в интервью средствам массовой информации.

 - В настоящее время заметен рост у зарубежной русской молодежи интереса к повышению своей юридической грамотности. Готовы ли вы оказывать поддержку в данном вопросе?

 - Ну, допустим, если один из Центров правовой помощи поставит перед собой задачу повышения правовой грамотности представителей юного поколения или повышения квалификации молодых юристов, то мы, естественно, можем оказать содействие в этом деле. Более того, необходимость оказания помощи в таких вопросах прямо прописана в уставе нашего Фонда. Если представители Центра правовой помощи собираются проводить соответствующие семинары три-четыре раза в месяц, то можно включить необходимую смету в заявку – и, как я считаю, содействие с нашей стороны не будет для нас каким-то чрезмерно затратным делом. Кроме того, мы можем оплачивать перевод на русский язык сводов имеющих важное значение законодательных норм государств проживания общин соотечественников, а также законов европейских инстанций, имеющих отношение к правозащите. У меня на столе уже лежат заявки из Эстонии – там есть люди, готовые выполнить работу по переводу подобных законов с английского и эстонского языка на русский.

 - Скажите, рассчитывать на удовлетворение заявки в адрес вашего Фонда  можно лишь в случае ее поддержки со стороны местного координационного центра соотечественников?

 - Нет, не только. Хотя, разумеется, для нас крайне важно знать мнение координационного совета по любой проблемной ситуации. Вернее так: было бы крайне желательно подтвердить обоснованность любой заявки мнением координационного совета. Помимо этого, мы, получая некоторые из заявок, еще и дополнительно консультируемся в профильных департаментах Министерства иностранных дел – это очень быстро делается. Если речь идет о судебных делах, особенно таких, которые связаны с участием Европейского суда по правам человека, то мы запрашиваем еще и точку зрения министерства юстиции. Мы собираем всю возможную информацию. То есть, хочу подчеркнуть: когда мы принимаем решение по той или иной заявке, то за этим отнюдь не стоит просто мое или окружающих меня людей мнение – все тщательнейшим образом обоснуется имеющимися фактами. Иногда нам самим трудно оказывается сказать «нет» - но мы вынуждены делать это в силу имеющейся объективной реальности. Зато, уж когда мы говорим «да», то это тем приятнее, поскольку мы знаем, что наше согласие подкрепляется всесторонне взвешенными факторами.

 - Итак, если какие-то люди намерены просить поддержки вашего Фонда по тому или иному вопросу, с чего они должны начать?

 - Они должны нам написать на е-мэйл rusfond2012@mail.ru, либо отправить сообщение на факс +7-499-244-2441, или позвонить по телефону с тем же номером и проконсультироваться: подходит нам то или иное предложение, или не подходит. У нас есть и свой портал pravfond.ru – там содержатся все необходимые правила, как надо заполнять заявки, информация о том, в каком порядке они рассматриваются, как заключаются договора и т.д. Там выложены и все наши основные документы, важные статьи и интервью, содержащие существенную информацию о работе Фонда. В принципе, мы готовы рассмотреть в предварительном плане любую заявку, но лучше, конечно, чтобы к нам звонили и писали те, кто заранее имеет представление о наших правилах и критериях. Иногда оказывается так, что к нам обращаются люди с гигантскими, что называется «многоступенчатыми» заявками и мы им говорим: знаете, целиком мы вас удовлетворить не сможем, но готовы выделить деньги на ту или иную  часть вашей заявки. Если вас такой вариант устраивает, то начинаем сотрудничество. А вообще, тут нет и не может быть однозначного подхода, ибо к каждой заявке мы подходим сугубо индивидуально. У кого-то и цель достойная и составлено все идеально, а кому-то по нескольку раз приходится подсказывать, что нужно поменять в тексте заявки.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций