Публикация

  • 13.07.2020
    Дела турецкие?
    Автор: Константин Волков, Елена Яковлева

Собор Святой Софии (Айя-София) в Стамбуле 10 июля сменил свой статус, превратившись из музея в мечеть. Таково было решение Верховного административного суда (Госсовета) Турции, на основании которого президент Реджеп Тайип Эрдоган подписал указ, в котором сказано, что музей-мечеть Айя-София отдается под руководство Управления по делам религий (Diyanet) и открывается для мусульманских богослужений. Первая молитва (пятничный намаз) в Айя-Софии пройдет 24 июля. По всей видимости, на нем будет присутствовать все руководство страны.

Причины смены статуса

На смену статуса турецкий президент пошел, по всей видимости, с целью консолидации сторонников правящей Партии справедливости и развития (AKP), значительная часть которых представляет собой умеренных националистов и сторонников усиления исламского вектора. Не лучшая экономическая и политическая ситуация в Турции вынуждает искать способы для привлечения и удержания электората.

Одним из вариантов стало превращение Айя-Софии в мечеть. Ведь, согласно опросам, более 70 процентов респондентов в Турции поддерживали этот шаг. Собственно, реакция на нынешнее решение Эрдогана подтверждает итоги соцопросов. На площади перед собором вечером 10 июля собралось большое число верующих, читающих молитвы и выкрикивающих лозунги в поддержку решения президента. Что интересно, оппозиционные светские партии, в том числе и называющая себя продолжательницей дела Ататюрка Республиканская народная партия (CHP) никак не возразили на смену статуса собора.

Разумеется, для немусульманского мира 10 июля 2020 года стало довольно печальным днем. Наверняка, было бы лучше, если бы турецкие власти не стали пересматривать решение основателя Турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка и оставили Святую Софию музеем. Тем более, что с просьбами и требованиями об этом выступили многие страны, в их числе - Греция, Россия, США. А патриарх Константинопольский Варфоломей заявил, что смена статуса Святой Софии приведет к усилению раскола между христианами и мусульманами.

Однако президент Эрдоган однозначно заявил ранее, что статус Айя-Софии - внутреннее дело Турции. Многие могут быть несогласны с этим постулатом, но с юридической точки зрения Эрдоган прав. Находящийся в центре Стамбула собор, несмотря на то, что он включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, не обладает экстерриториальностью, и распоряжается им именно Турция, будь то фонд (вакуф) Айя-Софии, Министерство культуры или Управление по делам религий. Тот факт, что патриарх Константинопольский, несмотря на зависимость Фанара от турецких властей, нашел возможность сделать такое заявление, делает ему честь, но, увы, ни на что не влияет. Равно как и предложение главы Армянского патриархата Константинополя Саака Машаляна сделать собор местом молитв для всех конфессий. Мнение христиан мало интересует политиков в стране, где доля мусульман составляет более 96 процентов.

Смена статуса собора вызвала большое возмущение в православном мире. Так, реакция Греции предсказуема - у наследницы Византии всегда были напряженные отношения с турецким государством.

Еще один повод - «попрание православного символа», не теряющая популярности идея времен борьбы Балкан против османского владычества в XIX веке. Наконец, православных заботят сохранность убранства и свобода входа в Святую Софию.

Проблема фресок

Что касается убранства собора, то пока особых причин для беспокойства не видно. Хотя многие уже гадают, как турки поступят с мозаиками и росписями (рассматриваются три варианта: закрасят; срежут и выставят в музее; задрапируют тканями), на чем базируются эти опасения - неясно.

Так, днем ранее пресс-секретарь аппарата президента Турции Ибрагим Калын отметил, что открытие Айя-Софии для молитв не изменит того факта, что собор - один из объектов мирового культурного наследия, и что его смогут посещать все желающие. Президент Эрдоган, выступая вечером 10 июля с телеобращением к нации, заявил, что «наши предки сохраняли Айя-Софию, приглашали самых известных архитекторов со всей империи, и тем самым отреставрировали Айя-Софию и Стамбул в целом, сохранили всю мозаику внутри здания. Айя-София до сих пор сохраняла общекультурную ценность и открытость для всех культур, а теперь она открыта и для молитв. Пусть это будет благом»!

Турецкий политолог, историк Тогрул Исмаил заявил в интервью русскоязычному турецкому телеканалу TRT, что мозаики и фрески, по его мнению, останутся на месте, поскольку Турция обязалась сохранять этот объект Всемирного наследия ЮНЕСКО и не намерена отказываться от своих обязательств.

Согласно данным Министерства культуры и туризма Турции, Святая София стала наиболее посещаемой достопримечательностью в стране, в 2019 году в соборе побывали 3,72 миллиона посетителей. Стоимость входного билета для детей старше восьми лет составляет 100 лир (около 15 долларов). Таким образом, за прошлый год собор принес доход в размере свыше 52 миллионов долларов, даже если исходить из того, что за билеты заплатили лишь 3,5 миллиона туристов. Если власти решат убрать мозаики и фрески, это, очевидно, снизит количество туристов. Маловероятно, что Турция с ее сложной экономической ситуацией решит отказаться от этих средств. Правда, Эрдоган заявил, что вход в Айя-Софию могут сделать бесплатным, как и во все остальные мечети, однако сомнительно, что это решение будет долговечным.

Считается, что возведение Святой Софии обошлось императору Юстиниану в 145 000 килограмм золота, это тогда было три годовых бюджета Византии. Поддержание в порядке здания, которому более 1500 лет, обходится сейчас в миллионы долларов ежегодно, особенно учитывая сейсмоопасность стамбульского региона, и маловероятно, что власти захотят финансировать все это из бюджета, пусть даже с помощью регулярных взносов ЮНЕСКО на поддержание памятника всемирного значения. Другое дело, что полы в мечети принято покрывать коврами. Если это будет сделано и в Айя-Софии, то туристам придется снимать обувь и носить ее с собой в пакете, как это практикуется в Голубой мечети.

Осадок останется

Другой повод для недовольства сменой статуса Святой Софии - этот храм зачастую воспринимают как символ православия. Идея «креста над Святой Софией» не нова и принадлежит грекам, которые издавна лелеяли надежду на то, что русский царь освободит Константинополь и передаст им Святую Софии. По одной из греческих легенд, царь Петр Первый хотел быть похороненным в Святой Софии. Эсхатологические пророчества на эту тему встречаются у некоторых православных святых, среди которых в России особым вниманием пользуются предсказания греческого монаха Паисия Святогорца, в основном носящие антитурецкий характер. Он, в частности, предсказывал, что случится война Греции с Турцией, в которой Греция одержит победу с помощью России и вернет себе Святую Софию.

Понятно, что эта идея лежит за пределами реальной политики и является частным случаем тысячелетней мечты об установлении христианского царства на земле, как некоторые мусульмане мечтают об умме - объединении всех правоверных в единое сообщество.

Кстати, что касается мусульманских богослужений в Айя-Софии, то формально собор был открыт для них еще в 1991 году указом министра культуры Турции, тогда же в него назначили имама и муэдзина. Другое дело, что в те времена Турция стремилась в Евросоюз, а период исламского возрождения еще не начался, и страна придерживалась секулярных принципов, завещанных Ататюрком.

Аль-Акса - следующая

Что касается последствий смены статуса Айя-Софии для самой Турции, то президент Эрдоган, похоже, планирует сделать это некоей точкой отсчета для возрождения турецкого влияния в мире. В частности, в своем арабоязычном Twitter он написал, что открытие Айя-Софии является предвестником освобождения мечети Аль-Акса, третьей по значению исламской святыни, расположенной в Восточном Иерусалиме. Вероятно, в ближайшее время стоит ожидать и других заявлений Анкары в подобном духе. Безусловно, эти слова будут раздражать Израиль и Европу, однако они рассчитаны не на них, а на мусульманский мир, чтобы показать, что Турция как раз и стремится к созданию единой уммы. При этом Анкара и без того находится в довольно натянутых отношениях с большинством христианских стран, поэтому новая порция критики с их стороны его, очевидно, не испугает.

Мнение

В Русской православной церкви заявляют, что преобразование Святой Софии из музея в мечеть - это «удар по всему православию».

Ключевые слова, определяющие реакцию Русской православной церкви на изменение статуса Святой Софии, прозвучали в заявлении Патриарха Кирилла, предупредившего еще в начале июля, что «Угроза Святой Софии - это угроза всей христианской цивилизации, а значит и нашей духовности и истории... По сей день для каждого русского православного человека Святая София - это великая христианская святыня».

В своем заявлении он высказал надежду на благоразумие государственного руководства Турции и призвал к сохранению «нейтрального статуса Святой Софии как одного из величайших шедевров христианской культуры, храма - символа для миллионов христиан по всему миру», в уверенности, что это послужит дальнейшему развитию отношений между народами России и Турции и укреплению межрелигиозного мира и согласия.

К сожалению, призывы Патриарха не были услышаны.

Глава отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата, митрополит Волоколамский Иларион назвал решение турецких властей «ударом по всему мировому православию», подчеркнув, что «для всех православных христиан по всему миру храм Святой Софии - это такой же символ, как для католиков собор Святого Петра в Риме». И поэтому Русская церковь может воспринимать решение об изменении статуса Святой Софии не иначе как «с большим сожалением».

Решение властей Турции вряд ли будет пересмотрено в ближайшее время, заявил глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда. «Сейчас не очень понятно, каким образом это решение может быть переиграно» - цитируют РИА Новости слова Легойды.

Но, по его словам, в перспективе история, конечно, будет все «расставлять по своим местам».

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций