Публикация

  • 19.09.2019
    Руслан Коцаба: Европа должна принуждать украинскую власть к адекватности
    Автор: Александр Носович

Аналитический портал RuBaltic.Ru выступил на пленарной сессии 23-го ежегодного Совещания ОБСЕ по обзору выполнения обязательств в сфере человеческого измерения в Варшаве с докладами о преследовании журналистов и ограничении свободы слова в странах Прибалтики и на Украине. О том, что происходит на Украине после победы на майдане «европейского выбора» с оппозиционными СМИ и неугодными журналистами, рассказал проведший полтора года в тюрьме за свои высказывания о войне в Донбассе, признанный международной правозащитной организацией Amnesty International узником совести украинский журналист Руслан Коцаба.

— Вы один из самых известных украинских журналистов, которые подвергались преследованиям со стороны украинской власти. Спустя несколько лет после возбуждения против Вас судебного дела Вы можете объяснить, за что Вас посадили тогда?

— Меня арестовали показательно, потому что я был первым, кто назвал войну на Донбассе гражданской. Я имел на это моральное право, потому что был военным корреспондентом, который побывал по обе стороны фронта.

Я знал правду, знал, что война — это просто бизнес олигархов, и выступил противником решения их экономических вопросов с помощью войны.

Есть дипломатия, есть язык политики, экономические инструменты, но только не нужно убивать людей. Я так считаю, я — христианин и пацифист. Это во-первых.

Во-вторых, моим арестом хотели запугать всю остальную журналистскую тусовку, чтобы журналисты не критиковали власть. Если критикуешь власть во время войны, которую политики назвали «гибридной», значит, подыгрываешь Путину. Такая была логика.

 

Я же считаю, что журналист априори обязан критиковать власть — это его миссия. Хвалить власть должны пресс-служба, PR-агентства, а мы — журналисты, псы демократии, — должны власть критиковать.

Поэтому меня показательно 524 дня продержали в тюрьме.

— А почему тогда Вас выпустили?

— Меня выпустили, потому что вмешались Европа. Все-таки украинская власть зависит от международных финансовых вливаний. Политики все поняли, когда Могерини (Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности в Комиссии Юнкера Федерика Могерини — прим. RuBatlic.Ru) сказала в Брюсселе: «Либо вы немедленно выпускаете Коцабу, либо сюда больше не приезжаете. У нас за YouTube в тюрьму не сажают».

Такая простая ситуация позволила мне выйти из тюрьмы.

Но в ближайшее время у меня должно состояться первое подготовительное заседание по новому делу о том, что я — враг народа.

То есть дело о госизмене и препятствовании вооруженным силам Украины. Власть не успокоилась. Хотя они прекрасно понимают: если я дойду до ЕСПЧ, то, конечно, выиграю. И тогда просто уволить кого-то с работы не выйдет. Потому что там целый букет служебных преступлений, лжесвидетельств, неправовое судебное решение первой инстанции и тому подобное.

Прокуратура требовала для меня 12 лет лишения воли с конфискацией за оценочное суждение.

В то же время их обвинение — это и есть оценочное суждение, не подкрепленное никакими фактами. И оно провалилось в апелляционном суде.

— Вы верите в украинское или международное правосудие?

— Я не верю, что мое дело и другие подобные дела сегодня можно разрешить юридически, даже при новой власти. Политическое дело можно решить только политическим решением, как это было с Луценко и Тимошенко. Должен быть указ президента — высшего чиновника, объединяющего все три ветви власти. Он должен всех узников совести выпустить.

Потому что частично признавать свою вину, просить помилования, — на это уже никто не пойдет. Если меня тюрьма и 524 дня в одиночной камере не сломали, то, Вы сами понимаете, мне сейчас проще переждать очередную власть ура-патриотическую, шароварно-камуфляжную, чем запятнать свою честь и свое доброе имя.

— Судя по своей истории, Вы можете сказать, что после смены власти на Украине что-то стало меняться? Уже больше 100 дней прошло после инаугурации Зеленского. Чем эта новая Украина отличается от той, что была при Порошенко?

— Я думаю, что Украина, увы, новой не стала. Есть несколько групп влияния, от которых очень зависит Зеленский. Но лично я считаю, что он хочет войти в историю и выйти из своего кабинета не так, как Порошенко, а с гордо поднятой головой. Я хочу в это верить.

Но то, что Зеленский сегодня не выполняет свои обещания, — серьезная проблема. Хотя у него есть большинство в парламенте. По сути, он узурпировал все ветви власти. Нужно просто попробовать добиться того, что обещано.

— Вы верите в мероприятия, подобные сегодняшней конференции БДИПЧ ОБСЕ? Они могут что-то улучшить в судьбе журналистов?

— Нет, тут не принимают решения. Это просто дискуссионная площадка, на которой можно поднять вопрос и внести его в резолюцию. В реальности они могут немного. Как на уровне Совета Европы есть парламентская ассамблея Совета Европы, так же на уровне ЕС есть БДИПЧ ОБСЕ.

На этом уровне нам важно, чтобы нас услышали.

Мандата на принятие решений у БДИПЧ нет, но они могут принудить украинскую власть к адекватности.

Потому что украинская власть всецело зависит от международных валютных аферистов: МВФ, Банка реконструкции и развития и так далее. Украина — не субъект, а объект геополитики. К сожалению.

— Если Европа реагирует и осуждает, Украина как-то меняет свое поведение? Если исходить из Вашей истории?

— К счастью, меня выпустили из-под ареста и полностью оправдали. Но через год я снова стал обвиняемым по тем же статьям. Идет политический пинг-понг.

Как только украинская власть видит, что Европа занята своими проблемами, политики начинают «быковать».

И это остается безнаказанным, потому что наша журналистская тусовка не дружная. И это проблема. Иначе мы бы совместно выступали против всего того позора, который происходит вокруг телеканалов NewsOne, 112.ua, ZIK и прочих гонимых оппозиционных СМИ. И позора этого не было бы.

Фото: Украина.ру

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций