Публикация

  • 16.05.2019
    «Марию лишили всех ее личных вещей»
    Автор: Дмитрий Лару

Отец российской заключенной Валерий Бутин — о переводе дочери в новую тюрьму и шансах на досрочное освобождение

Во время недавнего перевода российской студентки Марии Бутиной в тюрьму Northern Neck были конфискованы все ее личные вещи. Кроме того, семье до сих пор не вернули фотографии, дневники и другие памятные предметы, которые у Марии хранились в США до момента ее ареста. Об этом «Известиям» сообщил отец россиянки Валерий Бутин. В интервью он рассказал, что в течение двух недель его дочь переведут в федеральную тюрьму, где она будет отбывать тюремный срок. Он также пояснил, почему Мария Бутина может вернуться домой уже 5 ноября.

— Марию на этой неделе перевели в новую тюрьму. У вас есть какая-то информация о дочери?

— Она находится в распределительном центре штата Оклахома, откуда ее должны в течение двух недель переместить в федеральную тюрьму на постоянное место отбывания срока. Однако пока неизвестно, в какую. Защита Марии старается добиться того, чтобы она была определена в учреждение с более демократичным режимом содержания заключенных, расположенное ближе к Вашингтону, где находится адвокатская контора ее защиты.

Более подробной информации у меня пока нет, поскольку сейчас полностью отсутствует связь с дочерью. Но ситуация очень странная, так как непонятно, зачем ее надо было переводить из одного распределительного центра в другой. Всё происходит хаотично. Ведь буквально в конце прошлой недели Машу увезли в региональную тюрьму Northern Neck в городе Ворсоу, штат Вирджиния, из следственного изолятора города Александрия того же штата, где она находилась до вынесения приговора. В Ворсоу она и вовсе пробыла всего пару суток.

— Какие были условия содержания в тюрьме Northern Neck?

— По словам адвокатов, атмосфера в этой тюрьме была более демократичная по сравнению со следственным изолятором предыдущего учреждения. В Northern Neck, к примеру, допускаются прогулки по четвергам, а также предоставляется ограниченный доступ к интернету. Маша содержалась не в изоляторе, а в камере вместе с другими осужденными женщинами.

Эта тюрьма состоит из двух отделений. В одном находятся заключенные, которые там отбывают наказание, определенное судом, а во втором те, кто ожидает последующего распределения. Маша содержалась во втором. Но сейчас нет смысла зацикливаться на плюсах или минусах этого места, потому что в эту тюрьму ее снова не переведут.

В целом мы удовлетворены, что Марию перевели из следственного изолятора в Александрии, поскольку там условия содержания дочери были достаточно жесткие. С другой стороны, ей сейчас придется приспосабливаться к новым людям, другой тюремной администрации и иному режиму.

— Как прошел перевод в тюрьму Northern Neck?

— Очень неспокойно. Во-первых, никого не предупредили, что трансфер осуществится в конце прошлой недели. Еще в пятницу я разговаривал с дочерью и на тот момент она сама не знала ни о чем. Кроме того, администрация тюрьмы перепутала персональные данные Маши и какое-то время никто, включая адвокатов, не знал, куда ее увезли. По идентификационному номеру, который предоставляется каждому заключенному, было невозможно установить место нахождения дочери. Кроме того, ей не дали с собой взять никаких личных вещей, которые у нее накопились за время пребывания в следственном изоляторе. Всё конфисковали. Ситуация сложная, и мы понимаем, что ее никак не решить. Такие правила.

— А где вообще остальные личные вещи Марии, которые у нее были в США до ее ареста?

— Никто не знает. Это большая проблема, потому что речи даже не идет о гаджетах или каких-либо других электронных устройствах, которые были у Маши, а именно о вещах, имеющих духовную ценность. У дочери в США хранились разные памятные предметы от бабушки и дедушки, включая фотографии. Дочь вела личные дневники. Всё это имеет особую ценность для нашей семьи. Ведь это память, которую не восстановить. Но, к сожалению, ничего нам не вернули. И непонятно, отдадут ли после освобождения дочери. Марию лишили всех ее личных вещей.

— В СМИ появилась информация, что ее отпустят на свободу 5 ноября. Это уже окончательное решение?

— В США действует сложная система подсчета сокращения тюремного срока. Простым языком, за хорошее поведение и полезную деятельность в тюрьме заключенный получает плюсы. Всё фиксируется, благодаря чему можно значительно сократить время пребывания в тюрьме. С момента ареста Мария всегда вела себя достойно и к ней, по сути, не было никаких претензий. Более того, она много работала в тюрьме. К примеру, Маша помогала раздавать пищу арестантам, убирала посуду и чистила помещения. За это она получала около $7 в месяц. Но главное тут не сумма, которую можно заработать, а возможность снизить свой срок и получить дополнительные дивиденды. Кроме того, она преподавала некоторым заключенным математику. Это всё также учитывается.

Таким образом ей уже удалось сократить свой срок на несколько десятков дней, и согласно предварительному подсчету Маша должна выйти на свободу в начале ноября. Но не гарантируется, что именно так и случится. Срок может быть еще сокращен или же, наоборот, продлен. В силу определенных событий всё может кардинально измениться. Очень надеемся, что Маша осенью вернется домой.

— Каково состояние здоровья Марии?

— Она сейчас сильно не жалуется, чтобы нас лишний раз не пугать. По-прежнему говорит, что похудела, но в целом чувствует себя хорошо. Очевидно, ей сложно. Ведь только сейчас она начинает рассказывать о том, что творилось после ее ареста и в каких ужасных условиях она находилась до вынесения приговора. На этапе задержания она была вынуждена сидеть в одном помещении с алкоголиками, наркоманами и психически нездоровыми людьми. При этом в некоторых местах была полная антисанитария. Но все подробности мы узнаем только после ее возвращения на родину, когда она сможет спокойно обо всем рассказать.

Источник: https://iz.ru

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций