Публикация

  • 08.08.2018
    В Узбекистане возвращается интерес к русскому языку
    Автор: Светлана Сметанина

За последние годы количество студентов, изучающих русский язык на филологическом факультете Ферганского государственного университета, выросло в несколько раз. После долгих лет забвения русский язык сегодня требуется практически везде, отмечает старший преподаватель кафедры русского языка и литературы филологического факультета ФГУ Олеся Веч.

– Какая сейчас ситуация с изучением русского языка в университете? Уменьшилось ли количество студентов по сравнению с советским периодом?

– Наш факультет – один из старейших, он был образован в 1936 году. Сначала в университете (до 1991 года – Ферганском педагогическом институте, – ред.) было четыре факультета и среди них – факультет русской филологии. Он просуществовал до 1993 года.

А затем настали другие времена. Количество студентов сильно уменьшилось, и мы сократились до одной группы – в то время мы набирали всего 25 студентов. Факультет русской филологии перестал существовать и превратился в отделение русского языка в составе факультета филологии. На сегодняшний день у нас существует филологический факультет с тремя отделениями: русского языка, таджикского и узбекского.

Однако специалистов русского языка в области не хватало, мы всё время об этом говорили, и в 2001 году нам впервые разрешили открыть именно национальную группу. Мы набрали две группы – национальную и европейскую по 25 человек каждая.

Деление на национальные и европейские группы очень условное. Потому что национальный состав европейской группы – это татары, русские, украинцы, а также узбеки, которые прошли через школу с русским языком обучения и хорошо владели русским.

Но чем дальше, тем ситуация складывалась хуже. В 2008 году национальная группа от европейской отличалась практически следующим: в национальной вообще не говорили по-русски, а в европейской худо-бедно нас понимали.

В 2011 году нам добавили ещё 25 человек в национальную группу. В 2014 у нас уже было три национальных группы и одна европейская. В 2017 году мы набрали две европейские группы по 25 человек и три национальные. А в этом году нам дали квоту 160 человек: в Ферганском университете будет четыре европейские группы и четыре национальные. Также у нас есть студенты-контрактники вне квот. Это ещё одна группа.

Сегодня у нас даже в европейской группе самое большее – пять человек не узбеки. Большая часть – это сельские жители. И сейчас мы не столько преподаём русский язык как структурный язык, язык профессии, сколько как второй язык.

Однако ситуация с преподаванием русского языка особенно изменилась в прошлом году. На одном из последних заседаний Министерства высшего образования президент Узбекистана сказал о том, что в погоне за английским языком мы потеряли русский.

Это действительно так, и сейчас государство всё делает для того, чтобы русский язык вернул себе статус, которым он обладал до 1991 года. Я бы сказала, что сегодня у русского языка нет чёткого статуса в Узбекистане – это не второй язык, а язык межнационального общения.

– Многие русские школы, существовавшие в республике, тоже были закрыты в 90-е годы? 

– Они были вынуждены закрыться в силу отсутствия спроса. Хотя достаточно большое число русских школ мы сумели сохранить. Но там качественно изменился преподавательский состав, из-за чего уровень этих школ немного упал.

Мы действительно потеряли русский язык, как сказал президент. А ведь с соседями мы всё равно вынуждены общаться по-русски. А поколение, которое родилось после 1991 года, – оно, конечно, русский язык уже совершенно не знает.

– А где потом будут применять свои знания по русскому языку ваши студенты?

– Сегодня желающих изучать русский язык очень много. И конкурс среди абитуриентов на нашем факультете тоже это подтверждает – 8–10 человек на место. Проблема немного в другом. Если раньше мы принимали детей, которые уже говорили по-русски, и давали им основы специальности, то сегодня задача другая: сначала мы должны их научить русскому, а потом уже дать специальность.

Здесь возникают некоторые сложности: и технически мы сегодня отстаём, и с точки зрения учебной литературы, поскольку долгое время мы ничего не получали из России.

Русский язык сегодня требуется практически везде. Выпускники едут преподавать в школы. Сегодня часы русского языка в школьной программе увеличиваются – и в национальных школах, и в школах с русским языком обучения.

Поэтому нам и увеличили квоту на количество студентов в группах – было рассчитано, сколько учителей русского языка не хватает.

У нас все выпускники трудоустроены и востребованы. Причём уже на четвёртом курсе они проходят практику на тех предприятиях, где потом будут работать. И работодатели уже видят и знают, с кем они имеют дело.

– А если в целом говорить о русской культуре  – насколько широко она представлена в Узбекистане? И конкретно в вашем регионе – в Фергане?

–  Дело в том, что статус Ферганы всегда был несколько иной – здесь всегда жило много представителей культуры. Фергана дала огромное количество людей культуры, искусства и науки, которые живут по всему свету. В самой Фергане интерес к русскому языку и культуре сильно никогда не падал.

В Ташкенте такой культурный обмен проходит, конечно, более масштабно. Постоянно организуются концерты современных исполнителей, приезжают театры. В Фергане действует русский драмтеатр, постановки которого пользуются большим успехом. Благодаря господдержке театр начал выезжать на гастроли.

Сейчас русская культура вновь востребована. Правда, представлена она пока не так масштабно, как хотелось бы. Но потребность у людей есть. Это мы хорошо видим на примере работы нашего студенческого клуба «Логос», который занимается проведением просветительских мероприятий для всех желающих.

Мы создали этот клуб в 2003 году. Его основная задача – знакомство студентов с русской культурой, русскими традициями. Это был как раз тот период, когда к нам стали поступать студенты, которые практически ничего не знали о русской культуре. Нужно было что-то предпринимать, и мы придумали такую форму литературных салонов: лекция-концерт. На этих встречах читаются стихи, звучат русские песни.

Множество русских поэтов и писателей так или иначе имели отношение к Узбекистану. Например Анна Ахматова, переводившая ту же Зульфию (узбекская советская поэтесса, – ред.). Мы всё время пытаемся подчеркнуть эту связь между нашими культурами. Студентам должно быть понятно, что мы разные, и для того чтобы донести отдельные грани одной культуры до представителей другой, надо полагаться на свои знания и представления о мире.

Радует, что студенты с удовольствием приходят к нам и участвуют в мероприятиях. У нас был случай, когда молодой человек на первом курсе вообще практически не говорил по-русски, но пришёл к нам и сказал: я хочу читать стихи. И читал с большой душой. А к четвёртому курсу он стал не только одним из знатоков русской культуры и литературы, но и замечательно говорил.

Я уверена, что вот эту любовь к русской культуре и русскому слову он пронесёт через всю жизнь и передаст своим детям. 

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций