Публикация

  • 29.03.2018
    Нас испытывают «на слабо»
    Автор: Андрей Правов

Решение было озвучено в понедельник ближе к вечеру «по Москве». Соединённые Штаты высылают 60 российских дипломатов - 48 сотрудников дипломатической миссии и ещё 12 сотрудников миссии ООН. Кроме того, Вашингтон закрывает генконсульство РФ в Сиэтле. Сразу же после этой информации из Вашингтона последовала и другая - из Брюсселя. Российских дипломатов высылают более 20 стран Евросоюза.

На момент подготовки этого материала их было 23. В их случае речь идёт о высылке одного-двух человек. В этом же списке есть ещё и очень стремящаяся в Евросоюз Украина. Она оказалась «впереди Европы всей», высылает сразу 13 дипломатов. Плюс Канада.

Скажу честно, когда в минувшую пятницу я увидел заметку в английской The Times о намерении более двадцати стран ЕС вслед за Великобританией выслать российских дипломатов, я усомнился. Как указывала газета, такое решение было принято на встрече в Брюсселе как коллективная реакция на отравление в Солсбери бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

Все два выходных дня я пребывал в уверенности, что подобного не произойдёт, поскольку просто не может произойти никогда. Но действительность распорядилась иначе.

Поражает масштаб происходящего. США высылают сразу 60 российских дипломатов! О своей готовности к высылке также заявляют ещё власти более 20 европейских стран!

Тем не менее ни в коем случае нельзя сказать, что сам факт новых санкций против России стал уж такой невероятной неожиданностью. В том числе и высылка дипломатов. О решимости европейцев и американцев «не потерпеть применения химического оружия в центре Европы впервые со времён Второй мировой войны» в последнюю неделю на Западе сообщали кажется все СМИ. Или почти все.

Между тем, кажется, ещё несколько дней назад очень многие представители властей как в США, так и в Европе чётко указывали, что готовы поддержать англичан. Однако всё же обращает на себя внимание, что во многих статьях, заметках и интервью на эту тему тогда часто присутствовала очень осторожная оговорка - если всё будет «до конца» доказано. Такая оговорка говорит о том, что окончательно в версию отравления Скрипаля Москвой, и тем более чуть ли не по личному указанию президента Путина, на Западе верят далеко не все. А точнее, исходя из логики, вообще мало кто верит. Нормально анализирующих происходящее людей всё же не устраивает формулировка «высокая степень вероятности».

Действительно, сама версия о причастности Кремля к покушению на бывшего полковника уж очень фантастична и нелепа. Ведь происшедшее в первую очередь невыгодно самой Москве. К тому же совсем рядом с городком Солсбери, где произошло преступление, всего в нескольких километрах от него, находится британская лаборатория Портон-Даун. Она как раз и занимается разработкой и исследованием отравляющих веществ. Так, может быть, яд, которым отравили Скрипаля, прибыл не из Москвы, а оттуда? Во всяком случае образцы вещества неплохо было бы и предъявить для расследования.

Кроме того, за последние годы общественное мнение на Западе уже сталкивалось со стремлением западных СМИ ввести его в заблуждение. Так, всем памятна известная пробирка с «сибирской язвой», которой тряс в ООН в 2003 году тогдашний госсекретарь США Колин Пауэлл. Цель была - доказать наличие химического и бактериологического оружия у режима Саддама Хусейна в Ираке. Свой вклад в такое «доказательство» внёс тогда и бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр, убеждавший англичан в коварстве и опасности Багдада. А поэтому - в необходимости вместе с США принять участие в иракской военной операции. Англосаксы всегда стремятся выступать единым фронтом.

Позже оказалось, что все «доказательства» были откровенным враньём. Но только позже, когда всё это было уже не важно. Западная коалиция вторглась в Ирак, разбомбила страну и убила «диктатора Хусейна».

В стране наступил хаос, который позже перекинулся на соседнюю Сирию. Началась затяжная война. Возникло террористическое образование «Исламское государство» (запрещено в РФ). Погибли тысячи американских солдат. Сотни британских. Таковы последствия.

И это еще не всё. Для Запада, благословившего войну против режима Саддама Хусейна, это обернулось в том числе потоками беженцев в европейские страны. Сначала из Ирака, Афганистана и Сирии, а потом ещё и вообще чуть ли не со всего Ближнего Востока и африканского континента. Особенно поток беженцев усилился после начала бомбардировок Ливии, последовавшего затем полного разгрома этой страны и убийства её лидера Муаммара Каддафи.

На тот момент западная пропаганда опять же уверяла, что в лице Каддафи и его власти мир имел в Ливии «режим палачей». Как выяснилось позже, всё это было, мягко говоря, «не совсем так». Полковник Каддафи, безусловно, не был демократом в западном понимании, но зато создал лучшие в Африке социальные условия жизни для граждан своей страны. Он также обеспечивал для Европы прочный «пояс безопасности». Никто из африканцев, попавших в Ливию, о том, чтобы переправиться в Италию или Францию на резиновой лодке, даже не помышлял. Побережье надежно охранялось. Да и сами африканцы, скорее, предпочитали трудоустраиваться на месте, поскольку зарплата в Ливии для них выглядела завидно высокой.

Зачем было необходимо придумывать образ «злодея Каддафи» и убивать его? Во всяком случае Европе, куда полковник закрывал путь для потока беженцев, это явно было невыгодно.

Сейчас в Европе начинает раскручиваться история, связанная с бывшим президентом Франции Николя Саркози. В своё время он, как уверяет сын Каддафи, взял у полковника в долг большую сумму денег, примерно 50 миллионов евро, на свою предвыборную кампанию и, дескать, так и не отдал. В этой связи многим в Европе сейчас вспоминается, что именно Саркози в своё время выступил одним из инициаторов проведения военной операции против режима Каддафи. А по некоторым оценкам, и главным инициатором. Вопрос - а не было ли всё это «частной войной Саркози» с целью замести следы? Бывший французский президент сейчас с возмущением отвергает такую версию. Действительно, на словах всё это выглядело как необходимость «коллективно наказать зло».

Таким образом, всё более становится ясно, что если на Западе определяют, где находится «зло», и решают кого-то за это наказать, а точнее - с кем-то расправиться, там особенно не заморачиваются поиском повода. Можно, например, принести в здание ООН пробирку со стиральным порошком и сказать, что это химическое оружие. А можно обвинить того или иного политика в Азии, Африке или на Ближнем Востоке в диктатуре.

Не надо особенно искать причину. Требуется выдвигать обвинения, даже пусть и нелепые, и действовать. А когда дело будет сделано, уже неважно, что потом выяснится конкретно.

Так «заварившей кашу» британскому премьеру Терезе Мэй сейчас история с причастностью русских к употреблению химоружия в Солсбери кажется вполне убедительным поводом, чтобы «поставить Москву на место». «Нет другого более правдоподобного объяснения случившегося»,- заявила Мэй на встрече в Брюсселе.

И всё… Никакие другие аргументы, дескать, не требуются. Они приниматься не будут. А будет новое наказание России со стороны Европы. Причем солидарное наказание, со стороны «широкой и единой Европы».

На протяжении ряда лет мне приходилось слышать довольно распространённое не только на Западе, но и у нас, дома, мнение, что Европа нужна России гораздо больше, чем Россия Европе. И поэтому, дескать, они без нас легко обойдутся, а вот мы чуть ли не пропадём. Мне кажется, такие рассуждения от лукавого. Обе стороны нужны друг другу. В нашем сотрудничестве - наш общий успех. А если начать рвать налаженные связи, всем будет труднее.

Взять хотя бы торговлю российскими энергоресурсами. Сейчас наши нефте- и газопроводы действительно во многом сориентированы на Европу. Но это вовсе не означает, что не существует альтернативных рынков. Так, например, на Востоке, кроме уже заключившего с нами крупные контракты Китая, находятся ещё и такие крупные потребители нефти и газа, как Япония или Южная Корея.

Между прочим, с этими странами Европа также заинтересована налаживать торговые отношения, наводить новый «шёлковый путь». А он уж точно лежит только через российские просторы.

То есть, исходя из собственных интересов, Евросоюзу следует с Россией сотрудничать и даже дружить. А не высылать послов и осложнять дипломатические отношения.

Лондон же настраивает сейчас Брюссель на конфронтацию с Москвой. Почему? Не потому ли, что разрыв и даже ограничение отношений России с Европой может автоматически привести к усилению влияния на континенте англосаксов, то есть США и Великобритании? После окончания Второй мировой войны, 70 лет назад, это уже происходило. Нужно такое новое усиление Парижу, Берлину или Риму? Думаю, что нет. Точно нет. Между тем на протяжении многих лет, точнее даже веков, Россия выступала здесь своеобразным противовесом. Отсюда и продолжающаяся демонизация Москвы - как со стороны Великобритании, так и со стороны США. Отсюда и поиск новых поводов для «наказания России».

Лондон, вроде бы, объявил Брексит, выходит из Евросоюза. Но тем не менее сейчас давит на его членов, заставляет их проявить солидарность «в рамках ЕС». То есть, уходя, англичане хотят оставить в ЕС свои интересы. Сегодня один из них - русофобия в Европе. Всё должны определять англосаксы.

Истории о «плохих русских парнях» сейчас следуют одна за другой - сбитый Боинг, допинг у спортсменов, «вмешательство» в президентские выборы в США, а теперь ещё и попытка убийства и задействование химического оружия на территории Великобритании…

Судя по всему, конца обвинениям и претензиям Запада к России не просматривается. Демонизация продолжается.

Скорее всего, Запад всё же пытается испытать нас «на слабо». Возможно, пытается выдавить уступки. В отношении Украины? Или в отношении Сирии? А может быть, просто хочет показать нам и собственным гражданам, что относится к России точно так же, как в начале 1990-х годов, - как к слабой, потерпевшей поражение в «холодной войне» стране.

Чем всё это может закончиться? Ну, уедут дипломаты - российские из США и стран ЕС, американские и европейские - из России. Что будет дальше? До какой степени дойдёт противостояние? Хочется верить, что «за ножи» стороны не возьмутся.

Хотя и такая опасность всё же есть. Слишком он хрупок, этот современный мир. Много у него слабых мест. В отношениях между Россией и Западом это, например, Украина. Или Сирия. Может там в связи с происходящим обостриться обстановка? Могут вспыхнуть новые военные действия? Думаю, что да. Могут.

Однако хочется верить в лучшее. Как мне кажется, пройдёт время, и на Западе всё же поймут, что «давить» на Россию бесперспективно и бесполезно. Не «прогибается» эта страна. И не такое за свою историю испытывала! Напротив, только крепла. Я уверен, что осознание того, что «продавить» Москву невозможно, на Западе всё же победит, иллюзии наконец исчезнут. Тогда и демонизация России закончится. Санкции отменят. Дипломаты, те, кто всё же уедет, вернутся в свои посольства. И всё успокоится…

 

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций