Публикация

  • 19.08.2013
    Эстонское МВД: невежество и наплевательство к собственным законам
    Автор: Сергей Середенко

Инфантильные размышления вице-канцлера МВД Эстонии Эркки Коорта о том, что является, а что не является изменой Родине (в эстонской версии — предательством государства), заинтересовали даже эстонских журналистов. Поскольку чиновник, отвечая на вопрос о том, что же, собственно, является этим самым предательством, заявил следующее: «Зависит от того, кто в контакте, по какой причине, с кем. В широком смысле это передача иностранному государству информации, наносящей вред безопасности Эстонии. В том числе и той информации, которая не является государственной тайной».

Попытки эстонских журналистов выяснить, что это за «информация, не являющаяся государственной тайной», встретили такой ответ: «Вопрос в том, кто передает информацию. Если речь идет о несогласованном контакте, например, кто-то, кто по долгу службы не должен был бы вступать в контакт, передает любую информацию иностранному государству, то это точно деятельность, которую нельзя акцептировать».

Фантазии Коорта, разогретые радостью от поимки очередного российского шпиона, не находят, однако, поддержки в эстонском уголовном законе, который придуман достаточно оригинально. Так, статья, предусматривающая ответственность за разглашение государственной тайны, находится в главе «Преступления против государственной власти», а статья «Предательство государства» — в главе «Преступления против Эстонской Республики». Обе статьи содержат в своем составе ответственность за разглашение государственной тайны, но первая распространяется только на чиновников, имеющих доступ к указанной тайне, а вторая — на всех граждан Эстонии. Понятна озабоченность эстонских журналистов, не говоря уже о работающих в Эстонии корреспондентах российских изданий. Ведь закон говорит о том, что ответственность наступает за разглашение «государственной тайны или засекреченной иностранной информации», а Коорт говорит, что предательство государства — это в широком смысле «передача информации чужому государству. В том числе такой информации, которая не является государственной тайной».

Далее он радостно обрисовал круг тем, интересующих российскую разведку. «Внутренняя политика в целом всегда была тем, что их интересует. В том числе то, кто являются ключевыми фигурами и каковы отношения между людьми. Также это правозащита Эстонии и организации, обеспечивающие безопасность, экономическая жизнь, влияние евро, энергетика. В этих сферах много важной информации, не являющейся государственной тайной». После такого заявления в «группу риска» попадают, помимо журналистов, еще и политологи, экономисты, финансисты и энергетики. Как минимум.

Коорт поделился также любопытными подробностями о масштабах государственной тайны. В частности, он заявил, что контроль над людьми, работающими в спецслужбах, силен, но его результатов нельзя обнародовать. Сколько человек работает в спецслужбах — тоже государственная тайна. Напомню также, что и вся документация по «бронзовой ночи» была эстонцами засекречена. А граница между предательством и не-предательством, по словам вице-канцлера МВД, «может быть очень тонкой». И при этом Коорт утверждает, что «не хочет посеять паранойю». Однако «паранойя» — «очень тонкое» слово для того, чем на самом деле Коорт и ему подобные недоросли засевают мозги окружающих.

О презумпции невиновности в случае с разоблачением Алексея Дрессена в свое время вспомнил только советник эстонского Гостелерадио по журналистской этике Тарму Таммерк. В случае со свежим разоблачением Владимира Вейтмана — журналист Маргарита Корнышева. И все. Это значит, что все остальные уже называют Вейтмана «предателем». Более того, вот что про Вейтмана заявил Коорт: «Правда, я удивился, услышав, что он предал эстонское государство. Он являлся сотрудником КГБ, которого эстонское государство, по сути, реабилитировало. Помиловало, взяв на службу. Что этот человек вновь предал государство, особенно отвратительно».

Помиловало и реабилитировало? Речь, видимо, тоже идет о каком-то засекреченном суде, поскольку ни о каких судах над эстонскими чекистами и последующих помилованиях в прессе ничего не было. И я даже знаю, почему. Потому что их не было. Так о каком помиловании и реабилитации говорит Коорт?

Я очень рад, честно говоря, что эстонские особисты раскрыли свои рты после поимки российского шпиона Вейтмана. Желание покрасоваться, в целом — естественное. Но одновременно они явили миру свой уровень правосознания, который точно следовало бы укрыть завесой государственной тайны. Миру следовало бы содрогнуться от такого невежества и наплевательства к собственным законам.

Сергей Середенко — Русский омбудсмен (Эстония)

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций