Публикация

  • 05.10.2017
    Новое наступление на русские школы Латвии
    Автор: Алла Березовская

Когда в 2004 г. по латвийским городам прошли массовые акции протеста против школьной реформы, ограничивающей право русскоязычных жителей учиться на родном языке, на одном из плакатов я увидела надпись: «Русские школы - наш Сталинград!». Тогда национал-реформаторам пришлось отступить, но сегодня уже впору говорить о «доме Павлова», на двух последних этажах которого ещё бьются защитники русских школ...

Как водится в предвыборный период, а через год в Латвии пройдут выборы в Сейм, в этой стране опять разворачиваются «военные действия» против её русскоязычных жителей. Бьют по языку, бьют по школам, бьют даже по младенцам и ещё не родившимся детям.

С подачи неутомимого Национального объединения депутаты поддержали предложение ужесточить наказание за повторное нарушение норм в использовании государственного языка. Главной мишенью этого законопроекта стал русский мэр Риги Нил Ушаков, который был оштрафован языковой инспекцией на 50 евро за разговор с русскими школьниками не на государственном, а на русском языке. После вступления в силу поправок штраф может возрасти до 8000 евро, кроме того, за повторное нарушение в течение года должностное лицо может быть лишено своего поста.

Накануне нового учебного года правительство подготовило очередной «подарок» русским школам. Без всяких реформ и революций, без лишних игр в демократию с широким обсуждением всех заинтересованных лиц, а просто легким росчерком пера Кабинет министров принял новые правила, ударившие по учащимся школ нацменьшинств. Начиная с 2018 года на экзаменах по окончанию 12 класса будет запрещено отвечать по-русски - при сдаче математики, физики, химии, биологии и истории. Учителям на этих экзаменах запретят давать ученикам пояснения на русском языке. С 2020 года к этим предметам прибавится экономика, география и информатика. Никакого права выбора!

Такие же драконовские меры приняты и в отношении экзаменов для основной школы (9 класс) - они должны вступить в силу в 2019 году. В итоге только по русскому языку как предмету выпускники школ пока ещё смогут сдавать экзамены на своём родном языке. Если, конечно, и до него не дотянутся неугомонные руки латышских национал-реформаторов.

В воздухе вновь запахло протестами

Карлис Шадурскис был самым скандально известным министром образования Латвии и автором пресловутой школьной Реформы-2004, вызвавшей небывалые, многотысячные акции протеста, потрясшие страну в годы первой школьной революции. «Чёрный Карлис», как назвали его участники Штаба защиты русских школ, на десятилетие стал самым негативным трендом латвийской националистической политики. А потом, к всеобщему облегчению, Шадурскис стал депутатом Европарламента, отбыл в Брюссель, и русские дети в Латвии смогли вздохнуть спокойно. Правда, недолго. На второй срок в Европу «Чёрный Карлис» не прошёл и вернулся на родину. Для того чтобы снова возглавить сферу образование.

В этот раз «отец» школьной реформы действовал значительно хитрее, используя исключительно административный ресурс. Полный перевод образования на латышский язык министр всё же не провозгласил, помня о протестных акциях 2004 и 2014 годов. Зато новые дискриминационные правила относительно школьных экзаменов - это целиком его заслуга.

Как результат - в воздухе явственно запахло протестами. По социальным сетям вновь начал распространяться гимн Первой школьной революции Латвии и созданный её активистами знаменитый видеоклип «Чёрный Карлис» , написанный на музыку знаменитой песни Another Brick In The Wall группы Pink Floyd. Только за первую неделю нынешней осенью песня набрала более 50 тысяч просмотров. Это значит, что градус возмущения в русской общине Латвии резко подскочил.

Даёшь новый Штаб?

Как заверяют латвийские правозащитники, новые правила Кабинета министров для немалой части учащихся школ нацменьшинств вызовут серьёзные затруднения и ухудшат оценки при сдаче выпускных экзаменов. Без сомнения, дискриминационные действия правительства направлены на ограничение доступа выпускников школ нацменьшинств к бюджетным местам в вузы и создание искусственных конкурентных преимуществ учащимся латышских учебных заведений.

Сопредседатель Русского союза Латвии (РСЛ) Мирослав Митрофанов выступил с заявлением в местных СМИ, предупредив, что русская община Латвии ответит массовыми протестами на попытки перевода образования на государственный язык.

Было созвано рабочее собрание участников Штаба защиты русских школ 2003-2005 годов и актива русских общественных организаций. Участники собрания обсудили возможность возобновления работы Штаба и ответные шаги, которые будут предприняты для защиты русского образования и достижения баланса интересов между государством и русским меньшинством Латвии. В их числе, кстати, не только массовые акции протеста, но и создание дополнительной негосударственной системы русского образования - очных и дистанционных курсов, сетевых библиотек, призванных компенсировать ассимиляционное давление государства.

Впрочем, сейчас ситуация в русскоязычной диаспоре Латвии довольно разительно отличается от той, что была пятнадцать лет назад. Очевидно, что многотысячных протестных акций, как тогда, не будет. Многие русские за эти годы покинули Латвию, отправившись в более дружелюбные и экономически успешные страны, оставшиеся же представители самого крупного нацменьшинства сильно разобщены. Кто-то приспособился, кто-то смирился, кого-то попросту запугали, особенно учителей, которых теперь можно по закону уволить по статье «за нелояльность». Иные согласились на полную или частичную ассимиляцию, поверив в её мифическую пользу для будущего своих детей.

Правда, есть и те, кто пока не намерен сдавать позиции. Но, увы, сильной политической карты, какой когда-то была партия «Согласие», у них нет. Последняя надежда русских избирателей фактически отмолчалась и отсиделась в сторонке, когда в Латвии вновь началось наступление на русский язык и школы нацменьшинств (ироничные комментарии в Твиттере русского столичного градоначальника Нила Ушакова - не в счет).

И если бы не Русский союз Латвии и его лидер, депутат Европарламента Татьяна Жданок, отпор атакам националистов сегодня дать было бы просто некому. Впрочем, и силы РСЛ немногочисленны, в Сейме страны союз пока не представлен. Тем не менее организация заявила, что будет вынуждена ответить на любые угрозы в адрес русских школ.

После первого заседания Штаба защиты русских школ лидеры РСЛ пригласили всех заинтересованных людей принять участие в дискуссии на тему образования на родном языке. В рижском офисе общественной организации собрались педагоги, родители, студенты, юристы, журналисты - все, кого волнует будущее русских детей.

Русский язык как конкурентное преимущество

Открывая дискуссию, Мирослав Митрофанов предложил обсудить, какой бы её участники хотели видеть школу в Латвии и почему родители стремятся отдавать своих детей именно в русские школы. Дело в том, что в последнее время в Риге стали модными разного рода конференции с участием российской либеральной интеллигенции, которая часто не понимает, зачем надо так упорно держаться за национальные школы, когда можно учиться на «западном» языке, получать западное образование - русский-то при этом никуда не денется, в семье всё равно будут на нём говорить…

Мнения участников дискуссии записала корреспондент портала «Русский мир»:

Александр Гурин, историк:

- Надо признать честно - после распада Советского Союза число знающих русский язык неуклонно уменьшается. На каком языке учиться нынешним детям? Профессор Латвийского университета, наш ведущий востоковед, считает, что во всех школах Латвии поры бы вводить изучение китайского языка. Какой язык будет доминировать через 20-30 лет, когда вырастут нынешние первоклассники и будут делать карьеру? Гаданием, я думаю, заниматься не надо. Эффективнее всего учиться на родном языке, отсюда и надо исходить. Все народы и все языки представляют определенную ценность, в том числе и наш родной язык.

Владимир Бузаев, правозащитник:

- Во всех международных рекомендациях, включая подписанную Латвией Рамочную конвенцию, давно уже всё продумано и прописано в сфере образования нацменьшинств. В частности, доказано, что ребенка полезно погружать в атмосферу родного языка, особенно в младших классах. Когда дело дойдёт до обучения в вузе, количество родного языка может уменьшаться, если предмет преподаётся на каком-то более распространенном языке. Это даже не предмет спора, т. к. давно всё утверждено специалистами. Латвийский комитет по правам человека неоднократно публиковал исследования по проблеме конкурентоспособности русского языка… русский язык настолько конкурентоспособнее латышского языка, что любое заявление правительства о том, что полный перевод школ на государственный язык обучения необходим для повышения конкурентоспособности русских детей, заставляет задуматься о дееспособности этого правительства.

Использование языков зависит от того, сколько людей им владеют. И когда русский стал необязательным и даже преследуемым языком в нашей стране, латышская молодёжь начала испытывать сложности на рынке труда. В результате, нынешний уровень безработицы в латышской среде выше, чем у их русских ровесников. Русским молодым людям, знающим латышский и английский языки, проще найти работу, чем латышам, не изучающим русский язык в школе хотя бы факультативно. При попытках найти работу в Риге или в Даугавпилсе они терпят фиаско, несмотря на протекционистские государственные меры. В частности, запрет на требование знания русского языка при приёме на работу.

Николай Пахомов, студент:

- Мне повезло - я успел получить образование в школе на русском языке, но в вузе уже учился на государственном. Сегодня русские школы уже нельзя в полной мере назвать русскими, все объявления здесь висят только на латышском языке, даже расписание уроков. Да и сами уроки остаются русскими в сильно урезанном виде. Тем не менее те родители, которые отдают своих русских детей с первого класса в латышские школы, явно не понимают, что их чадам придется хлебнуть немало унижений от титульных учеников. Я уверен, наши власти, навязывая нацменьшинствам обучение только на латышском языке, пытаются сделать из русских детей в будущем неквалифицированную рабочую силу. А россияне, которые призывают нас смириться с этим, просто не понимают всей сложившейся ситуации в нашей стране и в мире.

Право выбора

Александр Кузьмин, юрист, правозащитник:

- Вероятность потери русского языка в Латвии вполне реальна. Мы это видим на примере некоторых общин. Вспомним, что когда-то немцы были крупнейшей национальной группой в США, но в конце XIX - начале XX века они полностью ассимилировались. Действительно, есть очень много научных исследований, доказывающих, что образование на родном языке полезно для самих детей. Но я бы всё же выдвигал в качестве главного аргумента - свободу выбора. Пусть люди сами выбирают, на каком языке учиться им и их детям. Для этого важно поддержание русской культуры, русского языка и связь с семьей. Нам постоянно внушают чувство вины за десятилетия русификации, хотя в советские годы были латышские школы, в вузах - латышские потоки, все надписи в публичной сфере были не только на русском, но и в обязательном порядке - на латышском языке. И, честно говоря, если уж нам хотят отомстить за советскую русификацию, то мы бы хотели, чтобы у нас была такая же латышизация, какой у них была русификация.

Александр Жгун, отец первоклассницы:

- Если мы уйдём от русского образования, то случится то, что произошло в зарубежных странах с русской эмиграцией XIX века - через поколение в их среде русский язык и идентичность были практически полностью утрачены. Надо всеми законными способами сохранить русское образование в Латвии.

У нас - Пушкин и Русский мир

Виктор Тихонов, бывший юрист:

- Проблему надо увязывать с принципом социальной справедливости. В Латвии проживает значительная часть русскоязычного населения - это люди, которые платят налоги и создают национальный продукт, следовательно, государство обязано часть бюджета выделять на сохранение русских ценностей - языка и культуры.

Ирина, программист:

- Я мать школьницы, дочка учится в 7 классе, сын уже закончил обучение. Запрет русского языка и образования - это чисто политическое решение, так же как сейчас происходит на Украине. Это делается для того, чтобы вырвать часть русских детей из русского информационного пространства. У нас иные ценности, иные приоритеты. У нас 9 мая, Пушкин, Русский мир, у них - во Второй мировой войне победили американцы, фашисты - герои, русские - оккупанты.

Надира, преподаватель:

- Какой я вижу школу в идеале? Это учебное учреждение, где дети, учителя и родители создают молодое поколение, которое мыслит и живёт правильно. И никто не имеет права указывать, что мы не на том языке учим своих детей, и не ту историю им преподаем.

Я сама узбечка, муж - латыш, язык семьи у нас русский. Дочка сначала пошла учиться в латышскую школу, потому что та была ближе к дому, но с 7 класса она училась в русской школе. Она свободно владеет тремя языками, как и многие её ровесники. В Латвии невозможно запретить русский язык, да это никому и не нужно. Правильно было бы исходить из принципа: что экономически выгодно, то политически оправдано. Выезжая за границу, латыши и литовцы между собой говорят на русском или на английском языке. Зная эти языки, им гораздо легче трудоустроиться.

За русские школы надо бороться

Константин Матвеев, преподаватель Балтийской международной академии:

- Я сам отец двоих школьниц, обе учатся в русских школах. Тема для нас близкая. Что надо предпринять, если бы было желание? Среди стран ЕС в этом плане образцом считается Италия, где есть регион с компактно проживающими там немецкоговорящими итальянцами. Ситуация здесь отработана детально региональным конституционным законодательством, это было необходимо для ликвидации малейшей ситуации конфликта. Схема проста - в немецких школах Италии преподавание всех предметов ведётся на немецком языке. Но при этом очень много часов отдано на изучение итальянского языка с первого класса. Все надписи в школах только на немецком языке, в отличие от наших якобы русских школ. Но не надо обольщаться, немецкой общине Италии всё это с неба не упало, за реализацию своих прав им пришлось долго и много бороться.

Татьяна Жданок, депутат Европарламента:

- Вера в то, что всё как-нибудь само рассосётся - недопустима. Посмотрите, какой среди европейцев сейчас высокий уровень русофобии - он зашкаливает. Они уверены, что их цивилизация - единственная существующая в мире. И русская интеллигенция нередко это поддерживает. Мы были на встрече с министром из Казахстана, которая в качестве достижений своей страны назвала переход с кириллицы на латиницу. И представитель Люксембурга, (кстати, эта страна когда-то получила независимость, благодаря Российской империи), социалистка, вроде бы прогрессивный человек, вдруг говорит: «Вы должны как можно скорее уйти в направлении цивилизованного алфавита!»… То есть только латиница - это цивилизованный алфавит!? Я, конечно, спросила, а как же быть с иероглифами, это что - не цивилизация?

В Европе уверены, что цивилизация связана только с западным миром, и это видение разделяет и часть русских, что для меня странно. В Москве меня нередко спрашивают: «Латвия такая чудная страна, там так доброжелательно относятся к русским. Чем же вы там недовольны, чего возмущаетесь?» Я в таких случаях перехожу на латышский язык, собеседник, естественно, меня не понимает. Но если вы не знаете язык, не говорите, что знаете страну!.. Не надо обольщаться, нам никто ничего просто так здесь не даст. Чтобы отстоять русскую школу, за неё надо бороться.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций