Публикация

  • 07.08.2017
    Переписыванию истории в Прибалтике нужно отвечать! Часть I
    Автор: Армен Гаспарян

Историк, журналист, радиоведущий Армен Гаспарян поделился на портале RuBaltic.ru своим взглядом на «лесных братьев», глорификацию нацизма в Прибалтике, советскую «оккупацию» и другие больные вопросы в историческом поле государств бывшего СССР.

Истоки прибалтийского ревизионизма

У нас очень многие считают, что исторический ревизионизм в Прибалтике начался в 2005-2007 годах. Например, когда в Эстонии переносили памятник «Бронзовый солдат». Это наивное заблуждение.

Прибалтика еще в конце 1980‑х годов сделала очень серьезную заявку на то, что история региона и балтийских республик будет в значительной степени переписана.

Сказался фактор балтийской политической эмиграции, которая, вопреки странным и абсолютно глупым заблуждениям советского агитпропа, вовсе не «рассосалась» ни в 1950‑х, ни тем более в 1970‑х годах. Этот фактор существовал и оставил достаточно большое творческое наследие. Очевидно, мы с вами об этом не знали. Мало кто в то время в Москве или в Санкт-Петербурге мог читать литературу на литовском, латышском или эстонском языке. А она, между прочим, была.

При первых симптомах распада Советского Союза поток этой эмигрантской периодики хлынул в Прибалтику. А затем и местные издательства стали замечательнейшим образом печатать эту литературу на русском языке. Для многих остается непонятным, как могло русскоязычное население Прибалтики тогда на всех референдумах проголосовать за независимость? Почему так получилось?

А в Прибалтике была та самая литература, в которой говорилось, что будет построена подлинная демократия и страны Прибалтики станут частью Европы. Конечно, о сопутствующих особенностях этого процесса никто не знал. Русскоязычных просто цинично обманули. А когда появились неграждане - то, что во всём мире называется расовой сегрегацией, - было уже поздно.

Российская Федерация на протяжении минимум 10-12 лет не реагировала в принципе на всё то, что происходило в Прибалтике. Это была невероятно сложная эпоха для России, когда стране каким-то образом надо было выживать и было, по сути, не до внешнеполитических контуров.

Перелом сознания произошел в самом начале 2000‑х годов, когда вдруг выяснилось, что в бывших союзных республиках установилась вполне себе нормальная тоталитарная модель государства, где часть граждан всяческим образом игнорируют, затирают и унижают. И встал вопрос, как же так получилось. И самые въедливые стали изучать историю.

Что знал обычный советский человек? Я вам на своем примере скажу (я из поколения последних комсомольцев). Что мы знали о прибалтах? Что в 1940 году прошел референдум и в братскую семью народов пришли еще три страны. Потом были некоторые незначительные сложности.

Мы все знали, условно говоря, фильм «Долгая дорога в дюнах»: какой-то там «лесной брат» бегал одинокий. И все полагали, что это незначительный процент отщепенцев, подонков и негодяев.

В процессе изучения темы выяснилось, что это вовсе не один человек, а десятки и тысячи людей. Более того, выяснилось, что они всегда были настроены шовинистически по отношению к России, которую воспринимали исключительно как «Империю зла».

Новые старые псевдогерои Прибалтики

Парадокс ситуации. Не будь, условно говоря, России, никакой независимой Прибалтики не было бы в принципе. Страны оказались лимитрофами (пограничными областями, которые должны содержать войска более сильного государства, стоящие на границе - прим.) после Первой мировой войны. И, казалось бы, питать такую ненависть к России было очень странно, но это происходило. Причем поразительнее всего то, что в 20-30‑х годах при всех этих диктатурах, которые были на территории Прибалтики, русские эмигрантские организации, газеты, Русская православная церковь за рубежом прекраснейшим образом существовали и гонений на них не было.

Всё изменилось в 1940 году. Прибалты затаили невероятную обиду на всё то, что произошло, посчитав это захватом (речь идет о вхождении Прибалтики в состав СССР - прим.). Было сказано, что данные по плебисциту сфальсифицированы, а голосование проходило под дулами автоматов. Собственно, зачем я вам это рассказываю? Вспомните 2014 год и то, как события в Крыму описываются в западной печати. Примерно так же описывалась история трех балтийских стран в 1939-1940 годах.

И всё было бы ничего, но прибалты увидели единственную, с их точки зрения, защиту - Третий рейх. Понятно, что никаких официальных контактов между Прибалтикой и Германией быть не могло, но по неофициальным каналам работа шла. В частности, самые радикальные политические организации, например «айзсарги», «Огненный крест», «Фронт литовских активистов» и т. д., стали сотрудничать со спецслужбами Третьего рейха. Июнь и начало июля 1941 года - это та самая отвратительная страница в их истории, о которой в Прибалтике сегодня категорически не хотят вспоминать. Вы сами, наверное, знаете, что случилось в Литве, когда местная журналистка написала книгу (книга «Наши» Руты Ванагайте - прим.) о том, что происходило в июле 1941 года, и ее затравили всеми возможными способами.

В Латвии с этой точки зрения всё еще более запущенно. У них национальным героем считается Герберт Цукурс - знаменитый летчик 30‑х годов, который своими руками построил самолет и совершил перелет в Африку, а потом продолжил свою карьеру карателем. Он был в рижском гетто, но, чтобы никто кошмарами не мучился, обойдемся без подробностей того, что там делал Цукурс. Об этом есть очень много документальных свидетельств, если кому-то интересно.

В Латвии выпущен почтовый конверт. Я его привез в Москву и всем показываю, начиная с депутатов Государственной думы. Там фотография Цукурса и написано по-латышски: «Латыш, когда тебе тяжело, всегда думай о том, что Цукурсу было еще тяжелее». Это официальная политика сегодняшней Латвии.

В Музее оккупации вы с огромным удивлением найдете портреты хороших людей, абсолютно демократичных, гордости Европы. Они, правда, в мундирах с рунами и «мертвой головой» на фуражках, но это ведь ничего не значит. Это знаменитая зондеркоманда Арайса (самое известное подразделение, участвовавшее в убийствах евреев во время Холокоста в Латвии - прим.). Ее премьерные гастроли состоялись 4 июля 1941 года: свыше 500 евреев загнали в хоральную синагогу в Риге, заколотили двери и подожгли. Выживших не было ни одного человека.

Рядом с этим портретом вы прочтете, что Арайс был хорошим человеком, что просто «азиатские совковые уроды» настолько его озлобили, что Виктору пришлось идти убивать людей.

Такая же история с «Фронтом литовских активистов» (подпольная организация сторонников литовской независимости, существовавшая при поддержке гитлеровской Германии - прим.), который устроил в тех же числах июля такую резню евреям, что даже немцы вздрогнули. Хотя казалось, что их удивить было очень сложно.

Поэтому достаточно забавно наблюдать, кто из них больший демократ: латыши, западные украинцы или литовцы. В этой связи я не понимаю, чем они меряются. Количеством истребленных в первых числах июля 1941 года людей?

Литовцам очень сильно не повезло. Латышей и эстонцев можно было каким-то образом онемечить, а тех, кого нельзя было онемечить, выселить согласно плану «Ост». Курляндия должна была быть заселена подлинными арийцами. Литовцев вообще считали недочеловеками: они были в одном ряду с поляками, недалеко ушли от цыган, славян, евреев и т. д. Именно по этой причине литовцев не удостоили чести создать свою собственную дивизию СС. У латышей был свой легион; туда, кстати, вошли все полицейские части Третьего рейха - вспомогательная полиция. У эстонцев тоже был свой легион.

Но воевать у этих легионов в чистом виде не очень получалось. Эти части замечательно могли сжечь деревню, расстрелять заложников, казнить детей.

О чём здесь можно говорить, если даже в архивах Нюрнбергского военного процесса над преступниками Третьего рейха есть документ - показания поручика Русской освободительной армии генерала Власова. Согласно этому документу, Власов говорит, что он был потрясен тем, что вытворяли латыши: они истребляли деревню за деревней и говорили при этом, что хотят уничтожить как можно больше русских.

Части эти были, естественно, на фронте незначительное время. Судьба их печальна: они были очень быстро разгромлены.

Фото: Spetnik

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций