Публикация

  • 06.07.2017
    Следствие закончено, забудьте…
    Автор: Василий Ермаков

В июне сего года стало известно о том, что официальный Таллин распорядился прекратить расследование уголовного дела по факту убийства в Эстонии гражданина России Дмитрия Ганина - «из-за отсутствия подозреваемых и истечения временных сроков, отведённых для следствия». Так закончилась долгая и трагическая история, начало которой было положено десять лет назад - во время печально памятных «бронзовых ночей».

Как известно, монумент павшим во Второй мировой войне, получивший неофициальное наименование «Бронзовый солдат», был открыт в Таллине, на холме Тынисмяги, 22 сентября 1947 года. Весной 2007-го эстонское правительство постановило убрать его из центра города, но русское население Таллина встало на защиту памятника. Решение правительства перезахоронить останки советских солдат из братской могилы на Тынисмяги и перенести установленный в их честь монумент на военное кладбище - было воспринято, как глумление над памятью павших. Конфликт перерос в массовые беспорядки, продолжавшиеся двое суток и жестоко подавленные властями. В ходе волнений было задержано примерно 1 200 человек, ранено около пятидесяти.

Именно тогда и произошло убийство двадцатилетнего гражданина России Дмитрия Ганина. Он родился и вырос в эстонском городе Муствеэ, а в Таллине работал. В 90-х многие из тех русских жителей Латвии и Эстонии, которым власти этих стран отказали в своем гражданстве, брали российское.

В ночь на 27 апреля Ганин подвергся нападению у бара Woodstock, расположенного неподалёку от Пярнуского шоссе. Предполагается, что Ганин либо проходил мимо, либо находился в самом баре, но подвергся нападению на улице.

Даже в эстонской прессе, предубеждённо настроенной против Ганина приводились жуткие подробности этого преступления. Вот, например, что писал журналист Туули Йыэсаар. «Ганин был убит в промежуток с полуночи до прибытия "скорой" около половины первого. Его избивало до пяти человек. Как минимум один их них бил лежащего на земле Ганина планкой от забора или металлической трубой. Судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что ни одно из этих повреждений не было смертельным - если бы кто-то не выхватил нож и не нанес им жертве удар между ребер, повредив легкое»…

Им же были обнародованы детали допросов задержанных по горячим следам подозреваемых.

Первым Ганина ударил некий Прийт, потом его стал избивать ученик строительной школы Ээро. «Я побежал за ним, схватил левой рукой на правое плечо и потянул назад, одновременно нанося удары по правым ребрам. Я повалил его, склонился над ним и ударил пару раз ногой по заднице и спине. Несколько раз сильно ударил и правым кулаком в лицо», - рассказал молодой человек на допросе. К слову, Ээро являлся членом эстонского военизированного гражданского ополчения «Кайтселийт», считающегося, наряду с армией, «оплотом защиты отечества». Другой член «Кайтселийта» Кайдо показал, что начал бить Ганина после того, как ему сказали, что тот якобы разбил стекло в одном из зданий. «Я бил его, чтобы научить, что так не делают. Окна бить нельзя», - аргументировал Кайдо своё поведение. «В избиении Ганина принимал участие и Кевин, который рассказал на допросе, что ножи брались на кухнях разгромленных баров, и что они даже валялись на улице, так что при желании любой мог ими воспользоваться. Сначала Кевин полностью отрицал свою причастность к избиению Ганина, но выяснилось, что он врёт», - пишет Йысаар.

К слову, членов «Кайтселийта» воспитывают, в том числе и на таких примерах «отваги и доблести», как деяния личного состава эстонской 20-й гренадёрской дивизии СС во время войны с СССР. Не в этом ли причины поистине нацистской жестокости, проявленной по отношению к русскому Ганину? Избитый и раненый ножом молодой человек ещё около полутора часов пролежал на мостовой, пока, наконец, его не подобрала машина «скорой помощи» - позже он скончался в больнице. Посол Эстонии в России Марина Кальюранд заявила, что якобы в карманах убитого были найдены украденные вещи, и он был убит в драке «подельниками».

Позже по подозрению в убийстве были задержаны двое: 27-летний Янек и 23-летний Яак. Но через несколько месяцев их отпустили под подписку о невыезде: «из-за отсутствия достаточно веских доказательств». В 2009 году дело было прекращено, а трое из его фигурантов получили штрафы от 320 до 770 евро.

Тут стоит привести мнение авторитетного правозащитника русской общины Эстонии Сергея Середенко. Он уверен, что если бы власти всерьёз захотели выявить убийц Ганина, то их бы нашли.

«На мой взгляд, убийство Дмитрия Ганина не могло не быть раскрыто. "Бронзовая ночь" - долговременная провокация Эстонии с правительством во главе. Все пространство вокруг "Бронзового солдата" было утыкано камерами слежения. Была начата масштабная кампания доносительства (создали специальный сайт tuvasta ("опознай"), на котором предлагалось опознать "погромщиков"). Так что вряд ли убийство Ганина могло остаться незапечатленным», - уверяет Середенко. Более того, правозащитник высказал подозрение, что в преступлении могли быть замешаны сотрудники полиции. «Ещё по "горячим следам" были разговоры о том, что заявленный характер ранений Дмитрия Ганина не совпадает с фактическим. Но никто на эту тему в Эстонии публично не высказывался, и прямо полицию в убийстве молодого человека не обвинял. Хотя фактов зверств полиции было зафиксировано множество, из которых самым известным стало избиение гражданина ФРГ Клауса Дорнеманна (немецкий пенсионер, оказавшийся в "Бронзовую ночь" в Таллине, задержанный вместе с сыном Лукасом и подвергшийся издевательствам со стороны сотрудников эстонских правоохранительных органов)», - пишет Сергей Середенко.

Нежелание эстонских властей искать убийц Ганина вызвало сильнейшее недовольство в соседней России. «Дело не в том, что произошел несчастный случай. Нас беспокоит другое: что человеку не оказали помощь, когда он был ранен», - сказал Владимир Путин. Как отметил президент РФ, россиянин фактически умирал на глазах полиции, и это было «сознательным преступлением».

Российская сторона неустанно напоминала эстонцам о необходимости выявить убийц Ганина. Так, в феврале 2012 года тогдашний посол РФ в Эстонии Юрий Мерзляков отмечал, что гибель Ганина - «это знаковая для российской общественности трагедия, и ситуацию с её расследованием мы характеризуем как недопустимое бездействие эстонских правоохранительных органов в течение уже почти пяти лет».

Видя бездействие эстонских властей, органы Следственного комитета РФ по Ленинградской области в сентябре 2015 года начали дело по факту убийства Дмитрия Ганина.

Уголовное дело было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного пунктами «ж», «и» части 2 статьи 105 УК России. Никакой помощи в осуществлении следствия эстонская сторона оказать не пожелала.

В сентябре 2016-го уполномоченный МИДа России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов подчеркивал: «Несмотря на то, что участники нападения на Ганина были установлены, эстонское следствие до настоящего момента так якобы и "не смогло определить" лицо, нанесшее россиянину смертельное ранение. Никто из задержанных до настоящего момента так и не предстал перед судом и не понес наказания. Направленный в октябре 2015 г. в рамках данного уголовного дела в адрес Генпрокуратуры Эстонии запрос Следственного комитета Российской Федерации о правовой помощи, судя по формальным отпискам из Таллина, "находится на рассмотрении". Считаем, что действия властей, правоохранительных органов и судебной системы Эстонии нельзя квалифицировать иначе, как содействие беззаконию и халатность. Настоятельно призываем эстонские власти перестать уклоняться от проведения беспристрастного, объективного и тщательного расследования по факту убийства Дмитрия Ганина, предпринять реальные шаги по установлению лиц, причастных к совершению этого тяжкого преступления, и привлечь их к ответственности».

Однако эти увещевания не достигли цели. «В начале июня (2017-го), а именно 2-го числа, мне позвонил адвокат Александр Кустов и сообщил о том, что я могу забрать в Госпрокуратуре вещи моего погибшего сына Дмитрия Ганина», - рассказала недавно мать погибшего Вера Ганина. Женщина отметила, что забирать вещи она не поехала. «Для меня это снова стресс, связанный с гибелью сына. Увидеть снова вещи сына… опять остаться наедине со своим горем. Для меня это тяжело, снова вернуться на десять лет назад, особенно после того, как недавно я перенесла инфаркт. Честно говоря, я давно уже не верила, что убийц моего сына когда-нибудь найдут. Кроме суда земного, есть Божий суд, пусть убийцы помнят об этом. Конечно, логически рассуждая, я поняла то, что уголовное дело закрыто, раз просят забрать вещи», - сказала мать погибшего. Информацию о закрытии уголовного дела подтвердил защищавший интересы семьи Ганиных адвокат Александр Кустов.

Посол России в Эстонии Александр Петров сообщил, что решение местной прокуратуры закрыть дело об убийстве Дмитрия Ганина крайне негативно скажется на двусторонних отношениях - и без того стабильно плохих. Справедливости ради стоит отметить, что известие не стало для нас неожиданным. Ранее ожидалось, что эстонская прокуратура в апреле, скорее всего, закроет дело Ганина по причине истечения десятилетнего срока. Правда, появилась было надежда на то, что оно всё же будет продолжено. Но этого не произошло.

Официальный представитель российского МИДа Мария Захарова сообщила, что её ведомство возмущено «кощунственным подходом к памяти погибшего Дмитрия Ганина». Дипломат подчеркнула, что эстонские власти на протяжении двух последних лет пытались помешать раскрытию этого убийства, отказываясь сотрудничать с российскими правоохранительными органами.

«Выражаем самую искреннюю поддержку родным и близким российского гражданина, чьи чувства, несомненно, задеты таким несправедливым решением», - сказала Захарова.

Доктор политических наук, доцент Санкт-Петербургского университета Наталья Еремина считает, что Таллин не хочет расследовать дело Ганина «из принципа» - даже невзирая на наличие заключенного между двумя государствами договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Специалист напоминает о существовании правила, согласно которому, если страна, на территории которой совершено правонарушение, а тем более убийство гражданина другой страны, не проводит свое расследование, она должна обеспечить условия для его осуществления соответствующим структурам того государства, в отношении гражданина которого совершено преступление. «Это также не было сделано Эстонией. Непонятно, насколько Россия вообще была задействована в этом расследовании (речь здесь идет не столько о запросах со стороны МИДа, сколько именно о действенном участии в расследовании). И это при том, что вопрос уголовного преследования по поручению иностранного учреждения юстиции есть в законе о международной правовой помощи по уголовным делам Эстонии. Кроме того, существуют и конвенции Совета Европы, и конвенции уровня ООН. Тем не менее, в данном случае ничего не работает. Эстонская сторона фактически безмолвствует и бездействует - хотя раньше и заявлялось, что дело движется, в частности, были найдены некие лица, избивавшие Дмитрия Ганина. Но никому так и не было предъявлено обвинение, и все они находятся на свободе. Это дело приобрело политическое значение. Оно тесным образом связано не только с символами общего прошлого, но и с позицией русскоязычного населения в Эстонии, которое, по мнению эстонских правоохранительных структур, необходимо держать в страхе и напряжении. В таких условиях данное дело не может быть объективно расследовано эстонской стороной. И, на мой взгляд, очевидно, что вряд ли что-то изменит позицию Эстонии по этому делу», - считает Наталья Еремина.

Эстонская правозащитница Алиса Блинцова говорит, что государство только делало вид, что занималось расследованием убийства Ганина. «Мы, правозащитники, уже давно знаем, что преступления или правонарушения, совершённые со стороны госорганов Эстонской Республики (а они имеют место регулярно) наше государство расследовать не собирается. Какие бы ни были эти преступления, госаппарат будет покрывать "своих" всеми силами - путем засекречивания данных, либо даже путем нарушения закона. Наш госаппарат устроен так: свои "косяки" они никогда не признают, и своих, даже полных "отморозков", не сдадут - что и произошло с делом Ганина.

Во время "бронзовых ночей" большинство нормальных полицейских отказывались выходить на работу и устраивать расправы над мирными жителями. А "отморозки в мундирах" выходили и избивали (и даже убивали) людей.

На многих видеозаписях видно, что у полицейских, избивающих людей, нет нашивок с их именами - они предусмотрительно их сняли. А потом за эти расправы над безоружными людьми они получили награды, информация о которых тоже была засекречена государством…».

Источник: «Столетие»

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций