Публикация

  • 12.05.2017
    Три времени республики: ЛДНР отметили годовщину референдума
    Автор: Олег Измайлов

В Донбассе отмечают очередную годовщину референдума об отделении от Украины и строят свое государство.

В Донецке праздник — День республики, отмечаемый вот уже третий год, как дата, когда в столице шахтерского края был проведен общенародный референдум об установлении независимости Донецкой народной республики от Украины. Праздник проходит под неумолкаемый гул артиллерии.

Несколько часов, то затихая, то усиливаясь, на северо-западе города ухают стволы крупного и не очень калибра. Такое сопровождение «музыкальное» за эти три года стало привычным в дни особых дат. Не стану и гадать, отчего так, но примета верная — как только Новый год, Рождество, 8 марта, Пасха, 1 мая, 9 и 11 мая, Троица, 22 июня приближаются — жди обострения на фронте, жди обстрелов.

Перед началом

Три года назад все было по-другому. Тогда с замиранием сердца следили за Славянском и Краматорском, Красным Лиманом, Николаевкой, у соседей — за Луганском, Северодонецком, Станицей Луганской, Счастьем. Там, на севере Донбасса, разворачивались настоящие бои, но главные еще были впереди, как и первые крупные потери. Только что прошел первый «самостоятельный» День Победы и люди на площади Ленина в Донецке с недоверием слушали новости о том, как батальон националистов расстрелял демонстрацию ветеранов в Мариуполе. Возле центральной гостиницы «Донбасс палас» стоял КАМАЗ с надписью «Восток». Народ ходил фотографироваться с бойцами этого батальона. Прошел слух, что прямо с парада они отправятся в Мариуполь, помогать тамошнему сопротивлению.

Много чего говорили в те дни. Донецк был еще мирным городом. Впереди еще был настоящий шок от налета украинской авиации на аэропорт им. Сергея Прокофьева (нынче им. Арсения Павлова) 26 мая и ракетный удар украинского штурмовика по центру Луганска 2 июня. Да много чего еще было впереди. Еще живы были десять тысяч земляков, еще не брали в руки оружия многие тысячи погибших с обеих сторон. Но история уже разделила нас на «украинских» и «донецких». И первый шаг, первый «рубикон» был перейден Донбассом 11 мая.

Эйфория референдума

День этот памятен во всех его подробностях. Спор о том, насколько охотно придут донбассовцы на голосование, и сколько дадут процентов за независимость шел не первую неделю. Его бесплодность стала понятна мне часов в 11 того дня. Из всех многоэтажек нашего квартала в Киевском районе люди шли семьями в направлении избирательных участков. Ощущение какого-то праздника, Первомая стойко преследовало всякого, кто смотрел на этих нарядно одетых людей, ведущих за руку детей и внуков с флажками и воздушными шарами, цветами.

Впервые за много-много лет всех охватывало чувство невиданной эйфории свободного волеизъявления. Мы, конечно, не самый свободный народ, может, поэтому референдум свой, местный, а не спущенный по разнарядке сверху, произвел такой фурор и породил множество, увы, неоправдавшихся пока надежд. Положа руку на сердце — втайне каждый из нас рассчитывал на то, что в Донбассе повторится крымский сценарий. Но также честно можно утверждать, что большинство из нас тогдашних было согласно на любой вариант развития событий, лишь бы не оставаться в одной стране с радикальными националистами. Я спрашивал многих знакомых сегодня, не изменили бы они своего мнения, высказанного в тот майский день четырнадцатого, если б знали, сколько крови и горя ждет наш край впереди. Ответ однозначный — нет.

Помню, как на избирательном участке в школе №57 Киевского района, той самой школе, в которой менее чем через полгода украинской миной будут убиты и ранены сторож и учитель, а дети чудом уцелеют, успев укрыться в подвале, знакомая журналистка тогда спрашивала пришедшую голосовать пожилую женщину: «зачем вы пришли голосовать за отделение от Украины»? Бабушка недоуменно глянув на коллегу ответила: «Как же, дитя, я ведь русская». «Но ведь вас не возьмут, как Крым в Россию», — настаивала журналистка. «А откуда тебе это известно?» — ответствовала женщина, — «ничего, и сами проживем».

Праздник закончился ожидаемо. Донбасс сказал «нет» бытию с Украиной Порошенко, Турчинова, националистов. В этот же день он узнал, как реагирует на народное волеизъявление «та» Украина. Случилось это в Красноармейске, куда наведались молодчики из добровольческого батальона «Днепр». Стрельба по людям на избирательном участке, над которым развивался флаг ДНР, завершилась тем, что двое мирных граждан были убиты.

Донбасс научился выживать

Потом начался самый трудный период новорожденных, никем не признанных республик. Ведь ни половина мая, ни жаркий июнь не принесли ясности в том, что нас ждет в будущем. Томительное ожидание длилось до самой почти до половины июля, пока Стрелков не привел свой корпус из Славянска в Донецк. Тогда многим казалось, что украинским войскам удастся переломить ход событий в свою пользу уже в центральном Донбассе. Закончилось все для украинских боевиков, как известно «котлами» в Иловайске, Изварино, Дебальцево. Но перед этим были неприятные, ощутимые потери ополчения в Донецком аэропорту 26 мая и чуть позже у российско-украинской границы — возле Мариновки и Степановки.

Референдум 11 мая стал катализатором, который ускорил процесс перехода огромного индустриального края на военное положение. Из мирного равновесия жизнь наша рухнула в пропасть войны. Но ни в мае, ни в июне никто еще не верил, что война продлится долго. Никто не верил, что это война в ее общепринятом смысле. Но на всякий случай детей повезли на море на все лето, к бабушкам в Россию и на Украину, в места, где можно было пересидеть. Хорошо известно, когда завершился процесс перехода Донбасса из украинской жизни в самостоятельную. Случилось это 5 сентября 2014 года, когда были подписаны первые Минские соглашения.

После была жизнь под грохот пушек с осени четырнадцатого по весну пятнадцатого. А потом настало 11 мая, День первой годовщины республики. На площади Ленина стояли в праздничных колоннах совсем другие дончане — обстрелянные, выжившие в блокадах, безденежье, устоявшие в психологической войне смыслов свобод и нравственности. Наивные, патерналистские представления о жизни и смерти остались в прошлом. Теперь каждый знал, что годы и годы придется провести в осаде и непонимании всего западного мира и, к сожалению, многих бывших соотечественников.

Что впереди Что дали годы независимости непризнанным республикам? С практической точки зрения строительство новых государств можно разделить так. 2014-й — год восстания и обретения опыта выживания, отбивание атак. 2015-й — строительство вооруженных сил и юридических основ молодых республик. 2016-й — выстраивание отношений государства и бизнеса, возведения здания своей экономики. Нынешний, 2017-й, похоже, может стать годом политического укрепления и культурно-идеологического строительства.

На фоне полного пренебрежения украинской стороной к «минским соглашениям» и любым формам мирных переговоров (за исключением имитации их в Минске), Донецк с Луганском на полном ходу встраивают свои медийные, культурно-спортивные, образовательные стандарты в общероссийские. Будет ли Донбасс признан РФ и другими союзными ей странами в ближайшие год-два, это неизвестно, но когда это произойдет, республики будут готовы к этому, работящий и смышленый донбасский люд умеет работать быстро и качественно.

Источник: Украина.ру

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций