Публикация

  • 15.12.2016
    Наконец они возвращаются
    Автор: Лидия Графова

«Возможно, наступил момент, когда наши голоса... зазвучат по-новому и будут наконец услышаны», - пишут наши соотечественники, требующие избавить их от бюрократических издевательств при переселении в Россию (их петиция уже собрала много тысяч подписей на портале Change.org). Надо ли объяснять, какие муки испытывают переселенцы на пути к гражданству РФ? О трагических судьбах «нелегалов поневоле»  «Российская газета» рассказывает с редким для нынешней прессы постоянством.

 

Эффект свежего взгляда

Но на минувшей неделе произошло сразу два события, которые могут облегчить жизнь десяткам тысяч «страдальцев по гражданству». 8 декабря на заседании Президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека заместитель председателя СПЧ Евгений Бобров представил президенту Владимиру Путину тщательно разработанные предложения об «иммиграционной амнистии» для соотечественников-переселенцев, давно живущих в России без правового статуса. Президент сказал, что поддерживает идею «собирания собственного народа», и поручил подготовить вместе с СПЧ законопроект по упрощению получения российского гражданства соотечественниками.

А на следующий день, 9 декабря, Госдума приняла сразу в трех чтениях законопроект о продлении на три года главы 8.1 Закона о гражданстве РФ. В этой главе идет речь как раз об упрощенной процедуре гражданства для узкого круга лиц - тех соотечественников, которые въехали в Россию еще до 2002 года.

Чтобы стала понятней значимость этих событий, нужно напомнить, что о срочной необходимости «иммиграционной амнистии» (так в мировой практике называется массовая легализация мигрантов в упрощенном порядке) впервые публично заявил Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту мигрантов еще в 2002 году. В этом году был принят новый закон о гражданстве, превративший всех наших соотечественников, прибывающих в Россию, в де-юре «иностранцев». Никаких преференций репатриантам закон не предусматривает. Будь ты хоть стопроцентно русский (татарин, башкир и т.д), тебе предстоит наравне с настоящими иностранцами из дальнего зарубежья минимум 7 (семь!) лет карабкаться по многоступенчатой лестнице к российскому гражданству, и на каждой ступени тебя будет ждать ловушка, из которой без взятки не вырвешься. Это не секрет. Все, кто сталкивался с неумолимой бюрократической машиной, ее железную хватку знают.

Сапогом в душу

Нестерпимая боль, обида, отчаяние... Трудно найти слова, чтобы адекватно выразить переживания возвращающихся в Россию соотечественников.

Сегодня само слово «мигрант» во всем мире становится пугалом, чуть ли не синонимом слова «террорист». Мы, как всегда, спешим быть в мировом тренде и забываем, что к нам, в отличие от западных стран, едут в основном не чужие беженцы, а наши бывшие советские сограждане по СССР и их дети.

Что касается терроризма, надо наконец отдать себе отчет: чудовищные теракты в Беслане, Норд-Осте и других местах совершали совсем не приезжие из соседних стран, а подонки с российскими паспортами.

Известно, что мигранты жизненно необходимы России, самой большой по территории стране в мире, теряющей по миллиону трудоспособного населения в год. Но в последнее время толпы трудовых мигрантов нас уже не осаждают. Многие эсэнговцы предпочитают ехать в Саудовскую Аравию или Арабские Эмираты, где более милосердное миграционное законодательство и заработки повыше. Зато в это же самое время очереди потенциальных переселенцев в российских консульствах стран СНГ только увеличиваются. Наши соотечественники, конечно, знают, как встретит их наша чиновничья рать, но тяга к России становится, как ни странно, еще сильнее именно в лихие времена.

Попробуйте себе в яви представить, что это значит - сорваться с корня, продать задешево свое жилье, загрузить имущество в контейнер (много ли в него вместится из нажитого за жизнь?)... Чтобы на новом месте начать все с нуля, требуется немало сил и мужества. Слава богу, рискнувшие броситься в объятия России, как правило, заряжены особым оптимизмом и энергией. Но какое же это кощунство и преступление перед самой Россией, что ее вернувшихся детей мы, местные, вместо того чтобы встретить цветами или выдать паспорта прямо в аэропорту (как это делал в свое время Израиль), мы погружаем в адскую бюрократическую пучину. На добывание нужных и ненужных справок и документов, доказывающих благонадежность, новожители тратят немеренное количество сил, нервов и денег. Да что там деньги, годы жизни безвозвратно уходят на тупое стояние в бесконечных очередях «к инспектору».

Уже не вижу смысла писать статьи о соотечественниках, которые по 10, 15, и даже по 20 лет ждут гражданства. Вместо статей все чаще пишу ходатайства. Чиновники даже обещают помочь, и я обнадеживаю пострадавшего, но потом проходит месяц, два, три... А ведь живущие без паспорта испытывают унижения на каждом шагу, и для них каждый день - мука. Стыдно перед ними. Ну почему, спрашивается, эти достойные люди, нужные России, должны выпрашивать гражданство, как милостыню, у чиновника? А тот, если захочет, обязательно к чему-то придерется. Если нет какой-то справки (которую, кстати сказать, сам чиновник должен был запрашивать), величественно покажет мигранту на дверь: ваши, мол, проблемы.

Вдова при живом муже

А какая это экзекуция - отъем паспортов или признание их недействительными. Человек приходит в Сбербанк получать, как обычно, свою зарплату и вдруг узнает, что его паспорт выдан «по недостаточным основаниям». Этот сюрприз можно получить, когда покупаешь билет на поезд, берешь кредит и т. д. На 3 тысячи каждый год увеличивается эта армия лишенцев. «Лишить паспорта - это лишить жизни» - называлось интервью известного политика Владимира Лукина, опубликованное в «РГ». Что за абсурд: разве сам человек выдал себе паспорт с ошибкой? Почему же наказывают пострадавшего, а не виноватого чиновника? Я не раз спрашивала у руководителей бывшей ФМС: много ли они выявили опасных преступников в результате этих проверок? Ответа не получила.

Уму непостижимо: становится обыденностью депортация русских из России.

Вот пишу сейчас эту статью, а в электронной почте появляются все новые письма SOS. Только что пришло как раз о депортации. Жена Владимира Шаркова, «вдова при живом муже», как она себя называет, рассказывает незамысловатую историю своей разбитой семьи:

«Мой муж Владимир Шарков был сиротой с детства. После смерти родителей его воспитывал дедушка. В 2009 году они продали свой дом в Киргизии и приехали на ПМЖ в город Обнинск. Владимиру тогда было 18 лет. Дедушка вскоре умер. Я заверяю вас, что Владимир то и дело ходил в миграционную службу, чтобы легализоваться, но от него требовали документы и справки, которых у него не было. Все было у дедушки, а потом пропало. Владимир сохранял только справку об убытии из Киргизии, но ее забрали в паспортном столе. Он так ничего и не получил из документов. В результате его в прошлом году депортировали в Киргизию, когда только что родился наш ребенок. Выслали на целых пять лет. Я стала вдовой при живом муже. Обращалась в суд, чтобы ребенку вернули отца, он же не совершил никакого преступления, - мне отказали. Мы с ребенком остались без средств к существованию».

Справедливости ради

Сколько таких трагедий происходит сегодня, сейчас на просторах нашей России. Мы к ним уже привыкли, воспринимаем как данность. Но, видимо, наступил тот момент, о котором пишут авторы петиции: чаша бесконечного русского терпения переполнилась. Недавно президент Владимир Путин, выслушав гневный рассказ режиссера Александра Сокурова об издевательствах над соискателями гражданства, в свою очередь возмутился:

«Я неоднократно обращал внимание правительства на то, что вопросы с приобретением российского гражданства, особенно определенными категориями граждан бывших республик Советского Союза, вот эти вопросы должны быть максимально разбюрокрачены».

Два радостных для переселенцев события, о которых шла речь в начале статьи, свидетельствуют о том, что в миграционном законодательстве повеяло ветром гуманности. Наконец-то наши законодатели обратили внимание на проблему переселения. А то ведь эта болезненная проблема в последние годы стала уходить в тень из-за масштабной проблемы трудовой миграции. Очень важно, что долгожданный поворот к добру происходит благодаря успешному сотрудничеству государственных органов с правозащитниками.

В апреле этого года, когда была ликвидирована ФМС, а все ее дела переданы в Главное Управление по вопросам миграции МВД России, только что назначенная начальником этого Главка Ольга Евгеньевна Кириллова нашла время прийти на встречу с переселенческим народом. В СПЧ тогда проходило специальное заседание на тему «Переселение соотечественников в Россию: проблемы законодательства и практики». Кириллова сказала на том заседании, что новый Главк очень нуждается в сотрудничестве с общественными организациями. Давно мы не слышали таких слов от руководства миграционной службы.

Суть принятых на том заседании рекомендаций СПЧ сводится к утверждению: российскому законодательству о гражданстве нужно придать репатриационный характер. Эти рекомендации обсуждались в ноябре на рабочем совещании в СПЧ, и там тоже присутствовала Кириллова с командой сотрудников. Предложения, которые представил в докладе президенту заместитель председателя СПЧ Евгений Бобров, также согласовывались с сотрудниками ГУВМ МВД.

Спасибо и СПЧ, и его главе Михаилу Федотову, который не забывает исполнять свои обещания.

Свежий взгляд на проблемы соотечественников проявила и Госдума в новом составе. Законопроект о продлении упрощенного порядка легализации подал Константин Затулин, он давно известен как верный защитник соотечественников, но ведь голосовать за законопроект должны более 400 депутатов. Мы волновались, что он не пройдет и тогда оказавшиеся за бортом «»нелегалы поневоле»» будут, согласно закону, депортированы из России. Это страшно представить: массовая депортация переселенцев (в основном - русских) не весть куда, ведь все материальные и человеческие связи со странами исхода у них давно порваны. Но наши опасения оказались напрасны. Законопроект прошел сразу в трех чтениях, такое бывает довольно редко.

Между тем вот к какому горькому выводу пришли мы по результатам своего мониторинга: главная причина, из-за которой тысячи переселенцев остались в нелегалах, состоит в том, что миграционные сотрудники, привычно настроенные на отказ мигранту, не смогли адаптироваться к необычной по духу главе 8.1. Она предусматривала благожелательное отношение и помощь соотечественникам. А где такие навыки взять? Нелегко, что и говорить, менять многолетние традиции и свой менталитет. Возникает сомнение: смогут ли сотрудники, для которых мигрант заведомо во всем виноват, провести большую иммиграционную амнистию, если даже такой закон будет принят? «Пошагово, пошагово...» - говорит Ольга Евгеньевна Кириллова, и хочется верить, что ее настойчивое желание привнести в работу полицейской миграционной службы давно забытый «человеческий фактор» сбудется.

Прямая речь

Евгений Бобров, заместитель председателя Президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека:

Необходимо провести иммиграционную амнистию для соотечественников - переселенцев, бывших граждан СССР и их потомков, проживших в России в течение, например, пяти лет и утративших основания своего законного нахождения на территории РФ из-за несовершенства законодательства, собственной неосведомленности или стечения тяжелых жизненных обстоятельств. Эти люди, особенно имеющие проживающих в России супруга и детей - граждан Российской Федерации, наиболее безопасны в плане отсутствия террористических угроз.

Им предлагается предоставить в упрощенном порядке без штрафов вид на жительство либо право на приобретение российского гражданства (эта акция не относится к трудовым мигрантам).

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций