Публикация

  • 24.10.2016
    Константин Долгов: Есть все факторы, чтобы принять положительное решение по Ярошенко

Уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов призывает президента США Барака Обаму отпустить российского летчика Константина Ярошенко в Россию, но "гарантий нет". Об этом, а также о закрытии счетов RT в одном из банков Великобритании, ситуации с российскими детьми в Скандинавии и реакции России на обвинения во вмешательстве в президентские выборы в США, Долгов рассказал в интервью РИА «Новости».

— Официальный представитель британского премьер-министра Терезы Мэй объяснил закрытие счетов RT в одном из банков Великобритании внутренним делом самого банка. Как бы вы охарактеризовали данное заявление и сам факт закрытия счетов? Не является ли это прямой цензурой? О какой свободе прессы и демократии в Великобритании может идти речь, если в стране не дают работать одному из крупнейших мировых телевизионных каналов?

— Все, что сейчас происходит, можно назвать одним словом — цензура и проявлением политики двойных стандартов, хотя официально это отрицается. Они же нарушают и права своих граждан, усложняя им доступ к разным средствам массовой информации. Простой американец или британец имеет право доступа к различным легальным источникам информации, но его лишают этого права. Об этом надо говорить, так как это серьезное нарушение право-человеческих норм.

— Как вы оцениваете шансы на возвращение Ярошенко до президентских выборов в США?

— Мы передали запрос о передаче Ярошенко по конвенции Совета Европы. Все условия для этого есть, он отсидел уже значительную часть срока. Вся ситуация с Ярошенко — вопиющая с точки зрения изъянов американского правосудия или отсутствия такового и, конечно, тотальной политизации, не говоря уже о тотальном нарушении прав нашего гражданина, его похищении и применение к нему пыточных методов со стороны спецслужб с целью выбивания показаний и признания вины, которую он отрицает, естественно. Сегодня все формальные факторы есть, чтобы принять положительное решение.

Мы надеемся, что с учетом его ухудшившего состояния здоровья, с учетом общего гуманитарного характера обстоятельств и с учетом, что мы неоднократно говорили, что готовы со своей стороны передать по этой конвенции американских граждан, которые сидят в российских тюрьмах, это решение будет принято.

Гарантий нет, и я бы пока не строил прогнозов. Технически или процедурно все необходимые условия сложились, чтобы он в ближайшие время, до выборов, уже был переведен в Россию, но вопрос в политической воле американских властей. Пока ее не было. Я бы не привязывал это к выборам, хотя, с другой стороны, я бы призвал Обаму проявить гуманный подход по отношению к Ярошенко.

И мы надеемся, что эта половинчатость в деятельности администрации Обамы на право-человеческом направлении не привела бы к тому, что судьба его осталась неопределенной.

Все попытки закрыть Гуантанамо и попытки разобраться с пытками, которые применялись американскими спецслужбами и в Ираке, и в Гуантанамо, не увенчались успехом. Никто не наказан, и ничего не расследовано. И ни один человек не понес ответственность, а Гуантанамо как было, так и есть. Да, там стало поменьше узников, но давайте разберемся, куда эти узники делись. Их наспех распихивают по миру без малейшей мысли о том, что с этими людьми будет дальше, и это напоминает человеческий базар, на котором торгуют рабами.

— Сейчас на спортивных аренах наступило затишье, как мне кажется, перед бурей, предшествующей зимним Олимпийским играм в южнокорейском Пхенчхане. Казалось, что после окончания игр в Рио руководители российского спорта обрушат на МОК массу исков и претензий, учитывая тот факт, что не так давно американские олимпийские чемпионки Симона Байлз, теннисистки Серена и Винус Уильямс, баскетболистки и так далее были уличены в допинге после взлома базы данных Всемирного допингового агентства ADAM. Готовит ли российский спорт иски против мировых антидопинговых комитетов? Как и должна ли Россия заставить Параолимпийский международный комитет отказаться от выходящего за правовые рамки решения о недопуске параолимпийской сборной России к зимней Олимпиаде-2018?

— Принцип верховенства права должен соблюдаться везде, в том числе и в этой сфере, потому что речь идет о неправовых решениях, но, помимо всего прочего, нарушены олимпийские принципы о том, что спорт должен оставаться вне политики. Поэтому, конечно, мы будем противодействовать такой позиции с применением правовых инструментов, дипломатических средств. Мы об этом прямо говорим со всех международных площадок и будем продолжать ставить эти вопросы и в рамках ООН, и в рамках Совета ООН по правам человека, и в других структурах.

Налицо откровенная дискриминация России и российских спортсменов. Это нарушение прав российских граждан со стороны ряда международных спортивных функционеров, и они открывают путь для целого спектра мер по юридической линии. Я не хочу входить в детали, но это очевидно, что подобные дискриминационные действия не должны оставаться безнаказанными.

Есть двойные стандарты в работе антидопинговой службы, и они очевидны. Это характерная черта Запада в вопросе прав человека. Эта тенденция вызывает самую большую озабоченность. Двойные стандарты по принципу, что Юпитеру можно, то быку нельзя, но встает вопрос, кто назначил себя Юпитером. Попытки себя выделить в определенную категорию, которые мы наблюдаем со стороны США и некоторых других стран, противоправны, так как они приводят к нарушениям прав других стран.

— США отказались признавать решение Верховного суда России о запрете деятельности меджлиса крымских татар после того, как 29 сентября суд признал законным запрет деятельности меджлиса крымских татар на территории России как экстремистской организации. Насколько правомерно непризнание решения Верховного суда России Соединенными Штатами и во что это может вылиться?

— Я не владею юридического стороной вопроса. У нас нет соглашения с американцами о взаимном признании решений судов. Здесь важно не столько формально-юридическая сторона, сколько политическая сторона вопроса. Вот у вас нарушения, говорят они, конечно, нарушения есть всюду, но вы конкретно приведите факты. Давайте смотреть на масштаб и на тенденции, потому что в Крыму ситуация с правами человека по международному стандарту после воссоединения существенно выправилась и продолжает выправляться. В украинский период Крыма там были колоссальные проблемы с точки зрения право-человеческих стандартов. Этого не хотят замечать, как и не хотят замечать прогресса в целом с правами человека в нашей стране, потому что совсем другие политические заказы на Западе. Поэтому касательно отдельно принятого решения США — это звенья одной цепи.

— Власти Эквадора признали частичное ограничение доступа к интернету в посольстве, где находится Джулиан Ассанж, в связи с тем, что недавние публикации WikiLeaks оказывают серьезное влияние на предвыборную гонку в США. Как бы вы прокомментировали последние события и общую ситуацию вокруг дела Ассанжа? Не считаете ли вы, что это давление со стороны США?

— К давлению американцев не привыкать там, где их не устраивает деятельность людей, которые работают в правозащитном поле. И когда вскрывается информация, которая их не устраивает, они пытаются ее приглушить и подавить очень жесткими средствами, но я бы не хотел комментировать непосредственно ситуацию вокруг нарушения прав Ассанжа.

— Французский президент Франсуа Олланд допустил возможность выдвижения против России обвинений в военных преступлениях за ее бомбардировки второго по величине сирийского города Алеппо, уточнив, что дело может быть передано на рассмотрение Международного уголовного суда (МУС). Насколько реалистично такое развитие событий?

— Я бы не хотел вовлекаться подробно в комментарии по данному вопросу. Во-первых, Путин и Олланд встречались и у Олланда была возможность напрямую обсудить все эти вопросы. Обсуждали ли они конкретно этот аспект, я не знаю, но знаю, что они обсуждали Сирию в Берлине. Хочу только подчеркнуть, что мы уже говорили неоднократно. Никаких доказательств, в том числе у французов, того, что Россия нарушает международное право в Сирии, нет.

С точки зрения верховенства права для нас абсолютный приоритет — это защита гражданского населения, и мы это постоянно подчеркиваем.

Дайте нам хотя бы один факт, нам никто не представил никаких фактов, поэтому это голословные обвинения.

— Примерно раз в год из Финляндии приходит новость о том, что местные органы власти отобрали ребенка или сразу нескольких детей у русской семьи. Известно, что по местному закону, принятому в 2015 году, власти имеют право изымать детей у любого человека, попавшего в их страну. Судя по последнему делу, этот закон действует. Я говорю о практически разрешенном уже деле семьи Медведевых. Какова, в частности, ситуация по нашим детям в странах Скандинавии да и по всей Европе? Сколько случаев пока не разрешены окончательно?

— Больше случаев у нас было зафиксировано с Норвегией, чем с Финляндией. Там действуют ювенальные системы. У нас совсем другая правовая культура и другие традиции, но с финнами есть больше двустороннего диалога. Пока не создан полноценный диалоговый механизм по разрешению и предотвращению подобных ситуаций, к чему мы призываем всех наших коллег.

C французами действует подобный механизм и есть комиссия, которая решает вопросы, связанные с защитой прав детей, а также подобный механизм действует и с рядом других стран.

Скандинавские страны пока не идут на создание комиссии, но с финнами у нас есть так называемый обмен списками контактных лиц. Я вхожу в российский список. Мы знаем, кто с кем должен контактировать в подобных ситуациях, но хотелось бы перейти к превентивным действиям и предотвращать подобные ситуации.

С Норвегией у нас вообще нет никакого диалогового механизма и приходится постфактум разрешать возникшие ситуации. С финнами, по крайней мере, у нас идет диалог, и с ними у нас наработан неплохой уровень понимания, что права наших детей должны соблюдаться.

Мы предлагаем создавать постоянно действующие диалоговые структуры, но пока нет готовности с их стороны. Эта улица с двусторонним движением. В идеале нужно создавать соответствующие соглашения. Для нас защита прав детей — это абсолютный приоритет.

— К чему готовиться России после того, как Белый дом официально обвинил Россию во вмешательстве в президентские выборы с помощью сверхсовременных кибератак? Готова ли Россия к тому, что могут последовать какие-нибудь финансовые санкции согласно приказу президента Обамы, который он подписал после того, как Северная Корея атаковала Sony Pictures Entertainment?

— Все заявления сделаны с нашей стороны на этот счет, нас обвиняют без всяких доказательств. Это порочная практика, которая наблюдается последнее время. Мы не вмешиваемся во внутренние дела других стран, мы привержены верховенству права. Один из фундаментальных аспектов — это невмешательство в дела других стран. Мы не вмешиваемся и не делаем заявлений, которые можно было бы расценить как вмешательство во внутренние дела.

Другое дело, что американские выборы для серьезного международного наблюдения, как правило, закрыты. У них на уровне многих штатов есть подобная традиция, где решения о допуске наблюдателей на выборы, международных в частности, принимаются властями отдельных штатов. Во многих штатах крайне негативное отношение к международным наблюдателям. Они и сейчас делают заявления о том, что вплоть до уголовной ответственности будут нести те, кто из иностранных представителей попытается прийти на избирательные участки и понаблюдать.

У них есть серьезные накопившиеся проблемы и перекосы в избирательной системе. Я не столько хочу критиковать американцев за их, мягко говоря, несовершенство избирательной системы с точки зрения международных стандартов, сколько призывать наших американских коллег перестать читать лекции другим странам и перестать вмешиваться в существующие электоральные системы, правовые системы в других странах.

— Есть ли какая-то новая информация по делу задержания в США двух граждан России Дмитрия Карпенко и Алексея Крутилина. Было ли уведомление от американских властей? Был ли обеспечен консульский доступ к задержанным Карпенко и Крутилину?

— Уведомление было формальное. Но ситуация пока неопределенная, там было перенесено заседание суда по некоторым формально-юридическим причинам, и там идет подбор адвокатов. Мы внимательно следим за этой ситуацией, и наши консульские сотрудники в контакте с ними и в контакте с американскими властями по этому вопросу. Мы выразили наши ожидания, что права наших граждан, в том числе процессуальные, будут соблюдаться американскими властями.

Ситуация пока непонятна. Обвинения вновь серьезные, пока никаких доказательств нет. Мы будем оказывать и консульскую, и правовую поддержку.

— Согласно последней информации, которой располагает Москва, сколько россиян находятся в местах лишения свободы на Украине? Обсуждается ли вопрос их обмена на украинцев?

— Мы много раз призывали наших западных коллег обратить внимание на масштабные нарушении прав человека на Украине. У нас до сих пор нет информации о том, сколько наших граждан находится в украинских тюрьмах. Мы отправили официальную ноту украинской стороне с просьбой оперативно сообщить нам общее количество российских граждан, находящихся в тюрьмах и СИЗО Украины, и они обязаны это делать согласно двусторонней консульской конвенции. Это их обязательство, но они этого не делают. Ответа на эту ноту мы до сих пор не получили, хотя мы им постоянно об этом напоминаем. По нашей информации из разных источников, общее количество — несколько сот человек.

Источник: РИА "Новости"

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций