Публикация

  • 21.10.2016
    Суд по «делу 13 января» в Литве – просто театр плохих актёров
    Автор: Андрей Стариков

В начале года Литва запустила «исторический процесс». В Вильнюсском окружном суде начались слушания по делу о январских событиях 1991 года. Правда, фарс всего этого действа уж очень откровенно бросается в глаза. В республике существует официальная узаконенная версия случившегося, отрицание которой влечёт за собой уголовную ответственность, поэтому такой суд – не более чем постановочный спектакль с заранее известным финалом. Но спектаклю нужна реклама, и литовские режиссёры решают пригласить «звёзд» – вызывают Михаила Горбачёва в качестве свидетеля.

Театральная метафора относится к числу самых частотных при описании политических событий. Постановочность и лицедейство – неотъемлемые черты процессов из этого мира. Черты, которые обычно дополняют образ заказного, срежиссированного сюжета, разворачивающегося по прописанному, заранее известному сценарию. Театральность делает политический процесс более зрелищным, но нередко в ущерб легитимности. «Не верю!» – выносил приговор Станиславский ходульным, неестественным актёрам. «Не верю!» – вторит теперь «коллективный Станиславский» – сознательный наблюдатель, смотрящий на нелепые движения литовских политических актёров вокруг судебного процесса по делу о событиях 13 января 1991 года.

Итак, вид зрелища: спектакль; жанр представления: театр абсурда, фарс; Литва, 2016 год.

В начале января Вильнюсский окружной суд решает начать слушание дела о штурме столичного телецентра советскими войсками 13 января 1991 года, крупнейшего по своему масштабу дела в истории судов постсоветской Литвы: 709 томов, 500 пострадавших, 69 обвиняемых и 60 адвокатов, которые будут их защищать, более 1000 свидетелей. «Новый Нюрнберг», – с изрядной долей пафоса прозвали слушания литовские журналисты. Вот только кажется, что аналогия с абсурдистским «Процессом» Франца Кафки соответствовала бы сути рассматриваемого дела несколько лучше.

На скамье подсудимых двое российских граждан – Геннадий Иванов и арестованный литовцами калининградец Юрий Мель. Остальных будут судить в их отсутствие. Для отыгрывания образа бравых парней и сильного государства – вспоминаем про театр – литовские следователи объявили остальных подозреваемых в розыск, отправили ходатайства о правовой помощи в Белоруссию, Россию, Германию и… ожидаемо получили отказ. Даже задержанный в 2011 году в Венском аэропорту бывший замкомандира Группы «А» Михаил Головатов, находившийся по запросу Вильнюса в общеевропейском розыске, был австрийцами отпущен.

Литовцы, конечно, обиделись. Наиболее прогрессивная общественность устроила австрийскому посольству «яичный протест», а Союз либералов и центра призвал огородить диппредставительство «пророссийской» Австрии от Литвы и Евросоюза символической стеной из туалетной бумаги. Занятная активность, как, собственно, и у литовских следователей, которые, вопреки всей внешней помпезности своего труда и наличию семи сотен томов, реально смогли насобирать по «делу 13 января» очень немногое.

Представление начинает становиться скучным, на сцене не хватает «звёзд», зритель зевает. И вот Вильнюсский окружной суд решает опросить в качестве свидетеля бывшего президента СССР Михаила Горбачёва.

По словам председателя судейской коллегии Айноры Корнелии Мацявичене, России через Министерство юстиции будет представлена просьба об оказании правовой помощи в этом допросе. «Сколько придётся ждать ответа, пока неясно», – утверждают в суде, да оно ведь и не важно. Главное, чтобы ажиотаж вокруг «исторического процесса», так называемого «литовского Нюрнберга», не угасал. Спектакль «Литва против СССР» нуждается в рекламе.

Официальным Вильнюсом события роковой ночи 13 января 1991 года трактуются как советская агрессия против независимой Литвы. Считается, что все погибшие – дело рук псковских десантников. Попытки ответить на неудобные вопросы вроде того, почему часть гражданских лиц умерла от пуль, выпущенных из дореволюционных винтовок Мосина, которых не могло быть на вооружении у солдат, пресекаются властями. Изволите отрицать советскую агрессию – уголовное наказание и лишение свободы.

Ну а как иначе? События 13 января 1991-го стали чуть ли не главным базисом современной литовской государственности, «"цементом" национального сознания», как поэтично выразился историк Зенонас Буткус, ну или обоснованием сегодняшней русофобской политики официального Вильнюса, если формулировать более приземлённо.

«Дело 13 января» – не судебный процесс, а имитация судебного процесса, театральная постановка. Политическое судилище с заранее вынесенным обвинительным приговором. На официальной версии событий 25-летней давности строилась постсоветская Литва – республика «ландсбергистов». На этой же защищённой законом версии зиждется антироссийский курс президента Грибаускайте, ею «питаются» победившие в первом туре парламентских выборов консерваторы. Усомниться означает вынести обвинительный приговор самой литовской государственности.

Поэтому суд-спектакль в Литве такой скучный, ведь финал его был известен заранее, ещё до премьеры. Поэтому антироссийскому шоу и требуются «звёзды»: «Михал Сергеич, милости просим для дачи показаний».

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций