Публикация

  • 12.09.2016
    Эмма Памфилова: На Украине может сложиться абсурдная ситуация для российских избирателей
    Автор: Ольга Волкова

Эмма Памфилова: На Украине может сложиться абсурдная ситуация для российских избирателей

Без малого неделя остается до единого дня голосования 18 сентября, когда россиянам предстоит избрать новый, седьмой созыв Государственной думы в числе 450 депутатов – на следующие пять лет. Об уровне готовности к выборам, о ходе досрочного голосования, о своем отношении к предвыборным дебатам и о том, остается ли время на что-то еще, помимо работы, в интервью корреспонденту РИА Новости Ольге Волковой рассказала председатель Центральной избирательной комиссии РФ Элла Памфилова.

«Мы вооружены по всем направлениям и очень опасны, но только для потенциальных нарушителей. Все остальные для нас – союзники".

- Элла Александровна, в своем докладе о готовности к выборам вы говорили, что были предприняты беспрецедентные усилия по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на участках. Бывший глава ЦИК Владимир Чуров высказывал раньше опасения по этому поводу — из-за режима экономии и сокращения штата МВД. Сейчас таких опасений нет?

— Серьезных оснований для беспокойства уже нет, поскольку все это время, на протяжении пяти месяцев постоянно взаимодействовали с МВД. И все, что касается присутствия сотрудников правоохранительных органов, обеспечения техническими средствами – рамки металлоискателей и другое, все эти вопросы нам удалось решить совместными усилиями с руководителями субъектов федерации, МВД и ЦИК. По линии пожарной безопасности у нас было очень тесное взаимодействие с МЧС, все участки проверены. Можно с уверенностью сказать, что обеспечение безопасности во всех его аспектах будет на должном уровне.

- Сейчас уже идет досрочное голосование в труднодоступных районах, в некоторых странах за рубежом оно тоже началось. Скажите, в каких странах наибольшее число россиян, как ожидается, могут проголосовать? Возникают ли проблемы при организации досрочного голосования? Есть ли какие-то проблемные страны, где тяжело с точки зрения той же самой безопасности?

— У нас досрочное голосование в принципе отменено. Оно сохранено только в отношении труднодоступных участков, или, например, судов, которые находятся в плавании. Это затрагивает совсем небольшое количество людей, сейчас проголосовало не более 40 тысяч, информация приблизительная, она обновляется каждый день. По странам – это 364 участка в 145 странах. Мы не можем точно сказать, где и сколько человек придет, – это уже их право, прийти или не прийти. Но, учитывая то, что за рубежом постоянно проживает около одного миллиона девятисот тысяч граждан России, мы исходили из того, что обязаны обеспечить бюллетенями всех, если они придут голосовать. Во все пункты в 145 странах направлено необходимое число бюллетеней. Поэтому проблем не должно возникнуть. 

Более того, учитывая культурные традиции ряда восточных стран, специально организовали несколько пунктов для досрочного голосования, чтобы у людей была возможность проголосовать не только в день голосования 18 сентября, но и в выходной для этой страны день. Недавно наш коллега Василий Лихачев летал в Сирию – там тоже организован участок для голосования, никаких проблем нет.

К сожалению, абсурдная ситуация, попирающая все международные нормы по обеспечению голосования за рубежом, может сложиться для российских граждан на территории Украины. На основе общепринятой международной избирательной практики и действующего российского законодательства, на территории Украины избирательные участки образованы нами в посольстве России в Киеве и генеральных консульствах России в Одессе, Львове и Харькове.

Более того, в совместном заявлении МИД и ЦИК России мы призвали украинские власти обеспечить для осуществления голосования наших граждан всю необходимую безопасность. В нем, в частности, говорится, что в соответствии с Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 года, Венской конвенцией о консульских сношениях 1963 года и Консульской конвенцией между Российской Федерацией и Украиной 1993 года, украинские власти обязаны предпринимать все надлежащие меры для защиты помещений посольства и консульских учреждений России от любых возможных провокаций, включая вторжение и нанесение ущерба, а также для предотвращения любого нарушения спокойствия или оскорбления достоинства. Обращаем внимание на то, что российская сторона всегда и в полной мере обеспечивала безопасность голосования украинских избирателей на территории России, в том числе в ходе досрочных выборов президента Украины 25 мая 2014 года и депутатов Верховной Рады 26 октября 2014 года.

Но последовавшее затем заявление украинских властей о том, что они "запрещают" нам проводить выборы на территории российского посольства и консульств, повергло меня в крайнее изумление: как можно шумно декларировать свои стремления стать цивилизованной демократической европейской страной и одновременно демонстрировать полное незнание и непонимание принятых на себя международных обязательств?!

Надеюсь, что украинские власти изменят свою позицию, поскольку эта ситуация может ударить бумерангом и по самой Украине самым неожиданным образом… Но на всякий случай мы организовали также участки для голосования в приграничных с Украиной странах с их согласия. 

- Как вы оцениваете уже прошедшие этапы избирательной кампании?

— Нормально. С самого начала мы сделали акцент не только на том, как пройдет единый день голосования, а на невероятную важность каждого этапа избирательной кампании и соблюдение всех необходимых законных условий избирательного процесса. И вот, исходя из этой позиции, мы и проводили постоянную работу, основанную на превентивных, профилактических мерах и быстрой реакции, которые бы не допускали или минимизировали возможные нарушения во время избирательной кампании. Это дало свои результаты, поэтому в принципе, весь предвыборный этап идет вполне приемлемо, нормально.

Когда мы сравниваем с предыдущими кампаниями, то и нарушений разного рода, и злоупотреблений, в том числе административным ресурсом, значительно меньше. В этой кампании любое мало-мальское нарушение с подачи самого ЦИК России тут же становится достоянием общественности. Поскольку мы сами работаем в максимально открытом режиме, и граждане, потенциальные наблюдатели, организации, эксперты и партии услышали нашу позицию, то может сложиться ложное представление, что нарушений очень много. Но нет, реальных нарушений гораздо меньше. Любые жалобы, заявления о возможных потенциальных нарушениях тут же становятся достоянием общественности, средств массовой информации, и мы их тут же обсуждаем в открытом режиме на заседании комиссии вместе с нашими коллегами в регионах. В ходе обсуждения и выяснения обстоятельств дела многие вопросы мы сразу снимаем, по достаточно большому количеству обращений выяснилось, что законного предмета спора, нарушения по своей сути не было.

То есть нарушений стало гораздо меньше, но говорить о каждом из них мы стали гораздо больше — вот в чем отличие. Нам нечего скрывать. У нас нет задачи смикшировать или что-то скрыть. Наоборот, у нас задача — вовремя выявить сам факт, если там было нарушение, или ситуацию в целом, которая могла спровоцировать нарушение, и решить эту проблему. Если действительно было нарушение, его ликвидировать и наказать виновных. Если информация оказалась ложным сигналом, то необходимо открыто сказать, что здесь факты не подтвердились. В любом случае, быстрая реакция и предметное рассмотрение ситуации помогло нам очень сильно очистить все поле предвыборных процессов от гипотетических нарушений, которые могли бы быть, если бы мы вовремя не среагировали на те, что происходили.

Конечно, избирательная кампания не может быть стерильной, чтобы вообще никаких нарушений не было, но в принципе она идет вполне нормально.

Есть, правда, один минус: изменения и иногда усложненность законодательства привели к тому, что многие кандидаты не до конца правильно ориентируются. Вот даже ситуация с открепительными удостоверениями. Нам пишут, что сейчас с открепительными талонами начнутся какие-то карусели, но даже не понимают — голосование по открепительному талону не позволяет набирать дополнительные голоса или фальсифицировать результаты. Не важно, где человек проголосует, это не влияет.

Например, представим себе гипотетическую картину, что какой-то активный кандидат решил максимально притянуть к себе голоса, и вот он дает команду, используя какой-то административный ресурс, что, мол, давайте все из соседних округов берите открепительные удостоверения, приезжайте в мой округ и голосуйте за меня. С помощью открепительных удостоверений это невозможно, поскольку, если люди берут открепительные в одном округе, где одни кандидаты, и голосуют в другом округе, они уже не могут голосовать по одномандатному округу. Они могут голосовать только по партийному списку. И не имеет никакого значения, в какой точке страны они проголосуют за полюбившуюся им партию. То есть невозможно с помощью открепительных удостоверений притянуть голоса к тому или иному одномандатнику, это невозможно. Если человек взял открепительное удостоверение и в этом же округе голосует по одному и тому же списку кандидатов, то это его право и в этом случае нет разницы, в какой точке округа он будет голосовать. 

Раньше были злоупотребления с помощью досрочного голосования, но его отменили. И те, кто привык заниматься махинациями, решили, что открепительные удостоверения заменили механизм досрочного голосования. И, к их великому разочарованию, я еще раз хочу сказать, что это не так, они просто сядут в большую-большую лужу. Во-первых, все это выйдет на поверхность, поскольку передвижение открепительного удостоверения, которое имеет высокие степени защиты — его подделать практически невозможно, четко фиксируется и подвязано к системе ГАС "Выборы". Если человек приходит на участок и берет открепительное удостоверение, фиксируется номер, кому он выдан, и потом, когда он приходит на другой участок, он должен предъявить это открепительное удостоверение, а член комиссии обязан его забрать и только взамен выдать бюллетень. А если кто-то в избирательной комиссии этого не сделает, то будет привлечен к ответственности, вплоть до уголовной. Но даже представим себе, что кто-то пренебрег этой ответственностью. Второй раз проголосовать по одному и тому же открепительному удостоверению, то есть взять и пойти еще на какой-то участок, человек все равно не может. Это опять-таки будет выявлено, и повлечет уголовную ответственность, но уже для того, кто голосовал. Почему об этом я сейчас говорю? Чтобы предупредить: ребята, даже не думайте, не мечтайте, у вас ничего не получится! 

Теперь о нарушениях, которые могут быть, но в принципе не смогут повлиять на результаты голосования. Целый ряд из них происходит из-за не очень точного знания законодательства, Зачастую, например, люди путают, когда можно агитировать, когда нельзя агитировать и это тоже приводит к определенному количеству жалоб на незаконную агитацию. Когда начинаешь разбираться с законодательной точки зрения, то оказывается, что элементов незаконной агитации во многих случаях не было. Или, наоборот, очевидно, что она на грани фола, а механизмов для ее предотвращения очень мало. Поэтому целый ряд нюансов, которые нечетко отражены в законе, порождает определенные нарушения. После выборов есть необходимость все это тщательно проанализировать и внести соответствующие уточнения в законодательную базу.

Проведение избирательной кампании в летний период и в период отпусков тоже накладывает свой отпечаток. Кажется, что она идет довольно спокойно, нет взрывов страстей, которые, возможно, были бы при проведении кампании в другой период. 

Внешне это так. Но на самом деле, какие-то глубинные процессы и микро-страсти все равно есть. Мы их постоянно ощущаем, в том числе по работе нашей горячей линии — люди звонят и очень активно реагируют. Поэтому говорить, что кампания никого не интересует и никто о ней не знает, я бы не стала. При этом сказать, что происходит масса каких-то вопиющих нарушений, тоже было бы неправдой. Лидеры партий говорят об отдельных нарушениях, но не все потом подтверждаются. В целом же никто предметно нас не может обвинить, что идут какие-то массовые нарушения. Я ни от кого этого не слышала. Даже самые серьезные критики и оппоненты не могут этого сказать. Как я уже сказала, нарушений гораздо меньше и любое из них тут же становится предметом нашего рассмотрения. И это результат нашей полной открытости и прозрачности работы.

- Вы сказали про страсти. В дебатах мы нередко видим страсти, причем некоторые кандидаты переходят на личности. Сами вы любите смотреть дебаты? И остается ли у вас сейчас время для этого?

— Главная страсть, с которой мы столкнулись, это страсть кандидатов из разных партий пытаться снять своих конкурентов. Страсть к подаче исков в суд или направлению жалоб к нам с требованием или просьбами снять своих конкурентов. Я считаю, что так себя ведут, когда не хватает других аргументов. Кандидаты несколько отвыкли от серьезной, конкурентной борьбы. Вместо того чтобы конкурировать идеями, предметными дебатами, общением с потенциальными избирателями, они иногда ищут более легкие пути. Можно же было бы обратиться к своим конкурентам, например, пригласить граждан в каком-то районе на общую встречу и договориться, что несколько кандидатов в спорах, в своих дебатах наглядно покажут людям, чем они отличаются друг от друга и что предлагают делать. Но увы. Вместо этого многие предпочитают написать жалобу – снимите нашего конкурента. Есть такая проблема. Иногда эти жалобы обоснованы, но чаще они исходят из того, что конкурент мешает, он "плохой".

А что касается дебатов, мне, конечно, важно наблюдать этот процесс с профессиональной точки зрения. Просто из-за ограниченности времени, у меня нет возможности смотреть их в то время, когда они проходят. Поэтому я не вижу всех дебатов, но основные моменты я, конечно, знаю и просмотрела в записи. Это очень важно для понимания всех избирательных процессов.

- А что именно в формате дебатов стоило бы, на ваш взгляд, изменить?

— Хорошо, что в дебатах обязаны участвовать непосредственно сами участники предвыборной гонки – это, безусловно, плюс. Но, на мой взгляд, в политических баталиях чаще должны участвовать первые лица, те, кто возглавляют списки региональные, федеральные, те, кто является лицом партии. Я уверена, что в этом случае интерес людей к выборам был бы значительно выше. Второе наблюдение: очень интересные дебаты прошли в целом ряде радиоэфиров. На радио было больше времени для дискуссии, больше вопросов, больше возможности у кандидатов поспорить друг с другом, и участвует меньшее количество кандидатов одновременно, поэтому это интересно. На ТВ зачастую собирается много кандидатов одновременно, каждому дается небольшое время для выступления, поэтому им остается только "выстрелить" свои тезисы. Это в большей степени не дебаты, а представление себя и своих лозунгов. Здесь есть, над чем поработать.

Мне представляется, что жесткие тематические рамки вопросов тоже несколько снижают возможности кандидатов высказаться на те темы, которые их волнуют больше всего. Наверное, стоило бы давать самим кандидатам большую степень свободы по определению тем выступления. Тогда бы дебаты проходили более предметно и интересно. Если сами кандидаты консенсусом определяют тему для выступления, значит, она их волнует, они могут говорить более убедительно и увлеченно, и тогда разговор шел бы более увлекательно для зрителей и слушателей — потенциальных избирателей.

В дебатах как раз есть и страсти, и всплески. Но очень жаль, что эти страсти и всплески нередко происходят именно в переходе на личности, во второстепенных вещах, а не по существу обсуждаемых концепций. По-моему, страсти должны быть в отстаивании своих мировоззренческих позиций, идеологии, своих программ. А страсти, вызванные привлечением внимания к некой скандальной ситуации, интересны один раз. Многократно такой сценарий умным людям не интересен. Люди хотят услышать для себя ответы на очень важные, животрепещущие вопросы: как мы завтра будем жить? Как мы будем решать самые сложные проблемы, которые у нас накопились? Что вы предлагаете? А кто из вас лучшее решение предлагает? У нас люди очень образованные, очень серьезные, грамотные, думающие, пытливые. Наши люди не пассивные и не равнодушные, если их что-то хватает за душу, за сердце и за ум, никакой пассивности и равнодушия не будет. Потому что они видят, что это важно, это связано с их жизнью. А если их не убеждают в этом, то зачем же тратить свои силы и время на пустое? Именно от этого зависит интерес к выборам. 

Сейчас еще есть время и шанс у наших кандидатов-одномандатников и партий в целом повысить интерес избирателей к себе, к своим программам и к выборам. Не постоянным обличением ужасов, мгновенно спасти от которых могут некие политические чародеи, а уважением к избирателю — очень серьезными, предметными дискуссиями, наполненными новыми смыслами и животрепещущими темами. Если люди увидят это и почувствуют уважительное отношение к себе, то интерес к выборам сразу повысится. Скажут – да, вот это серьезно, да, это действительно так, это имеет смысл и надо такую позицию поддержать. Государство сейчас сделало все возможное, чтобы партии и кандидаты показали себя во всей красе. Так покажите, кандидаты!

- Как оцениваете готовность ЦИК, региональных, территориальных избиркомов, участковых комиссий ко дню голосования?

— Все наши избирательные комиссии – участковые, территориальные – вооружены методическими материалами. Мы разработали все методические материалы, все памятки – для наблюдателей, для СМИ. Вместе с МВД сделали отдельную памятку для сотрудников правоохранительных органов. 

Мы полностью закрыли все темы связанные с финансированием, — профинансировали все потребности, которые были необходимы, вплоть до сейфов для хранения документов и бюллетеней. В апреле было постановление правительства, которое обязывало и глав субъектов федерации, и на федеральном уровне решать транспортные проблемы, помещения и так далее. Все эти вопросы решены. То есть материально-техническая база в полной готовности, методическая база готова, комиссии все укомплектованы, кадровые вопросы решены. У нас резко снижен, кстати, административный ресурс – сокращено присутствие представителей администраций в участковых избирательных комиссиях, в них больше стало представителей разных партий, общественных организаций. Принципы нашей работы определены, организационно мы готовы. По всем параметрам мы готовы. Осталось только одно, но очень важное. На последнем заседании ЦИКа я сделала обращение к моим коллегам и готова его повторить: от вашей совести, от вашей порядочности зависит будущее нашей страны. Профессионально и по совести сделайте все, что от вас зависит! Мы вооружены по всем направлениям и очень опасны только для потенциальных нарушителей. Все остальные для нас союзники. 

Помните, что в первую очередь мы работаем на избирателя, обеспечение его избирательных прав и прав кандидатов стоит во главе угла.

Все остальное теперь зависит от самих избирателей, насколько активно и ответственно они отнесутся к возможности выбирать не столько конкретного кандидата и партию, а то, как страна будет жить и развиваться завтра.

- Предстоящий день голосования будет очень насыщенным и загруженным, а сами вы планируете проголосовать?

— Да, обязательно проголосую.

- Уже взяли открепительное удостоверение?

— Нет, я успею приехать на свой участок и там проголосовать.

- За всей этой работой остается ли у вас время на хобби, на вашу семью, на общение с близкими?

— К сожалению, почти нет. Но, к счастью, мои близкие и любимые относятся к этому с пониманием. Знают, что сейчас я живу в ситуации форс-мажора. Сказать, что у меня на что-то остается время, было бы неправдой. Почти ни на что, кроме, может быть, самых необходимых вещей, которые я обязана делать. Меня утешает то, что после выборов я надеюсь наверстать накопившуюся потребность в общении с теми, кого я очень-очень люблю.

 

Источник: РИА "Новости"

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций