Публикация

  • 08.08.2016
    Социолог Айя Лулле: Русскоязычные уезжают, так как не чувствуют, что нужны Латвии
    Автор: Андрей Солопенко

После вступления Латвии в ЕС страну покинули около 300 тысяч латвийцев. Для многих из них родным языком является русский. Что побудило к отъезду этих людей, думают ли они о Латвии, хотят ли вернуться назад? На эти и другие вопросы ответила социолог Айя Лулле, которая специализируется на исследовании миграционных процессов.

- Госпожа Лулле, известно, что не так давно Вы опубликовали исследование, посвящённое русскоязычным жителям Латвии, уехавшим в более богатые страны Евросоюза. Скажите, пожалуйста, что побудило Вас заняться этой темой?

- Вообще я занимаюсь изучением миграционных процессов уже более двенадцати лет. Особенно того, что касается людей, которые выехали из Латвии. В 2012 году у меня была практика в одном из лондонских университетов. Еще я также участвовала в референдуме по приданию русскому языку статуса второго государственного. Простояла примерно три часа в очереди и наблюдала за поведением людей, находившихся рядом со мной.

Могу сказать, что латыши, общаясь между собой, говорили довольно громко, тогда как русскоязычные - вели себя более тихо. Что и понятно, ведь соотношение сил, после возобновления независимости Латвии всё же на стороне латышей. И вот, после того памятного дня у меня появился интерес, параллельно другим исследованиям, более детально посмотреть на уехавших из Латвии людей, но которые не являются латышами.

Заняться изучением этой темы меня побудил также немаловажный факт: исследований, посвящённым русскоязычным жителям Латвии, уехавшим за границу, к сожалению, совсем немного, и они являются очень фрагментарными. Так что для многих латвийских учёных эта группа, такая как бы «terra incognita», которую нужно открыть.

Мне также нравятся долгие беседы, помогающие углубиться в жизненные истории людей и понять их видение мира. Поэтому для своего исследования я выбрала метод «глубинных интервью» и в рамках государственной исследовательской программы, посвящённой связям с диаспорой, я пообщалась со многими людьми, уехавшими из Латвии, и проживающими в Великобритании, родным языком которых является русский.

- И к каким же выводам Вы пришли, по итогам Ваших разговоров с ними?

- Один из выводов - это то, что русскоязычные являются неотъемлемой составной частью Латвии, так было во все времена. По правде, жизненные истории людей оказываются очень похожими: как и во времена Карлиса Ульманиса, так и в советское время, и в современный период. Поэтому и рассказы уехавших из Латвии людей, как латышей, так и русскоязычных, по большей части очень похожи.

Главные факторы, влияющие на отъезд, как русскоязычных, так и латышей, в основном, являются экономическими. Как одни, так и другие проходят через одни и те же трудности, связанные с недостаточными доходами, не позволяющими им жить нормальной жизнью. Так как люди преимущественно работают не только для себя, но и для того, чтобы обеспечить своих детей и оставшихся в Латвии родителей. И это одна и та же боль, как латышей, так и русскоязычных, решившихся на отъезд в Великобританию.

- На Ваш взгляд, кто больше уезжает из Латвии русскоязычные или латыши, и есть ли у русскоязычных какие-нибудь мотивы, характерные лишь для них?

- Как статистика, так и различные исследования показывают, что русскоязычные всё же больше уезжают и меньше возвращаются. Так, доктор социологии София Аптекар изучала причины отъезда в Ирландию русскоязычных из стран Балтии. По её выводам, латвийские русскоязычные уезжают, так как считают себя более дискриминируемыми в своей стране, чем, например, русскоязычные из Эстонии.

В свою очередь ещё один исследователь, наш латвийский соотечественник, Артём Ивлев, ассоциированный профессор Бристольского университета, провёл уже количественное исследование мотивов, побуждающих русскоязычных уехать из Латвии. Он тоже пришёл к выводу, что русскоязычные больше хотят уехать из Латвии, чем латыши. По его мнению, на это влияет другой фактор - неудовлетворённость латвийской системой образования.

Влияние этого фактора заметила и я, проводя своё исследование. Особенно это касается молодых ребят, уехавших сразу после получения диплома о среднем образовании. Ученики очень хороших рижских школ в выпускных классах, общаясь между собой, в основном, спрашивали друг у друга, не «куда ты пойдёшь учиться?», а «в какую страну ты поедешь?».

Русскоязычная молодёжь более нацелена на отъезд, чем латышская, и причины этого заключаются в том, что они не чувствуют себя в Латвии дома, несмотря на то, что они здесь родились и выросли. Как они рассказывали мне в интервью, они не ощущают, что они нужны Латвии. Также, по их словам, в Лондоне им было легче освоиться, так как там они мигранты, и они могли об этом свободно говорить. В то же время в Латвии это ощущалось как оскорбление - ведь как можно называть мигрантом человека, который здесь родился?

- Возможно, на их отъезд также повлияло и слабое знание латышского языка и поэтому они не чувствовали себя в Латвии дома?

- Нет, эти молодые ребята отлично знают латышский язык, так что этот фактор совсем не является главным. Правда, на чужбине латышский язык очень быстро забывается, что и понятно. Ведь дома они общаются в основном на русском, или на английском. Если латыши, чтобы сохранить латышский язык, посещают воскресные школы, то для русскоязычных его сохранение не актуально, и их дети, родившиеся за рубежом, уже его практически не знают.

Всё это довольно логично, ведь определяющим фактором в создании первичных социальных контактов выступает не этничность или гражданство, а язык, на котором говорят люди. Тем самым, русскоязычные из Латвии предпочитают больше общаться не с латышами, а с русскоязычными из других стран, создавая свой круг общения, в основном, среди них.

Однако это совсем не значит, что они не скучают по Латвии, и не испытывают к ней чувство принадлежности. Нет, это совсем не так. В интервью они мне рассказывали, что скучают по своим близким, по местам, где они жили, по озёрам или рекам, куда они ходили купаться, по Балтийскому морю, а также по культурной жизни, которая у них была в Риге, Даугавпилсе и других городах. Также они идентифицируют себя с Латвией, говоря о себе: «я русский из Латвии», акцентируя внимание, и на этнической, и на территориальной принадлежности.

- Исходя из этого, можно ли сделать вывод, что они хотят вернуться?

- Да, и самое интересное, что, только уехав из Латвии, они начинают её сильнее ценить. Однако, как я уже говорила, по статистике у русскоязычных всё же больше выражена тенденция к тому, чтобы остаться в другой стране на всю жизнь. Абсолютное большинство уехавших из Латвии русскоязычных обратно в неё не вернётся, что совершенно не может радовать. Ведь в условиях отъезда населения для Латвии каждый человек является важным.

К сожалению, программа реэмиграции направлена в основном на возвращение латышей. Поэтому, если они ещё могут вернуться, то вероятность возвращения русскоязычных намного меньше. По большому счёту для Латвии они уже потеряны навсегда, несмотря на то, что они хотят вернуться и продолжают сохранять свою принадлежность к Латвии.

- Тогда, как Вы считаете, что необходимо сделать, чтобы вернуть назад эту группу?

- Мне кажется, первое, что нужно делать, это обратиться ко всем жителям Латвии и не заниматься безответственным и совершенно неважным разделением людей. Например, в том, что кто-то из вернувшихся является для Латвии более ценным, а кто-то менее ценным. Это совершенно не так. И многие латыши, проживающие в Англии, также понимают, что культурное многообразие для Латвии является большим плюсом, а не минусом.

Однако и русскоязычным, желающим вернуться в Латвию, не следует забывать, что знания латышского языка здесь всё же необходимы. И если для уехавших в зрелом возрасте, которые язык знают хорошо, его восстановление не проблема, то для их детей это может быть всё же очень большой проблемой. Поэтому я считаю, что родителям, рассматривающим своё возвращение в Латвию, нужно хоть немного, но всё же обучать детей латышскому языку.

Ведь, чем больше языков, человек знает, тем лучше. И вполне может быть, что их ребёнок, получив образование, решит вернуться на родину своих родителей, к которой они сохранили довольно тёплое отношение. На мой взгляд, эта любовь к Латвии, которую испытывают практически все русскоязычные, с которыми я общалась, является хорошим ресурсом. Его нужно использовать, как в политике реэмиграции, так и в интеграционной политике.

Источник: BaltNews.lt

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций