Публикация

  • 05.05.2016
    20 лет Гаагских рекомендаций о правах национальных меньшинств на образование
    Автор: Алексей Семенов

Ровно 20 лет назад первый Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств (ВКНМ) Макс ван дер Стул предложил ведущим экспертам – юристам и ученым – разработать рекомендации о применении международного права в области образования для меньшинств в регионе деятельности ОБСЕ. Фонд по межэтническим отношениям (Foundation on inter-ethnic relations, НПО, основанная в 1993 году для непосредственной помощи в работе ВКНМ) провел ряд консультаций и совещаний экспертов, включая два совещания в Гааге, где по сей день располагается офис Верховного комиссара. На последние совещания приглашались и активисты-правозащитники, специализирующиеся по этой теме. В том числе и я, как директор Центра информации по правам человека, поскольку мы к тому времени несколько лет сотрудничали и с Верховным комиссаром, и с руководителем Фонда по межэтническим отношениям Ари Блудом, и с многими авторами Рекомендаций: с доктором Асбьорном Эйде, директором Норвежского Института по правам человека, профессором Рейном Мюллерсоном, Кингс Колледж (Великобритания); профессором Алланом Росасом, Университет Або Академи (Финляндия), и другими.

Появившиеся в результате «Гаагские рекомендации о правах национальных меньшинств на образование» помогают ориентироваться в нормах, которые формулируются в разных международных конвенциях и документах. Они в сравнительно небольшом и доступном тексте излагают суть прав меньшинств на образование. Кроме того, эти нормы растолковываются так, чтобы обеспечить их связность при применении и взаимозависимость отдельных положений из разных документов: конвенций ООН, документов ОБСЕ и Совета Европы.

Рекомендации разделены на восемь глав, каждая из которых поднимает возникающие на практике проблемы в области образования. Более подробное разъяснение Рекомендаций представлено в приложенной к ним Пояснительной записке, где как раз и даются конкретные ссылки на соответствующие международные нормы.

Проиллюстрируем это на примере самой первой главы – «Дух международных документов». В первом же пункте заявлено, что «Право представителей национальных меньшинств на сохранение своей самобытности может быть полностью реализовано только в том случае, если они получают должное знание родного языка во время образовательного процесса». Мы в Эстонии прекрасно понимаем, о чем идет речь, поскольку вот уже больше десяти лет нам приходится бороться за сохранение гимназического образования на русском языке. И осознание того, что нашу принципиальную позицию разделяют заслуженные эксперты-международники как-то согревает. Но это только сама рекомендация. В её основе лежат положения международных конвенций, документов и пактов, положения в качестве обоснования приводится в Пояснительной записке.

Прежде всего это статья 26 Всеобщей Декларации прав человека 1948 г., где подразумевается, что начальное образование является обязательным, государства обязуются сделать техническое и профессиональное образование общедоступным, а высшее образование – доступным на основе достижений. Статья 26 разъясняет, что целью образования должно быть полное развитие личности человека, каким образом формируется и укрепляется уважения к правам человека и основным свободам. Она также подчёркивает, что родители обладают преимущественным правом выбирать, какое образование должны получить их дети. Положения статьи 26 повторены более детально в статье 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, статье 27 Международного пакта о гражданских и политических правах и в статье 30 Конвенции о правах ребёнка.

Эти статьи в общем виде гарантируют «лицам, принадлежащим к меньшинствам право использовать родной язык в сообществе с другими членами их группы». В дальнейшем в других документах подтверждено и разработано право на образование как в целом, так и в частности для меньшинств. Особое внимание авторы рекомендаций обращают на следующие статьи, в которых подчеркивается право представителей национальных меньшинств на изучения родного языка или обучения на родном языке: статья 5 Конвенции ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования, параграф 34 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, статья 4 Декларации ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинства, статья 14 Рамочной Конвенции о защите национальных меньшинств.

Все эти документы в различной степени провозглашают право меньшинств на поддержание своей коллективной самобытности посредством их родного языка. Это право осуществляется, прежде всего, через образование.

На таком же принципе построены и остальные семь глав и пояснения к ним. Поэтому, мне кажется, полезно будет осознать следующее. Во-первых, Гаагские рекомендации сами по себе не являются международным документом, и не имеют и не могут иметь обязательной силы. Это можно считать компендиумом или справочником, который помогает ориентироваться в положениях международного права, и дают советы, как этим правом пользоваться. А результат – это уж как у кого получилось.

Во-вторых, стоит представлять себе, что отдельные положения отдельных документов международного права важны не только сами по себе, но в их единстве и взаимодополнении. Это следует применять и учитывать в приложении к конкретной ситуации в той или иной стране.

Чтобы обсудить результаты, успехи и недостатки Рекомендаций нынешний Верховный комиссар ОБСЕ Астрид Торс организовала конференцию, посвященную 20-летнему юбилею выхода в свет этого документа. Мне довелось участвовать в этом мероприятии, тем более, что пришло персональное приглашение.

С основным докладом в первый день выступил др. Фернан де Варен, декан факультета права Монктонского университета, ведущий специалист в области языковых прав меньшинств. Доклад назывался «Права меньшинств в образовании от Гаагских рекомендаций до Люблянских рекомендаций по интеграции разнообразных обществ: преемственность или изменение?» Панельная дискуссия в этот день называлась: «Построение стабильных полиэтнических обществ: какая роль отводится образованию?» Наиболее содержательным, на мой взгляд, было выступление Яна де Грооф, профессора Колледжа Европы Тилбургского университета, зав. кафедрой по вопросам права на образование ЮНЕСКО.

Второй день был посвящен дискуссиям на рабочих сессиях: «Реформирование сектора образования с учетом этнокультурного многообразия»; «Язык в контексте многоязычного образования: между идентичностью и интеграцией»; «Разнообразие и плюрализм в образовательном контенте». И уже новое поколение ведущих экспертов обсуждало влияние Гаагских рекомендаций на развитие международного права в области образования, предлагались новые подходы и принципы в этой сфере, возможность составления документа, который стал бы развитием Гаагских рекомендаций на основе накопленного опыта и в новых условиях.

Хотелось бы обратить внимание коллег, представляющих соотечественников, проживающих за рубежом, на большую пользу таких международных встреч и совещаний, которые способны оказать помощь в становлении и развитии деятельности правозащитных организаций соотечественников и помочь их активистам представлять свои интересы, вопросы и проблемы на международных площадках. Кроме того, именно на таких встречах начинаешь лучше понимать и дух международного права, и сам процесс его создания. А также формируется привычка воспринимать тексты договоров и конвенций не формально и не изолированно, а в общем контексте, в столкновении и борьбе идей, принципов и подходов. И начинаешь лучше понимать, чего можно ожидать от этих документов, а с какими иллюзиями лучше расстаться.

На фото: Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств (ВКНМ) Макс ван дер Стул и А. Семёнов. Визит в Казахстан, 1996 г. Фото из личного архива А. Семёнова

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций