Публикация

  • 04.04.2016
    Помощь, которую ценят: студенты Донбасса в России
    Автор: Виктор Дмитриев

Летом 2014 года многие российские города, находящиеся рядом с государственной границей Украины, наполнились массой молодых людей. Они отличались от беженцев не только организованностью, но и некой, едва тогда заметной уверенностью. Всё было просто - их ждали.

Когда ещё не насытившийся кровью Киев начал применять против гражданских людей авиацию и залповые системы, для родителей Донецкой и Луганской областей, которые остались жить в республиках, защищать их, встал вопрос сохранения жизни детей.

Кровавое лето застало многих врасплох - школьники заканчивали учебный год, сдали государственную аттестацию, но война ставила жирную точку на стремлениях молодёжи получить образование в вузах Украины. Поступление у себя дома, когда бои шли в пригородах Донецка и Луганска, также исключалось.

Оставалась Россия, которая ещё в апреле начала принимать беженцев, и она не подвела. Но поступать в Россию опасались - всё же заграница, разность образовательных систем, общее непонимание статуса детей. На помощь пришло Россотрудничество, уже давно работающее по линии образовательных программ в России для соотечественников. Однако квоты агентства всегда были небольшими. Пришлось срочно менять правила.

Первыми руку помощи протянули соседние с Донбассом Ростовская и Белгородская области, которые начали организацию помощи беженцам. В Ростове-на-Дону ректор Южного Федерального университета Мария Боровская по согласованию с губернатором Василием Голубевым предложила расширить набор студентов за счет приёма абитуриентов из ЛНР и ДНР. Инициативу поддержали и другие вузы. Губернатор Белгородской области Евгений Савченко также обсудил возможность предоставить места для обучения молодым донбассцам с ректором Белгородского госуниверситета Олегом Полухиным и ректором Белгородского технологического университета Сергеем Глаголевым.

В первую очередь, речь шла о молодых людях, чьи родители оставались в республиках, или о тех, кто потерял кров. Основные расходы вузов ложились на плечи местных бюджетов, хотя и Москва, конечно, помогла. Помимо абитуриентов, которых в 2014 году Белгород принял более тысячи, здесь решили принять дополнительно более 300 студентов, которые переводились с воюющих территорий. И сегодня в Белгородском госуниверситете прибывших из Донбасса и соотечественников из других частей Украины учится больше всего.

Встречали здесь душевно, предоставив для гостей абсолютно новое, современное и комфортабельное общежитие на ул.Студенческой с секционной системой, модулями, мебелью.

Надо сказать - решение было не из простых, ведь общежитие требовалось и местным ребятам. Но в глазах молодёжи, прибывшей  с Украины, было то, чего раньше в Белгороде не видели: ужас войны. Вчерашние школьники слышали рёв пикирующих украинских штурмовиков, вой «градов» и свист падающих мин, грохот разрушающихся домов и ужас перед зачистками карательных батальонов. Были те, кто потерял дом, у кого были убиты друзья, родственники и даже родители. Многие из ребят оказывали посильную поддержку бойцам ополчения и волонтёрам.

- Для меня самым необычным в Белгороде была тишина, - говорит Катя Безько из Краматорска. Девушка покинула город с родителями 26 июня, а 5 июля туда уже вошли киевские части. Впрочем, Катя и её близкие называют их иначе - фашисты, хотя стараются просто забыть. Катя говорит, что теперь фильмы о Великой Отечественной войне ей стали куда понятнее: «…особенно там, где наши отступают и где обстрелы». В Белгород она поехала с подругой Ирой Резниковой по проторенной дорожке - через Старобельск и Харьков. «А мы привыкли, так с родителями всегда к родственникам ездили», - говорит девушка. Но многие, опасаясь провокаций на украинской границе, ехали «в окружную» по России.

Сегодня в БелГУ география приехавших - словно боевые сводки тех дней: Донецк, Луганск, Изварино, Счастье, Попасная, Лисичанск, Северодонецк, Краматорск, Торез, Ясиноватая, Кировское, Красный Лиман.

На вопрос, что было самым сложным по приезду, житель Донецка Пётр Носов (факультет горного дела и природопользования) говорит, что прежде всего - социальная адаптация в новой стране, с новыми деньгами и ценами, новыми друзьями и неопределенностью дома. «Но привычка - дело времени, да и помогали нам», - улыбается Пётр.

Нельзя не отметить, что руководство университета, принимая студентов Донбасса, приняло решение обеспечить им не только бесплатное проживание в общежитии, но и дало возможность питаться в университетском кафе «Экватор» - тоже бесплатно. Всем были вручены «карты питания», действовавшие до декабря 2015 года, - увы, кризис жестоко бьёт и по университетским возможностям. «Зато весь год питались почти как в ресторане», - говорит студент Игорь Карасевич.

Но на фоне этих вынужденных мер все учебные бюджетные места для прибывших с Юго-востока Украины были оставлены на весь срок обучения, как и обеспечение постоянной стипендией, вне зависимости от успеваемости.

А вот коллега по факультету Петра Носова Виктория Видлога приехала на учебу из Запорожья по квоте Россотрудничества. Вика оставляет впечатление абсолютно довольного судьбой человека, она успевает не только учиться, но и участвовать в общественных мероприятиях, и даже петь в хоре.

Надо отдать должное ребятам с территории Украины и донбасских республик: активности им не занимать. Ещё в 2014 г. с целью самоорганизации они создали Объединение студентов Донбасса со своим Координационным советом. Тогда его возглавлял Саша Невский.

Вопросы, которые решает совет, прежде всего организационные и консультационные. На самом деле, немало вопросов возникает по линии ФМС - о перемещении внутри России и, конечно, об учёбе и проживании. Не так давно студенты Юго-востока поздравляли своего земляка Кирилла Никулина с получением звания «мистер Институт экономики - 2016», а сейчас готовятся к Спартакиаде землячеств в БелГУ.

Конечно, не всё так радужно и проблем хватает. Что-то помогает решать университет, что-то - родители, что-то приходится решать самим. Не секрет, что главная проблема - посещение дома. «Раньше мы меньше чем за сутки добирались из Харькова в Крым, - говорят Тоня Школьная и Аня Колесова, - а теперь туда настоящее путешествие!» Такие же сложности возникают и с поездками в ДНР и ЛНР. Потому ездят туда лишь два раза в год.

Ещё есть проблема с возможностью легальной подработки, для чего нужно получить патент, а это фактически невозможно для иностранцев-студентов.

Однако сложности не влияют на желание новых ребят из Новороссии и Украины стать студентами российских вузов, что подтвердил набор лета 2015 года. Недавно появилось ещё одно приятное известие: теперь поступать в БелГУ школьники из ДНР и ЛНР могут на равных условиях с гражданами РФ, на основании школьного аттестата ДНР и ЛНР.

Студенты и их родители действительно благодарны за помощь, оказанную российской стороной в такое нелёгкое время. Большинство студентов связывают свою дальнейшую жизнь прежде всего с Россией.

Белгород, Курск, Ростов-на-Дону, Воронеж сделали то, что не смогло сделать собственно украинское государство, которое, по словам украинской правозащитницы Эльвиры Зейтуллаевой, «приняло у себя студентов Донбасса, но забыло их».

А Россия? Россия ждёт новых абитуриентов как с Украины, так и из Новороссии.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций