Публикация

  • 16.02.2016
    Кому и чем мешает русский язык в Латвии
    Автор: Михаил Демурин

Очередная латвийская правящая коалиция, чей кабинет министров был 11 февраля утверждён Сеймом Латвии, заявляет о планах перевода всех государственных и муниципальных школ в стране на латышский язык обучения.

Формально общего коалиционного решения по срокам осуществления такой программы пока нет, а дата 1 сентября 2018 года фигурирует в правительственной декларации лишь как принятое к сведению мнение одного из партнёров – этнорадикального объединения "Всё для Латвии" — "Отечеству и Свободе"/Движение за национальную независимость. Тем не менее сама постановка такой задачи в сегодняшних обстоятельствах  усиливающейся на Западе русофобии и неприязни к России звучит вызывающе и даже провокационно. Особенно после недавнего одиозного фильма BBC на "латвийско-ядерный" сюжет.

Да и действительно, какая разница, есть ясность по дате или нет: главное ведь — глубинная логика решения. А вот её суть ясна и состоит том, что взятый в конце 1980-х годов курс на последовательное сокращение русского присутствия в Латвии в принципе, включая, естественно, и культурное присутствие, имеется в виду продолжать.

Несмотря на все соответствующие этой цели меры, предпринимавшиеся за последние четверть века, это присутствие всё ещё весьма весомо, особенно в городах. Доля русских в Латвии сокращается, доля латышей растёт, но более 80% населения страны как владело, так и владеет русским языком, а  каждый второй житель Латвии уверенно скажет, что русская культура – это его родная или очень близкая ему культура. Кто-то на этой констатации успокоится, но мне думается, что успокаиваться мы не имеем права: потенциал оставленного нам наследия не бесконечен.

Порой можно услышать мнение, что если бы отношения между Россией и Западом в последнее десятилетие носили иной характер, такой, как в 1990-е, то ситуация с русским языком в Прибалтике была бы более благоприятной.

Уверен, что это не так. Дело не в том, что кто-то в Латвии хочет ограничить использование русского языка, потому что он мешает развитию латышского языка. В советскую эпоху русский и латышский языки прекрасно сосуществовали, а латышская культура бурно, подчеркну это слово: бурно, развивалась. Развивалось всё: литература, живопись, театр, кино, народные промыслы. Сегодня об этом в Латвии не любят вспоминать, но из истории фактов не выкинешь, они зафиксированы. Достаточно открыть статью о Латвийской ССР  в Большой советской энциклопедии, сравнить с сегодняшним днём…

Так вот: дело не в русском языке, который на кого-то в Латвии якобы "давит", а в том, что после 1991 года задача обеспечить "национальное возрождение" всегда носила у наших западных соседей прикладной характер, служила прикрытием линии на военно-политический отрыв от России и переход в зону западного господства.

Это не моя умозрительная конструкция, мне об этом в конце 1990-х говорил один из крупных латвийских чиновников, желая, видимо, кардинально отбить охоту убеждать его во вредоносности этнорадикализма с внутриполитической точки зрения.  Именно поэтому Латвия как самостоятельное культурное явление – такой, какой она была в Российской империи и СССР – сегодня исчезает, уступая место Латвии как одной из множества ячеек мировой системы глобального управления под эгидой США. Современную латвийскую элиту это место и эта роль, судя по всему, вполне устраивают.

В рамках этой системы ликвидация русского образования в Латвии – это шаг не в направлении усиления латышского образования, хотя кому-то так может до сих пор казаться. Это шаг на пути к переводу – пусть не через пять–десять, но через пятнадцать–двадцать лет, — всех жителей Латвии в англоязычное поле.

Мне в связи с этой темой обычно вспоминается один семинар по вопросам образования, который был проведён в Латвии по линии Совета Европы в годы моей работы в Риге. В нём принимал участие эксперт из Ирландии, который подробно описывал предпринимавшиеся в его стране после обретения независимости от Великобритании безуспешные попытки тотального отказа от англоязычного образования и насаждения образования на ирландском языке на всех уровнях, включая высший. Тогда мне думалось, что нечто подобное произойдёт и с Латвией: жизнь заставит понять, что отказ от русского образовательного пространства – себе во вред. Но я недооценил силу и тотальность наступления Запада на нашу страну, как и нашу собственную, что тут скрывать, неспособность вовремя собраться перед лицом этого наступления. В том числе и в сфере образования и культуры.

Уровень образования на латышском языке в Латвии, особенно высшего, неизбежно будет снижаться, и это понятно,  поскольку настоящей культуры в том сегменте глобалистской системы, который уготован Латвии и другим государственным образованиям подобного рода,  не предусмотрено. А что предусмотрено, так это цивилизационное доминирование англосаксов.

Путь к мировому культурному господству по методу ничем не отличается от пути к военно-политическому господству: снять препятствие в виде России и русских. И далее преград не будет. Вот это препятствие и снимается – на Украине, в Прибалтике, в Грузии, в Молдавии и так далее.

Полное лишение русских возможности получать в Латвии образование на родном языке – это пусть и иезуитский, но достаточно эффективный метод либо их ассимиляции, либо, при их отказе следовать по этому пути, понижения их культурного и социального статуса, их "выдавливания" в Россию.

За последние четверть века, однако, население Латвии и так сократилось с 2,67 до 1,98 млн человек. Собственными демографическими возможностями латышам эту территорию не удержать, да, судя по темпам их собственной эмиграции, они не очень-то и настроены это делать. Что уж тут говорить про "национальное возрождение".

Таким образом, продолжая борьбу за свои политические и культурные права, русские в Латвии борются и за будущее латышей как самобытного народа. Это так и с субъективной, и с объективной точек зрения, ибо более дружественной культуры, чем русская, для них не было, нет и быть не может. Латышам, эстонцам, литовцам, грузинам, молдаванам, украинцам, представителям многих других народов, населявших Российскую империю и СССР, как и многим "европеизированным" русским, казалось, что "империи – это тюрьмы народов". Будущее, уготованное им глобализаторами, заставит их горько пожалеть о своем заблуждении.

Источник: РИА "Новости"

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций