Публикация

  • 13.05.2015
    Сталинградская битва – мы победим или дыхание Победы
    Автор: Наталия Вершинина

Сайт Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, продолжает цикл публикаций под общим названием «17 мгновений Победы». Автор – старший советник Фонда Наталия Вершинина.

Лишь три месяца прошло после того, как затихли кровопролитные бои под Москвой, длившиеся более полугода. Но не до отдыха было солдатам. Гитлеровцы нацелились на Сталинград. Начались кровопролитные бои в междуречье Дона и Волги. За Сталинград, как за Москву, советские солдаты сражались больше полугода - дни и ночи, беспрерывно почти семь месяцев. Сталинградская битва состоялась с 17 июля 1942 по 2 февраля 1943 года.

Также как Московская, Сталинградская битва была поделена на два этапа - оборонительный  и наступательный. Целью боевых действий советских войск являлся разгром действовавшей на сталинградском направлении группировки противника. Как и при Московской битве, используя численное превосходство, немецко-фашистские войска прорвались к Волге, где их встретили ожесточённые бои, развернувшиеся на территории города. Стремясь любой ценой взять Сталинград, немецкое командование в сентябре сосредоточило в составе группы армий «Юг» свыше 80 дивизий. Столкнувшись с исключительно упорным сопротивлением советских войск, враг, неся огромные потери, до середины ноября безуспешно пытался взять Сталинград.

Советские войска перешли в стратегическое контрнаступление19-20 ноября 1942 года. Крупнейшая ударная группировка вражеских войск была окружена и полностью уничтожена. В Сталинградской битве был сломлен моральный дух фашизма, потери вермахта составили четверть всех его сил на восточном фронте. Об этом наперебой сообщают все хроникеры Великой Отечественной войны.

Среди многочисленных описаний боев за Сталинград обнаружен факт, который упоминает в своей книге А.Исаев. Он ссылается на журнал боевых действий 62-й армии, в котором сообщаются данные о двух первых столкновениях с фашистами под Сталинградом, произошедших 16 июля, то есть за день до начала официальной даты битвы. Передовой отряд 147-й стрелковой дивизии в 17:40 был обстрелян возле хутора Морозова противотанковыми пушками противника и уничтожил их ответным огнём. Вскоре произошло более серьёзное столкновение: «В 20:00 четыре немецких танка скрытно подошли к хутору Золотой и открыли огонь по отряду. Первый бой Сталинградской битвы длился 20-30 минут. Танкисты 645-го танкового батальона заявили, что уничтожено 2 немецких танка, 1 противотанковая пушка и ещё 1 танк подбит. Видимо, немцы не рассчитывали столкнуться сразу с двумя ротами танков и послали вперед всего четыре машины. Потери отряда составили один Т-34 сгоревшим и два Т-34 подбитыми. Первый бой кровопролитного многомесячного сражения не был ознаменован ничьей смертью - людские потери двух танковых рот составили 11 человек ранеными. Таща за собой два подбитых танка, отряд вернулся назад». Таким было начало.

Сталинградская битва является крупнейшей сухопутной битвой в истории мировых войн, наряду с танковым сражением в Курской битве, которое произойдет вскоре после Сталинградского сражения.

Летом 1942 года к любимому всеми городу на Волге приблизилась крупнейшая стратегическая немецкая группа войск с единственной целью - сравнять город с землей. Борьба за плацдармы у Волги, в особенности на Мамаевом кургане и на заводах в северной части города, продолжалась более двух месяцев. Сражения за завод «Красный Октябрь», тракторный завод и артиллерийский завод «Баррикады» известны миру. Пока советские солдаты защищали свои позиции, ведя огонь по немцам, рабочие заводов и фабрик ремонтировали повреждённые советские танки и оружие в непосредственной близости от поля боя, а иногда и на самом поле боя. Спецификой боёв на предприятиях было ограниченное применение огнестрельного оружия из-за опасности, что пули могли рикошетить, поэтому бои шли при помощи колющих, режущих и дробящих предметов - словом, в рукопашную. Борьба шла за каждую улицу, каждый завод, каждый дом, подвал или лестничный проход.

С авианалетами безоружные люди справиться не могли. Остались воспоминания, как в один из дней битвы за Сталинград вражеская авиация нанесла массированный удар с воздуха, совершив около 2-х тысяч самолёто-вылетов, в результате город подвергся страшным разрушениям - целые кварталы были превращены в руины. 23 августа 1942 года силы 4-го воздушного флота Вермахта произвели самую долгую и разрушительную бомбардировку города. Немецкая авиация разрушила город полностью, в одночасье было убито более 90 тысяч человек, уничтожено более половины жилого фонда довоенного Сталинграда, город превратился в громадную территорию, покрытую горящими руинами. Ситуация усугубилась тем, что после фугасных бомб германские бомбардировщики сбросили зажигательные бомбы. Образовался огромный огненный вихрь, который дотла сжёг центральную часть города и всех его жителей. Пожар перекинулся на остальные районы Сталинграда, так как большинство зданий в городе были построены из дерева или имели деревянные элементы. Температура во многих частях города, особенно в его центре, доходила до 1000 градусов по Цельсию…Бои за Сталинград продолжались более полугода. По приблизительным подсчётам в сражениях под Сталинградом погибло около двух миллионов человек. Вечная им память и вечный покой.

В ходе Сталинградской битвы были разгромлены 3-я и 4-я румынские армии (22 дивизии), 8-я итальянская армия и итальянский альпийский корпус (10 дивизий), 2-я венгерская армия (10 дивизий), хорватский полк. 6-й и 7-й румынские армейские корпуса, входившие в состав 4-й танковой армии, не были уничтожены, но были полностью деморализованы. В дальнейшем Германия не могла рассчитывать на новые призывные контингенты из Румынии, Венгрии, Словакии. Ей пришлось использовать оставшиеся дивизии союзников только для несения тыловой службы, борьбы с партизанами и на некоторых второстепенных участках фронта.

Гитлер самозабвенно мечтал овладеть Сталинградом! Потому, что это был крупный индустриальный город на берегу Волги, по которой и вдоль которой пролегали стратегически важные транспортные маршруты, соединявшие Центр России с Южными регионами СССР, в том числе, Кавказом и Закавказьем. Потому еще, что захват Сталинграда позволил бы гитлеровцам перерезать жизненно необходимые для СССР водные и сухопутные коммуникации, надёжно прикрыть левый фланг наступающих на Кавказ немецких войск и создать серьёзные проблемы со снабжением, противостоявшим им частям Красной Армии. Еще ему жизненно необходимо было взять, растоптать, уничтожить этот город, так как он носил имя Сталина - главного врага Гитлера! Гитлеру необходима была победа над этим городом, любой ценой! Это был бы выигрышный идеологически и пропагандистски ход. Ничего не вышло! В Германии после поражения в Сталинграде был объявлен траур.

2 февраля - день нашей Победы в Сталинградской битве является Днем воинской славы России.

Сегодня Сталинград носит другое имя - Волгоград и, чтобы хоть на долю мгновений приблизиться к тем бессмертным страданиям защитников города, достаточно побывать на Мамаевом кургане, где в 1959-1967 годах былвоздвигнут памятник-ансамбль «Героям Сталинградской битвы».

Скульптура «Родина-мать зовет!», возвышающаяся на Мамаевом кургане, занесена в книгу рекордов Гиннеса как самая большая скульптура - статуя в мире. Её высота 52 метра, длина руки - 20 и меча - 29 метров. Общая высота скульптуры 85 метров. Вес скульптуры 8 тысяч тонн, а меча - 14 тонн. Для сравнения: Статуя Свободы в Нью-Йорке имеет высоту 46 метров, а статуя Христа-Искупителя в Рио-де-Жанейро 38 метров.

У памятника на Мамаевом кургане - бойца с автоматом и гранатой и надписью на постаменте «Стоять насмерть!» лицо маршала Советского Союза Василия Ивановича Чуйкова - главного военного консультанта мемориала, похороненного на его территории.

По примерным подсчётам, на Мамаевом кургане захоронено не менее 34 тысяч солдат.

В Зале воинской славы постоянно звучит произведение Роберта Шумана «Грёзы» в исполнении Государственной академической хоровой капеллы им. Юрлова.

9 мая 2045 года в год 100-летия победы в Великой Отечественной войне, на Мамаевом кургане в Волгограде должна быть вскрыта капсула с обращением участников войны к потомкам.

Исход Сталинградской битвы вызвал растерянность и замешательство в странах Оси. Начался кризис профашистских режимов в Италии, Румынии, Венгрии, Словакии. Резко ослабло влияние Германии на её союзников, заметно обострились разногласия между ними. В политических кругах Турции усилилось стремление сохранить нейтралитет. В отношениях нейтральных стран к Германии стали преобладать элементы сдержанности и отчуждения.                                             

ОРДЕН ЛЕНИНА

Автор - Дубинин Юрий Владимирович (1930-2013),

Чрезвычайный и Полномочный Посол

Сергей Александрович Виноградов, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР во Франции, любил сам сесть за руль. Особенно в воскресный день. Так было и в тот раз, летом 1963 года, когда он пригласил меня, 1-го секретаря посольства, составить ему кампанию в прогулке на "Ситроене" ДС - гордости французской инженерной мысли. Вскоре последние светофоры парижских перекрестков остались позади. Перед нами стелилась гладкая, поблескивающая как море в полный штиль лента шоссе. Голубое бездонное небо. Сверкающие серебристой белизной пышные облака на горизонте. Сочно-зеленые поля, плавно спускающиеся с холмов к Сене. Глубокие комфортные сидения-кресла "Ситроена". Все располагало к откровенному разговору, и Сергей Александрович предался воспоминаниям.

В 1940 году С.А. Виноградов получил первое дипломатическое назначение - советником в полпредство (так назывались тогда наши посольства и миссии за рубежом) в Турции. Это была вторая по значимости должность после полпреда. Оставшись вскоре временным поверенным в делах, С.А Виноградов узнал из сообщения ТАСС, что стал полпредом. Было ему тогда 33 года. Пост нашего высшего дипломатического представителя в Турции (с 1941 года - посла) всегда рассматривался как очень ответст венный. Его важность возросла еще больше после тою, как фашистская Германия развязала агрессию против Советского Союза. Турция в войне не участвовала. Там действовали не только по­сольства СССР и других союзных государств, но и гитлеровское посольство.

Сергей Александрович вел разговор об осени 1942 года. Накал борьбы на советско-германском фронте достиг высшего пре­дела. Внимание всего мира было приковано к Сталинграду. Там развернулось жестокое сражение. От его исхода многое зависело не только на полях войны, но и в международной политике. На юге гитлеровская танковая армада рвалась к Баку с тем, чтобы затем устремиться на Ближний Восток. Шли бои за перевалы Главного Кавказского хребта. Всего лишь сравнительно узкая полоса территории Закавказья отделяла линию фронта от границы Советского Союза с Турцией. В этот момент СВ. Виноградов получает указание срочно прибыть в Москву. Без объяснения причин. Путь до Москвы был не простым. Надо было добраться сначала до границы Турции с Советским Союзом, затем попасть в Баку. Там С.А. Виноградова ждал спецсамолет - свидетельство особой важности вызова. В НКИД, куда посол заехал сразу после прилета, каких-либо пояснений он не получив. Собеседники пожимали плечами и поднимали палец к небу: мол, указание идет с самого верха. С.А. Виноградова разместили в гостинице "Москва" и сказали ждать сигнала о дальнейшем. Сигнал последовал среди ночи в виде короткой фразы: за вами послана машина. Эта машина доставила С.А. Виноградова на госдачу под Москвой. Там, войдя в комнату, он оказался перед И.В. Сталиным, сидевшим за обеденным столом с несколькими членами Политбюро. Поздоровался. В ответ услышал слова Сталина:

- Налить послу водки!
Налили.

-Пей, посол!

С.А. Виноградов выпил. Конечно, за здоровье Сталина.

- Скажи, посол, начнет Турция войну против нас?

- Нет, товарищ Сталин, не начнет.

- Еще водки послу! Пей, посол!

С.А. Виноградов выпил.

- Так начнет Турция против нас войну, посол, или не начнет?

- Не начнет, - повторил С.А. Виноградов.

- Хорошо, посол, возвращайся в Анкару, - сказал на это Сталин, - но помни, какую ответственность ты на себя взял.

С.А. Виноградов улетел. Сталин дал указание снять войска, прикрывавшие нашу границу с Турцией на случай неожиданностей с ее стороны. Эти войска были переброшены под Сталинград. Они усилили нашу армию в решающий момент битвы величайшего исторического значения...

Сергей Александрович закончил свой рассказ. Я был под сильным впечатлением. Спросил:

- Что дало вам основание занять такую позицию в разговоре со Сталиным? Может быть, вам что-то определенное сказали ваши турецкие собеседники или вы располагали какой-нибудь конфиденциальной информацией о планах Турции?

-Нет, - ответил Виноградов, - ничего этого не было, Турецкие представители вели себя в разговорах со мной весьма корректно. С министром иностранных дел мы иногда даже поигры­вали в шахматы, но государственными секретами он со мной не делился. Не было у меня и какой-либо особой информации. Одна­ко в ответе, который дал Сталину, я был уверен. Это было выво­дом из всех моих наблюдений за настроениями в Турции и в ее ру­ководстве. Порою это значит больше, чем знакомство с какими-либо сверхзакрытыми документами...

К этому рассказу - одна деталь: после Победы было решено отметить советских дипломатов, отличившихся в военные годы. В представленных МИД списках значился и С.А. Виноградов. Министерство предлагало наградить его орденом Трудового Красного Знамени. Списки, разумеется, попали к Сталину. Его синий карандаш внес в них исправление. С.А. Виноградов получил высший орден - орден Ленина.

ПОМИДОРЫ

Автор - Архаров Валерий Михайлович, (1923- 2010), инженер УД.

С детских лет я увлекался радиотехникой и мечтал поступить в техникум связи. Отец выписал мне журнал «Радио», и я стал сам собирать радиоприёмники. Однако поступить пришлось в индустриальный техникум, потому что в моём городе Шуе нужного мне учебного заведения не было. Проучился я два года, а потом, уговорив отца, перевёлся в Ивановский техникум связи. Но учёба длилась недолго - через два месяца началась война.

Мне предложили поступить на курсы фронтовых радистов-операторов. Я дал согласие. Через два месяца меня, 18-летнего юношу, отправили на фронт в качестве радиста-телеграфиста.

Наша радиостанция была передвижной, мы постоянно меняли дислокацию на машине, курсируя вдоль линии фронта под бесконечными бомбёжками. Противник хорошо понимал значение оперативной связи во время сражений и, естественно, всеми доступными средствами стремился уничтожить её.

Было очень трудно, особенно в Сталинграде. Город представлял собой сплошные руины, пробираться сквозь них было невероятно сложно.

Моя задача заключалась в том, чтобы поддерживать связь с разведуправлением фронта, получать и передавать данные, в том числе и те, которые поступали от радистов, находившихся в тылу у врага. Всё это делалось с помощью азбуки Морзе. Тогда, находясь под бомбёжками, теряя технику и боевых товарищей, мы не думали, что совершаем подвиг. Это была обычная, серая фронтовая жизнь. Но иногда она неожиданно преподносила нам приятные сюрпризы.

Никогда не забуду, как однажды ночью мы, поменяв дислокацию, наутро обнаружили, что находимся на большом огороде с парниками, откуда на нас смотрят спелые, красные, совершенно очаровательные помидоры. Можно было представить себе нашу радость...

Войну я закончил в Германии, передвигаясь с моей радиостанцией по все фронтам Великой Отечественной войны. Было много тяжёлых и кровопролитных боёв, но Сталинград навсегда останется в моём сердце. Там мы реально почувствовали, что победа будет за нами.

Если можно сказать, что на войне кому-то везло, то это будет сказано обо мне. Какая-то сила оберегала меня. Не знаю, что это за сила, но судите сами. Однажды в Сталинграде мы с товарищем вышли из машины, чтобы осмотреться, как нам проехать между руинами. Он шёл впереди меня. Вдруг что-то разорвалось, да так, что от товарища не осталось ничего, я же был совершенно невредим.

Моя сестра, когда я уходил на фронт, взяла с огорода горсть земли и зашила её в маленький мешочек. Всю войну я носил на груди этот мешочек. Так может быть, меня оберегала родная земля Шуи?..

ЖЕНСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

Серова Екатерина Владимировна (1924- 2013), старший референт УКС

Я родилась в 1925 г. в Белоруссии. В 1940 г. поступила в Московский педагогический институт иностранных языков, но успела закончить только первый курс - помешала война.

Как и многие мои сверстницы, ушла на фронт. Участвовала в боях за Москву, потом за Сталинград, а завершился мой боевой путь в Венгрии в 1944 году.

На фронте была медсестрой, санинструктором, старшиной медицинской службы, парторгом стрелкового батальона. Имею пять правительственных наград, а за участие в боях за Днестр была представлена к званию Героя Советского Союза, но звезду так и не получила - погиб весь наш батальон, в живых осталась только я одна. Комбат с моими наградными документами подорвался на мине, так и не успев передать их по инстанции... В том бою я была тяжело ранена в бедро, когда, как парторг, поднимала бойцов в атаку. Для меня не столь важно, что я не получила высшую воинскую награду, а важно то, что мы победили. И то, что я живу до сих пор. Это самая для меня большая награда. Войну я вспоминать не люблю, она унесла жизни многих близких мне людей. На фронте одинаково трудно было всем. Смерть не знала полового различия и одинаково хладнокровно косила и мужчин, и женщин. Наши мужчины оберегали нас, как могли, но не всё было в их силах...

Что нам помогало не сойти с ума, когда гибли товарищи и всё вокруг рушилось? Пожалуй, наша женская солидарность. Мы всегда старались помочь друг другу, поддержать в трудную минуту, чтобы не впасть в отчаянье, а то и поплакать вместе, чтобы легче стало...

Однажды прибились к нам две женщины из тыла. Уж как они попали в Сталинград - трудно даже себе представить, но они обошли все кордоны и оказались у нас на передовой. Это были мать и её взрослая дочь. Оказалось, они получили весточку о том,что их мужья воюют в Сталинграде чуть ли не в одной роте. Вообще, фронтовые письма подвергались строгой цензуре, и все адреса отправителей корреспонденции тщательно вычёркивались. Этим женщинам адрес передал кто-то из раненых бойцов, отправленных в тыл на лечение.

Что было делать? Нам очень хотелось помочь им, если уж они добрались до нас. Проявилась опять же женская солидарность. Мы приютили их, накормили, устроили с ночлегом. А наутро стали узнавать, на каком участке фронта воюют их родственники. Нам повезло, мы всё выяснили, и даже удалось организовать им телефонный разговор и передачу записок, но не более того. Пробиться к этим бойцам у наших женщин не было никакой возможности.

Мать и дочь прожили у нас с разрешения госпитального начальства довольно долго и старались помогать нам, чем могли.

История эта кончилась грустно. Их мужчины погибли в уличных боях, так и не встретившись со своими жёнами... Потом женщины вернулись к себе на родину. Жаль, что позабыла их имена и фамилии, так много времени прошло с тех пор...

МЕЖДУ СТАЛИНГРАДОМ И ПРОХОРОВКОЙ

Автор - Полетаев Олег Сергеевич (1923), 2 секретарь Департамента спецсвязи

... Рано утром 11 марта 1943 г. наш дивизион встал на огневые позиции в центре деревни Сенное (первой от города Богодухово) у полуразрушенной церкви. Мы с группой офицеров выдвинулись на стоящий метрах в 200-х южнее Богодуховской дороги и центра деревни ветряк. Я подготовил данные для стрельбы по нескольким возможным направлениям атак противника. Обнаружить какие-либо стрелковые части и связаться с ними не удалось. Лишь два противотанковых орудия - остатки дивизиона ПТО - занимали позицию недалеко от ветряка. Они тоже ни с кем не имели связи.

Через полчаса заполыхала дальняя деревня на юге; прошло ещё какое-то время и уже из следующей, ближней к нам деревни, показалась колонна танков. Бой с ней никто не вёл. Из-за дальности расстояния было трудно определить принадлежность танков. Но после того как мимо нас из Богодухова прошла единственная тридцатьчетверка и танкисты заверил», что южнее Сенного наших танков не должно быть, всё стало ясно. По мере приближения колонны всё чётче прорисовывались контуры немецких танков и бронетранспортёров, а из дальней деревни выползала вторая колонна.

Приближаясь к деревне, танки развернулись, и мы дали свой единственный залп, израсходовав последние снаряды. Загорелось до десятка танков и бронетранспортёров. Возможно, ещё какая-то часть их была повреждена, но разбираться в этом уже было некогда. Танки обстреливали ОП, деревню, церковь. Отстрелявшиеся установки успешно покидали огневую позицию. Пропустив отходящие из деревни боевые машины, я вскочил на подножку замыкающей зенитной установки.

Картина, открывшаяся на выезде из Сенного, сжала сердце тревогой: в заснеженном логу застряло несколько десятков машин, а появившаяся группа немецких пикировщиков безнаказанно сбрасывала на них свой смертоносный груз. Спустились в лог и мы.

После очередной серии бомб вижу, как с искажённым от боли лицом падает командир 2-й батареи Валя Фёдоров. С каждым новым заходом бомбардировщиков раненых прибавлялось. Не оставляла мысль, что на окраину деревни вслед за нами вот-вот должны выйти танки. Мишенью мы являлись прекрасной, и с пригорка они в считанные минуты могли бы расстрелять нас или, спустившись, передавить гусеницами.

Вновь выручили смонтированные на тракторах боевые машины. В каком-то бешеном темпе, под не прекращавшейся бомбёжкой, мы выдернули установкой все транспортные машины на противоположный бугор, на проезжую дорогу. Вытащили заодно и несколько чужих машин, медик с одной из них сердечно поблагодарил нас за оказанную помощь.

А немецкие танки так и не появились. Видимо, после нашего залпа танкисты не горели желанием лезть напролом, и занялись организацией разведки; мог их также насторожить и надрывный звук тракторных моторов, слышавшийся за деревней. И уж наверняка они не могли предположить, что перед ними действовал лишь дивизион «Катюш» безо всякого прикрытия. Как бы то ни было, но эта задержка помогла нам оторваться от противника. Мы выжимали из установок всё, что могли, и старались оставить немцев за спиной как можно дальше. Через десяток-полтора километров мы попали под бомбёжку второй партии «Юнкерсов». Догнали они нас на участке дороги, поворачивавшей здесь под прямым углом. Половина колонны дивизиона уже успела повернуть, и воздушные стервятники, разделившись, бомбили нас с двух направлений, что в какой-то мере распылило их силы и внимание. На этот раз потерь у нас не было.

При дороге лежали разбитая повозка, два издыхающих вола и труп ездового, которому длинным осколком напрочь срезало голову. Повозка оказалась санитарной, и кое-что из рассыпавшегося инструментария я передал нашему фельдшеру И.П. Миткевичу. Иван Петрович отлично знал своё дело, при всяком удобном случае штудировал медицинскую литературу и практиковал, не уступая иному врачу. Примерно через месяц, во время непродолжительной задержки в пути, к нам приехали за помощью из стоявшей в стороне деревни. У тамошнего мальчонки глубоко в груди застряли мелкие осколки противотанковой гранаты, которой он неосторожно «поиграл» со сверстниками. Пинцетом с узкими длинными кончиками из подобранного инструментария фельдшер удалил осколки и обработал раны, хотя по своему статусу, как мне помнится, не имел права на такую операцию. Однако оставлять мальчика без помощи было нельзя, а другой «медицины» - ни военной, ни гражданской - поблизости не было и следа.

Между тем с приближением темноты бомбёжка прекратилась и, добравшись до первой попавшейся на дороге деревеньки, дивизион остановился накоротке отдохнуть. Справа по ходу движения в потемневшее небо одна за другой взлетали осветительные и сигнальные ракеты, и чувство тревоги, не покидавшее нас, через час-полтора вновь подняло дивизион на колёса. На транспортных машинах кончалось горючее. Его остатки залили вместо керосина в баки боевых машин и частично дозаправили зенитные установки. В боевые машины заливали всё, на чём они могли и теоретически не могли работать: керосин, бензин, спирт. Последнего в те дни на Полтавщине было предостаточно. И трактора тянули. Мало того, тащили ещё по 2-3 колесные машины в прицепе. Без такого рода «рационализации» мы потеряли бы в этом отступлении всю нашу технику.

Возле Золочева догнали ушедшую раньше неисправную установку, вокруг которой кружил командир орудия с коробком спичек и куском бикфордова шнура в руках. Стояла она с совсем уже отказавшим двигателем. Ещё с 1941 года существовал строгий приказ: ни одна боевая машина не должна была достаться противнику; на каждой из них стоял 25-килограммовый ящик тола для уничтожения установки в критической ситуации. Поэтому командир и часть расчёта остались у боевой машины. Из Золочева собирались   послать   к   установке   ремонтную   мастерскую   или вытащить её буксиром в город, но обстановка сложилась иначе.

Стоял март. «Потеплевшее» солнышко днём рыхлило снег и растапливало лёд, а под утро лёгкие морозцы вновь покрывали дорогу твёрдой скользкой корочкой. Установки, перегруженные буксируемыми машинами, двигались тяжело. Их гусеницы с основательно стёртыми траками пробуксовывали  на заледенелой дороге. Наконец, то подталкивая прицепленные машины людьми, то скалывая и дробя дорожный ледок перед установками, спустились с горки в Золочев. Нашли своих техников, сообщили о застрявшей под городом установке, дали команду разливать обнаруженную у техслужбы последнюю бочку керосина по боевым машинам и отправлять их, по мере заправки, дальше. Пока шла заправка, а техники собирались к отставшей установке, мы с А. Гужавиным, Г. Бочаровым и ординарцем свернули на широкую квадратную площадь, в обрамлении низеньких построек больше похожую на строевой плац. Прошли вдоль площади, и на продолжавшей её улице зашли в одну из хат. Ординарец с хозяйкой решили на скорую руку поджарить кусок огузка убитого вола, а мы сидели и обсуждали свои невесёлые дела. Взглянув ненароком в окно, я увидел выскочивших из противостоящего дома и бегущих к площади двух незнакомых солдат. На одном - распахнутая шинель, в руках ремень, шапка и карабин. У второго шинель переброшена через руку, в другой руке автомат. Ворвался в комнату ординарец, глаза «квадратные»: «Немцы!» За ним хозяйка: «Бежите скоришеховаться з нами до погреба!!!»

Мигом вынесло нас из хаты, благо были и одеты, и затянуты. В конце улицы стоял немецкий танк, и пулемётные строчки следовали вдоль домов в сторону площади. Под огнём рванулись к установкам. На месте заправки оставалась последняя установка. Три транспортные машины пришлось отцепить и поджечь. На боевой машине пересекли площадь, танк продолжал вести огнь, но, к счастью, не спешил двигаться вперёд. Через несколько минут были за городом.

Только километров через 20, в Казачьей Лопани, появились первые признаки организованной обороны: противотанковая батарея на пригорке, как чёрными оспинами обсыпанная воронками от авиабомб, окапывающиеся стрелковые подразделения. Прослышали, что на окраине села есть склад ГСМ. Технари отправились на его поиски, а я зашёл в первую подвернувшуюся хату, сотрясаемую взрывами близкой бомбёжки. Чувство самосохранения было полностью подавлено навалившейся усталостью и, как следствие, полным безразличием к окружающему. Я присел к стенке и провалился в глубокий сон. Часа через полтора проснулся посвежевшим. Возвратились техники, горючего для боевых машин наскребли самую малость. Не знаю, какой процент спирта залили зенитчики в свои ЗИС-6, но выхлопы их машин благоухали необычно. Однако они могли двигаться. Через час мы выступили в направлении Белгорода. Местные жители провожали нас грустными, укоризненными взглядами...

Поздно вечером 14 марта, усталые и издёрганные, на последних граммах горючего мы въехали в Белгород и остановились на ближайшей окраинной улице, застроенной двухэтажными деревянными домами. Перекусили, как говорится, чем бог послал. Я прилёг на кушетку. Из полудрёмы меня вывело пение в соседней комнате. Слабеньким голоском девушка пела нашим офицерам под гитару какую-то наивно-трогательную песенку. Забылись и мотив, и слова песенки, и как выглядела сама девушка, а вот оранжевый абажур над застеленным скатертью столом и вся обстановка, показавшаяся тогда нереальной, домашней и очень мирной, запомнились.

Утром подъём нам сыграли свистящие бомбы и близкие разрывы, от которых ходило ходуном хиловатое здание, давшее нам приют. На противоположной окраине Белгорода мы разыскали свои техслужбы и склады ГСМ. Через день дивизион вывели из боевых порядков и через Шебекино передислоцировали на окраину города Корочи…

 

Сталинградская битва, пленение армии Паулуса, 1943 г.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций