Публикация

  • 20.06.2012
    Российские соотечественники в Германии: вопросов больше, чем ответов

В начале июня во Франкфурте-на-Майне прошла шестая Общегерманская конференция российских соотечественников. По мнению большинства делегатов, она была деловой, интересной и глубокой по содержанию.

Собравшиеся на Конференции пытались дать ответ на главный вопрос: кто мы, и каково место русскоязычной диаспоры в современной Германии? Собственно, в этом и состоит главная проблема. Нас, русскоязычных в Германии, больше четырех миллионов. Как Германия относится к нашему объединению? Так ли, как нам хотелось бы? В том-то и суть, что официальная власть не воспринимает наше русскоязычное сообщество как диаспору. Нас нельзя отнести ни к одной из известных категорий нацменьшинств. Мы объединены не по национальности, не по гражданству, не по религиозной принадлежности. Нас объединяет иное: мы все выходцы из огромной многонациональной страны, которой больше нет на карте мира. Нас объединяет русский язык, общая история и единое этнокультурное пространство. Вот почему официальная Германия не может понять, кто же мы такие. По мнению федеральных и местных властей сюда должны были приехать русские немцы-переселенцы, которые, возвращаясь на историческую родину, обретали утраченные корни, родной немецкий язык. И евреи, которых пригласили для возрождения жизни еврейских общин, уничтоженных в годы нацизма. Ну и совсем немного представителей других национальностей за счет смешанных браков.

Главная задача, которая стояла перед вновь прибывшими – быстро интегрироваться, а лучше даже ассимилироваться на новой родине. Государство тратило большие деньги на процесс адаптации, но до сих пор не получило желаемого результата.

Прибывшие в страну русские немцы поначалу активно включались в процесс вживания в титульную нацию. Некоторым повезло. Их признали своими, жизнью они полностью довольны. Но большинство вскоре поняло, что здесь их все равно считают русскими, дипломы, полученные в СССР, как правило, не признают, работу предоставляют не соответствующую квалификации. У людей появилось чувство ностальгии по прошлому. Они потянулись к другим, таким же русскоязычным, стали создавать центры русской культуры, субботние школы, учить своих детей и внуков русскому языку.

Евреи, благодарные во многом местным общинам за помощь и поддержку на первом этапе, восприняв азы иудейской культуры, став частью немецкого еврейства, легко влились в родное русскоязычное сообщество. Они открыли русские газеты, создали новые культурные общества, интеграционные центры, школы дополнительного образования. И надо отметить, что эту большую созидательную работы все наши соотечественники ведут практически на голом энтузиазме. Делу отдаются самозабвенно и совсем не потому, что не хотят интегрироваться в немецкое общество, а в точности наоборот. И хотят, и могут. Более того, уверены, что их работа всячески способствует интеграции. Наши общества ни в коем случае не представляют из себя изолированных национальных гетто. Об их открытости как части немецкого общества говорит и тот факт, что в «русские» школы приходит все больше детей из смешанных семей.

Популярностью пользуются и билингвальные детские сады. Официальная немецкая педагогика не поддерживает билингвизм, а очень зря. Если ребенок в равной степени с рождения владеет двумя языками как родными, то в будущем он как личность развивается в два раза быстрее.

Обидно, но немецкая пресса постоянно нагнетает негативные настроения по отношению к русскоязычной диаспоре. Чего только не пишут газеты, какие страшные сюжеты показывают по телевидению. Обывателю внушается, что русская мафия кругом, а бандиты, воры, проститутки и наркоманы обязательно говорят по-русски. Сплошные страшилки. Однако многие немцы, в том числе и чиновники, в них верят. И не хотят признавать, что официальная статистика говорит о другом. Асоциальных элементов в русскоговорящей среде, не больше, чем в других этнических группах, в том числе и коренного населения Германии.

Восемьдесят процентов наших детей успешно учатся в гимназиях, прекрасно владеют немецким языком, прикладывают все усилия, чтобы стать достойными членами немецкого общества. Большую работу по воспитанию и интеграции молодежи проводят именно наши культурные центры и школы дополнительного образования. Конечно, и русскоязычной среде существуют социальные проблемы и есть неблагополучные семьи. Но мы сами пытаемся с этими явлениями бороться. Созданы и успешно функционируют многие годы такие центры социальной адаптации как AVP e.V. в Дюссельдорфе, а два года тому назад зарегистрирован Общегерманский союз русскоязычных родителей.

Многие наши культурные центры существуют уже второе десятилетие, и основной своей задачей считают знакомство немецкого общества с величайшей русской культурой, именно как важнейшей составляющей мировой культуры.

Немцы хорошо знают центр «МИР» в Мюнхене, «Исток» во Франкфурте-на-Майне, «Радугу» в Дюссельдорфе, «Диалог» в Берлине, русско-немецкую школу искусств «Эльфы» в Саарбрюккене, «Креативхауз» в Карлсруэ, «Контакт» в Шверине, Русско-немецкий культурный центр в Нюрнберге и многие, многие другие.

Перечень можно было бы продолжить, но, к сожалению, речь идет о признании отдельных обществ, но не диаспоры в целом.

Не покидает чувство горечи от осознания, что стена между нашим сообществом и страной проживания разрушается очень медленно. Нас воспринимают с холодной вежливостью, не всегда понимают, и нам очень трудно рассчитывать на официальную помощь. Многие наши интересные проекты, направленные на общественную пользу, зачастую безосновательно отвергаются местными властями. Мы повернуты лицом к Германии, открыли ей свои сердца, уважаем законы страны, мы – толерантны к другим, умеем быть благодарными. Но все равно в большой семье мы остаемся нелюбимыми усыновленными детьми.

Да, мы немного другие. Возможно, более эмоциональные, более открытые, незащищенные, легкоранимые, с другой ментальностью. Но мы умеем прощать, забывать плохое и очень хотим, чтобы нас полюбили, приняли как своих и наших детей, и все русскоязычное сообщество. Пусть наша диаспора необычная, но она уже существует, и это данность сегодняшней демократической интеркультурной Германии.

Часто приходится слышать, что негативный имидж диаспоры – это зеркальное отражение низкого имиджа самой России за рубежом. Но мы и не скрываем, что в современной России и в других государствах бывшего Советского Союза очень много проблем. Экономические, которые влекут за собой социальные, и разъедающая общество коррупция, и не тот уровень демократии, и общее падение морали и нравственности. Но разве это беды только одной России?! А что мы наблюдаем в странах Евросоюза, в той же Германии наконец?

Те же экономические проблемы, тот же рост социальной напряженности, та же цензура в СМИ, возрождение националистических настроений, разрушение семейных и моральных устоев. И те же обывательские суждения «понаехали тут всякие». Не замечать этих явлений может только тот, кто заведомо не хочет этого видеть.

Получается, что трудно сегодня всем. Но разве вы слышали когда-нибудь, чтобы немцы, турки, поляки или греки, недовольные своим правительством, публично охаивали свою историческую Родину? Власть – да, но Родину – никогда! А мы себе запросто это позволяем, как в самой России, так и за ее пределами. Нам кажется, что мы и не охаиваем вовсе, а конструктивно критикуем.

Участники оппозиционного движения в России, поддержанные за рубежом, провозглашая политические лозунги «Россия без Путина», «Мы за новую Россию», в своей борьбе с официальной власти доходят иногда до абсурда.

Так, в Интернете было полно призывов не болеть за сборную России по футболу. Это, мол, команда Путина, потому болейте за любую другую европейскую команду. Смешно или грустно? Нам отказывают даже в простой радости поболеть за своих. Это, оказывается, постыдно. А мы не понимаем и болеем за Россию, Германию и Украину. Просто болеем, без всякой политики. Правда, недолго пришлось нам болеть за россиян. Команда с обиднейшим проигрышем уже покинула чемпионат Европы.

Заранее предвижу гнев некоторых читателей, направленный против меня. Но все же рискну спросить: разве не грустно, что понятия патриотизм и любовь к своей исторической Родине стали только негативными понятиями? Борьба с властью, чиновниками обернулась нелюбовью к своим корням, своим истокам, своим людям, наконец. Моя статья не о том, как нам обустроить Россию. Я не испытываю священного трепета ни перед какой официальной властью. Что такое власть? Это всего лишь люди. Которые приходят и уходят.

Да, мы живем в Германии, и я переживаю о том, как же нам здесь, за рубежом, позиционировать русскую культуру, язык, то лучшее, что есть в нас, особенно в детях, если любовь к «отеческим гробам» сегодня не в чести.

Возможно, кому-то это совсем и не нужно, но таких равнодушных не было среди делегатов конференции во Франкфурте. Предлагаю обратиться к истории и посмотреть на представителей первой волны эмиграции. Да, они ненавидели большевистский режим, бежали от него, но они искренне любили свою многострадальную Родину и никогда духовно не изменяли ей. Поэтому, наверное, к ним в Европе было и есть уважительное отношение. Никто не будет тебя уважать, если ты сам себя не уважаешь, не дорожишь своей индивидуальностью и не умеешь вести диалог, сохраняя чувство собственного достоинства.

Понятно, что в одиночку сложно позиционировать в чужом обществе другую страну и привлекать внимание к нашей диаспоре. Вот почему шесть лет назад оформилось консолидированное движение российских соотечественников. Процессы, происходящие в нем само сложны и не всегда устойчивы. Не дав еще укрепиться общему движению, уже появились те, кто готов очернить и саму организацию, и ее лидеров, называя их презрительно «профессиональными соотечественниками». Понятие профессиональный в данном контексте носит не уважительный, а оскорбительный характер. То, что человек умеет и делает профессионально, не ставится в ряд его достоинств. Лидеров консолидированного движения, избранных в координационные советы зарубежных стран, обвиняют в моральной нечистоплотности, желании выслужиться перед официальной властью, присвоении мифических денежных средств. Этой болезнью болеют диаспоры во всех странах мира - внутренние дрязги, потоки брани благодаря возможностям интернета, выплескиваются на наши головы. Не удивлюсь, что такие откровения читают политологи и аналитики в странах нашего проживания. Не стоит тогда удивляться, что русскоязычное сообщество воспринимается совсем не позитивно. Очень хочется надеяться, что период детского роста закончится зрелостью, и тогда можно будет всерьез говорить о международной силе зарубежного русского мира.

Выступая на конференции во Франкфурте-на-Майне, Посол Российской Федерации Владимир Михайлович Гринин высоко оценил деятельность Общегерманского координационного Совета по консолидации российских соотечественников, продвижению русского языка, сохранению русской истории и культуры.

Разбившись на три тематические секции, делегаты пытались не только обсудить злободневные вопросы, стоящие перед активистами обществ, но и выработать практические пути решения многих проблем. Иногда, правда, не удавалось избежать излишне подробных отчетов о проделанной работе, но это можно понять. Мы не часто имеем возможность собраться вместе со всей Германии, и каждый хочет рассказать о чем-то своем, надеясь получить поддержку продвигаемым проектам. Понятно, что как бы не были интересны эти сообщения, конференция не предусматривает возможность помощи отдельным организациям.

В работе секции по русскому языку приняли участие руководители школ дополнительного образования, педагоги, слависты, писатели и издатели. Собравшиеся констатировали тот факт, что сегодня в Германии русский язык занимает пятое место среди изучаемых иностранных языков. Хорошо это или плохо? Казалось бы, ничего трагичного, учитывая что опережают русский традиционные языки Европы. Но не может не беспокоить тот факт, что в немецких государственных школах все меньше языковых групп русского языка, в университетах страны закрываются факультеты славистики, пропадает мода на все русское. Все-таки влияет негативный имидж страны, а сложный визовый режим не дает возможности свободного посещения, а значит, узнавания. Социальные мотивы для изучения языка, связанные с ожиданиями нового рынка труда, оказались не подкрепленными практическими предложениями со стороны России. Кроме того, невнятная политика России по продвижению русского языка за рубежом усложняет работу языковых центров и школ дополнительного образования.

На секцию по сохранению культурно-исторического наследия собрался весь цвет наших культурных центров. В выступлениях делегатов звучала одна мысль – мы много можем дать современному европейскому сообществу, но мы практически лишены финансовых средств, необходимых для реализации наших проектов. Россия мало уделяет внимания поддержке национальной культуры внутри страны, что уж говорить о зарубежье.

А администрация многих немецких городов иногда даже негативно воспринимает культурные инициативы наших обществ. Хотя цель наша – самая что ни на есть благая: показать миру как переплетены история и культура наших народов, как мы связаны плотью и кровью. Недаром в ряду российско-европейских памятных дат 2013 года - празднование четырехсотлетия Дома Романовых.

Но, как говорится, надежда всегда есть. Вот и делегаты конференции возлагают огромные надежды на перекрестный год России в Германии, Германии в России. Очень хочется верить, что с июня 2012 года начнется новый этап двусторонних отношений между нашими странами, а значит, и мы, русскоязычные соотечественники, живущие в Германии, используем уникальный шанс быть востребованными и полезными.

Нешуточные страсти кипели на секции, которая обсуждала вопросы молодежной политики. Вот уже где собрались интегрированные, продвинутые, образованные. Высокое стремление к самореализации в общественной, политической, профессиональной сферах звучало буквально в каждом выступлении. Считая Россию стратегическим партнером Германии, молодые соотечественники готовы быть полезными этим двум странам. В первую очередь, в экономике, в освоении новых рынков труда. Молодежь справедливо упрекала ту и другую страну в слабом использовании ее огромного потенциала.

На завершающем пленарном заседании, принимая итоговую резолюцию, делегаты вновь заговорили о необходимости более активного позиционирования консолидированного движения соотечественников  немецкому обществу. Выразили надежду на то, что наша более чем четырехмиллионная диаспора, несмотря на ее своеобразие и структурные особенности, будет признана и поддержана в Германии на всех официальных уровнях.

Мы имеем все основания гордиться своей культурой, литературой, музыкой, живописью, наукой, а главное, нашими детьми. Мы вправе гордиться тем, кто мы есть, и не надо стесняться своего сообщества.

...Маленький пример в завершение сказанного. Несколько дней назад мне позвонил коллега из Дюссельдорфа и рассказал, что против его дома на фронтоне отеля среди флагов разных стран, неправильно установлен флаг российский. Висит он в ряду других, но перевернут. Коллега зашел в отель и указал администратору на ошибку. Тот в ответ, мягко говоря, послал подальше непрошеного советчика. Но мой коллега не успокоился. Он обратился к городским властям Дюссельдорфа. Те сначала тоже отбрыкивались, ссылались на то, что отель частный, а регламент существует только по отношению к официальным мероприятиям, предлагали обратиться в российское консульство. Тогда мой коллега применил последний и, как оказалось, весомый аргумент. Он сказал, что является представителем крупнейшей русскоязычной диаспоры города и возглавляет движение российских соотечественников в земле. Сказанное возымело действие. Назавтра на фасаде здания развивались аж два российских флага. И оба были повешены правильно. Вот что может сделать даже один человек. А если нас миллионы?!

Вера Татарникова

"Русское поле"

 

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций