Публикация

  • 13.03.2015
    Как кордон становится границей
    Автор: Илья Барабанов, Всеволод Инютин, Воронеж; Елена Дудко

С 16 марта Украина выходит из соглашения с Россией о малом приграничном движении. Жители шести российских и шести украинских регионов должны будут пересекать государственную границу на обычных основаниях: только в международных пунктах пропуска и только при наличии загранпаспорта. В ряде мест граница может просто разрезать пополам населенные пункты.

О выходе Украины из соглашения о малом приграничном движении 4 марта заявил премьер-министр Арсений Яценюк, пояснив, что с «16 марта можно будет пересекать государственную границу исключительно через международные пункты пропуска, которые полностью контролируются украинской властью». Депутат Верховной рады от партии «Батькивщина» Алена Шкрум уверяет, что «без закрытия границы говорить о каких-либо дальнейших стратегиях урегулирования конфликта невозможно". Пояснив, что с «16 марта будут более жесткие правила пересечения границы, которые будут введены СБУ", госпожа Шкрум рассчитывает, что «эта схема не коснется людей, которые живут в селах на границе с РФ: для них будут простые технические процедуры».

Отмененное соглашение правительства России и Украины подписали в 2011 году, а вступило оно в силу с марта 2012 года. Документ касался жителей приграничных районов шести российских регионов — Белгородской, Брянской, Воронежской, Курской, Ростовской областей и Краснодарского края. И шести украинских — Донецкой, Луганской, Сумской, Харьковской и Черниговской областей, а также Автономной Республики Крым. При наличии в гражданском паспорте отметки о регистрации в приграничном районе граждане двух стран могли переходить границу, даже не заполняя миграционных карточек. Всего вдоль границы было открыто 146 таких пунктов. Соглашение предусматривало их обустройство за счет местных бюджетов. По факту с обеих сторон границы устанавливались обычные вагончики без какой-либо инфраструктуры. Это снижало уровень контроля. Но и без того региональные пункты пропуска, находившиеся на расстоянии 7-10 км друг от друга, были для местных жителей удобнее международных, расстояние между которыми могло быть от 50 км и больше. В Донецке Ростовской области существовал международный пункт пропуска «Изварино», а в нескольких километрах от него еще четыре пункта пропуска для местных жителей. Когда в июле за контроль над «Изварино» шли ожесточенные бои, в нескольких километрах на пункте «Донецк-Северный» беженцы спокойно пересекали границу.

Соглашение уже несколько дезавуировали события последнего года. Более 400 км российско-украинской границы контролируется представителями самопровозглашенных республик. После присоединения Крыма к России соглашение о приграничном движении де-факто перестало распространяться на три существовавших там пункта пропуска — порт Кавказ--порт Крым, порт Ейск--порт Мариуполь и порт Новороссийск--порт Ялта. В итоге международных пунктов пропуска осталось 39: 11 железнодорожных, 27 автомобильных и один паромный. Из них 15 расположены на границе Белгородской и Харьковской областей, 14 — на границе Курской и Сумской областей. Шесть работающих пунктов остаются на контролируемом Украиной севере Луганской области.

Решение украинского правительства — не первая попытка ужесточить контроль границы. С 1 марта россиянам запрещено въезжать на Украину по внутренним паспортам. Это решение правительство Яценюка приняло 30 января, изменив двустороннее соглашение о взаимном безвизовом режиме, подписанное в 1997 году. При этом премьер сослался на предложение Владимира Путина, но глава российского МИДа Сергей Лавров вскоре опроверг, что Россия предлагала перейти Украине на въезд исключительно по загранпаспортам. В феврале Украина решила закрыть 23 пункта пропуска вдоль границы. А еще весной 2014 года, после начала войны на востоке страны, был осложнен въезд на Украину мужчинам призывного возраста.

Пресс-секретарь губернатора Ростовской области Василия Голубева Ирина Четвертакова говорит, что до начала боевых действий статистику переходов в местных пунктах пропуска вели пограничники: «Но и у них вряд ли есть точные цифры, поскольку у нас есть такие места, как Чертково, где одна сторона улицы российская, другая — украинская, а, например, на Пасху родственников могли пропускать друг к другу через границу, вообще не глядя в документы».

— В последние месяцы приходится следить уже за тем, сколько жителей пересекают границу, убегая к нам от войны, как долго задерживаются, когда возвращаются домой,— говорит она.

Эксперт Центра региональных социально-экономических исследований Александр Джадов утверждает, что многие местные жители по утрам пересекали границу по пути на работу, а вечером возвращались через нее домой, так что пограничники знали всех в лицо и контроль был весьма относительным.

— Часто граница просто делит населенные пункты пополам, так что, когда мы проводили полевые исследования, наши социологи часто сталкивались с тем, что опрашивают уже украинских граждан,— рассказывает он.— Когда мы пытались выяснить, сколько всего людей регулярно перемещается через границу, выяснялось, что у таможни, пограничников и миграционной службы данные об этом сильно расходятся. Множество пересечений было неофициальных, так что и наркотрафик, и контрабанда в обоих направлениях шли.

В пресс-службе пограничного управления ФСБ по Белгородской и Воронежской областям «Ъ» вчера предложили дождаться 16 марта: «Пока работаем в прежнем режиме, а когда местные пункты пропуска закроются, посмотрим, что изменится».

— На нашем участке границы ситуация стабильная и прогнозируемая,— сообщили "Ъ" в пограничном управлении ФСБ по Курской области.— С местным населением через районные и областные СМИ проведена работа, чтобы люди обращались в ФМС и оформляли загранпаспорта. С нашей стороны никаких новых мер для граждан Украины не вводится.

Советник бывшего губернатора Донецкой области Сергея Таруты Константин Батозский считает, что нынешнее решение не очень справедливо для Харьковской и Сумской областей, но было бы оправданно для Донбасса. В Харьковской же и Сумской областях, по его словам, где граница идет по лесам, частота пересечений и потоки контрабанды были ниже: "Из Белгорода люди в выходные дни приезжали на харьковский рынок, но с началом войны это и так прекратилось".

Глава Валуйского района Белгородской области Алексей Дыбов рассказал "Ъ", что решение украинских властей лишь формализовало "уже имеющуюся ситуацию": "Серьезный трансграничный трафик у нас исчез еще летом".

Сложнее жителям граничащего с Луганской областью Кантемировского района Воронежской области. "До Воронежа отсюда 300 км, до Луганска — 150 км, естественно, люди плотно общались между собой",— говорит глава администрации муниципалитета Василий Покусаев. По словам главы Рыльского района Курской области (через границу — Сумская область) Андрея Лисмана, "через границу почти никто не переходит": "У нас было два пункта для жителей приграничных территорий, еще один — обычный. С 1 марта местные пункты закрыли, с тех пор границу пересекли не больше десяти человек".

Сильнее всего ситуация ударит по жителям некоторых сел Грайворонского района Белгородской области и Глушковского района Курской области. "Там есть населенные пункты, разделенные напополам между Россией и Украиной. Люди живут в России, а в магазин ходят на Украину,— рассказывает один из муниципалов.— Что делать им после введения новых правил, понять сложно, не будут же ставить там заставу посреди улицы».

Источник: "Коммерсант"

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций