Публикация

  • 22.01.2015
    Станистав Епифанцев: Мой жизненный путь не отличается от судеб тысяч других русских людей
    Автор: Надежда Ширинская

Фонд поддержки и защиты прав соотечественников с разрешения редакции сайта Всемирного координационного совета российских соотечественников в рамках цикла «Портреты» продолжает знакомить с членами ВКС.

Что это за люди, как сложились их судьбы, и почему работа с соотечественниками стала частью их жизни? Сегодня мы представляем вам Станислава Епифанцева - председателя Православного благотворительного Владимирского общества, депутата Бишкекского городского кенеша, публициста.

- Станислав, Киргизия - это Ваша родина?

- Да, здесь появились на свет мои родители, здесь же родился и я. Мои дедушки и бабушки попали сюда совсем маленькими детками, и поэтому история  присутствия нашей фамилии на земле Кыргызстана насчитывает уже целый век. Может быть, это и не очень много, но с точки зрения жизни одного человека, это, наверное, немало. Первоначально наши предки поселились в Казахстане, и там даже попадались селения, где фамилия «Епифанцев» была  широко распространена. У нас и до сих пор там  много родственников. Но в начале прошлого века мои предки попали в Кыргызстан, и, конечно,  не только их жизнь, но и  жизнь  моих родителей фактически была посвящена развитию страны в самых разных ипостасях, и вся она была связана с Кыргызстаном.

- А когда Вы сами ощутили, что русский,  и как  узнали, что где-то есть Ваша историческая родина — Россия?

- Наверное, если говорить о детстве,  юности, то в те времена мало кто задумывался, какой ты национальности. Все мы жили одной большой дружной семьей,  и во многом те наши привязанности, дружеские отношения с детства, со школьных лет продолжаются и сегодня. Но вот на рубеже 80-90-х годов, когда произошел распад Советского Союза,  последовал всплеск национального самоопределения,   люди начали как-то самоиндифицироваться, причислять себя к тем или иным  национальным группам.

А если говорить об отношении к исторической родине, то большое спасибо родителям, которые еще в  школьные годы  дали мне возможность попутешествовать и поездить по разным городам России. А после окончания школы я попал в близкий мне город  - тогда Ленинград, сейчас Санкт-Петербург,  где окончил Механический институт.  Меня очень многое всегда связывало и связывает сейчас с Россией. Это был абсолютно естественный процесс, и я не могу привести  точку отсчета или грань, когда узнал, что есть и Россия, и другие республики. Мы все жили в одной большой стране, но однажды  проснулись  в разных странах. И, наверное, в этом отношении сегодня очень важен процесс евразийской интеграции, который во многом замыкает некий круг событий, спираль истории, и заходит на  новый виток, когда мы считаем необходимым стать  ближе друг другу  и вместе  решать те проблемы, те вызовы, с которыми сталкивается весь глобальный мир,  Россия, Кыргызстан и все пространство СНГ.   Если говорить о том, почему вообще этот процесс стал возможным, то, на мой взгляд, все  мы  до сих пор являемся одной большой территорией общих ценностей, одной ментальности. Поэтому деление на народы, на страны  в  человеческом отношении носят искусственный характер, и здорово, что сегодня мы становимся друг другу чуть-чуть ближе.

- Станислав, Вы родились и практически всю жизнь прожили в Киргизии. А что в Вас лично есть киргизского?

- Знаете, мы, живущие в Азии,  во многом отличаемся от русских, живущих в любом российском городе. Конечно, мы впитали в себя культуру и кыргызов, и в целом азиатскую культуру. И я считаю этот симбиоз, смешение культур  на сегодняшний день большим, в том числе и конкурентным  преимуществом Кыргызстана. Это культурное разнообразие во многом помогает и здесь, ну,  если не выживанию, то  развитию страны.

 Миграционные процессы получили в Азии большое развитие, и когда люди выезжают,  становится обидным, что такое разнообразие тает в каких-то регионах, а вместе с этим, на мой взгляд, теряются и  некие возможности. Скажем, в Кыргызстане есть несколько районов, где русских почти не осталось.  Сегодня мы дарим, отдаем наших людей, сограждан, причем самых разных национальностей,  всему миру: кто-то возвращается в Россию, кто-то уезжает в дальнее зарубежье. Но  где бы я ни был и с кем бы  из наших земляков, кто перебрался в другие края, не разговаривал,  все они  довольно быстро вставали на ноги, несмотря на то, что вокруг них люди жили по-разному. В нас есть та энергичность, присущая людям, которые прожили достаточно долго или родились в Азии, когда сами условия жизни подталкивали   первых переселенцев к тому, что люди воспитывались в условиях, когда полагаться можно было только  на самих себя. Даже некоторым порокам наши земляки  традиционно менее подвержены. Конечно, можно привести разные примеры, но, в целом,  мы, конечно, несколько другие.

- Вы только что говорили о том, что Ваши земляки, уезжая в другие страны, быстро становятся на ноги. А как Вы сами становились на ноги в Киргизии, какой путь прошли? У Вас за плечами был Ленинградский механический институт, и вернувшись домой, Вы  работали в Особом конструкторском бюро Института космических исследований...

- С одной стороны,  мой жизненный путь не отличается от судеб тысяч  других русских людей,  в том числе и в Кыргызстане или каких-то других местах на постсоветском пространстве. Мы все заканчивали институты,  все начинали работать на производстве. Но после развала Советского Союза жизнь закрутилась-понеслась,  и заставила нас заниматься самыми разными вещами, весьма отдаленными, как у меня, например,  от  конструкторской  космическо-ракетной деятельности. Хотя, оглядываясь назад, могу сказать:  было здорово, что в Кыргызстане работало такое уникальное предприятие, и очень жаль, что оно не сохранилось до сегодняшних дней. Так что пришлось заниматься и коммерцией, и работать в разных качествах в различных частных структурах, фирмах. Но в какой-то момент пришло понимание того, что жизнь так не может  продолжаться, что должна наступить какая-то новая точка отсчета, когда мы будем не разделяться, а собираться и вместе говорить о самых разных  экономических и гуманитарных проектах и процессах. Начинаешь осознавать,  что должен наступить такой момент,  когда мы начнем созидать, расширять периметр дружбы. И вот тогда появилась  в моей жизни такая стезя,  как общественная работа.

Вместе с единомышленниками было создано Владимирское православное общество поддержки образовательных и культурных процессов в Кыргызстане. Но двигаясь и развиваясь вместе с нашей организацией, продвигая различные проекты, мы понимали, что  можем делать уже нечто большее. Поэтому появлялись новые проекты, новые площадки, и в том числе,  потребность и желание участвовать,  нашим русским и русскоязычным сообществом, уже и в политических процессах в стране. Мы понимали, что оставаться в стороне от этого нам нельзя.  Да и сама жизнь уже подталкивала к тому, что страна нуждается в консолидации в самом широком смысле  - внутри страны, всего общества. Поэтому последовали следующие шаги - началась наша политическая деятельность. Вместе с этим  начиналось объединение русскоязычного бизнеса, и отчасти эти процессы приняли для нас естественный характер - мы стали двигаться вперед.

Хочу сказать, что какое-то время назад, в 10-м году, на выборах, которые проходили у нас в стране — местные,  муниципальные и парламентские   - уже четко прорисовывалась  востребованность и в русских лидерах в том числе, что для нас, конечно, являлось положительным фактором. Но тогда встал вопрос о том, насколько мы соответствуем  запросам,  новым условиям, поэтому работать приходилось и приходится очень много. Зато круг сторонников того, что мы делаем,  постоянно расширяется. Мы часто говорим об участии или неучастии молодежи в жизни  нашего сообщества, и надо сказать, с каждым годом молодежь становится все более активной: чаще проходят молодежные акции, все больше ощущается тяга молодежи к политической активности. Молодые люди хотят попробовать себя в самых разных качествах, хотя, у них присутствует, как всегда, юношеский максимализм. Но это все хорошо, все здорово, и молодых ребят становится в движении соотечественников все больше.

- Станислав, долгие годы ваша жизнь в Киргизии сопровождалась страшными потрясениями, которые происходили в этой стране. Огромное число русских людей покинули тогда Кыргызстан. Как переживали это Вы, и почему остались, а не уехали с другими?

- Миграционные процессы уже приняли затяжной, во многом необратимый характер. Мы в этом процессе не были пионерами, этот путь проходили и наши соседи по региону и в целом на постсоветском пространстве. Первый, самый большой отток приходится на начало 90-х, когда остановились все промышленные предприятия. А это как раз была  социальная среда жизедеятельности русскоязычного населения - заводы, фабрики, проектные институты... Потом, действительно, были и потрясения, и революционные события, которые также подхлестывали эти миграционные процессы. Конечно, есть люди, которые принимали решение уезжать независимо ни от чего: в 90-х люди уезжали просто хватая чемоданы и продавая все за бесценок. Но при всем при этом, конечно,  есть люди, которые останутся в Кыргызстане независимо ни от чего, и русские люди, надеюсь,  будут здесь жить еще очень долго и считать Кыргызстан своей родиной.

Среди наших родственников многие уехали, в первую очередь,  в Российскую Федерацию. Мысли, конечно, приходили разные. Многих толкало желание уехать, когда люди начинали задумываться о том, где и как строить будущее своих детей. И  это, конечно, личное решение каждого человека. Часто бывает, что люди спрашивают: "А что  вы посоветуете: уезжать - не уезжать? Оставаться - не оставаться?". Я всегда говорю в таких случаях:  "Я вам не могу дать такого совета. Это ваше решение, и за вас его никто не примет".

 Если говорить о моей семье, то, как я уже говорил, жизнь моих бабушек, дедушек и родителей всегда была связана с Кыргыстаном. Здесь и родные могилы, здесь родились дети, и, конечно,  совсем не просто взять и принять решение уехать. А еще больше хотелось, чтобы в Кыргызстане начались процессы развития, чтобы можно было внести  свой вклад – и  здесь нет никакого лукавства – в то, чтобы это все реализовалось и состоялось. Но те, кто сегодня остаются, прекрасно отдают себе отчет в том, с чем они остаются. Люди принимают это решение осознанно, и хотелось бы, чтобы сообщество соотечественников, русское сообщество в Кыргызстане самореализовалось, чтобы оно стало самодостаточным, успешным и, в том числе, могло вносить свой вклад в развитие и становление нового Кыргызстана.

- Станислав, а расскажите немного о своей семье…

- Супруга у меня – частный предприниматель, хотя в свое время заканчивала здесь, во Фрунзе Национальный университет по специальности программист. Так же как и других, жизнь заставила ее заниматься совсем другим делами. У нас двое детей: младшему ребенку, дочери, 11 лет, она здесь с нами в Бишкеке, учится в 6-м классе. А сын сейчас учится в институте в Санкт-Петербурге…

Когда я встречаюсь с друзьями или бываю в Петербурге,  мы часто говорим с улыбкой о том, что это город, который ворует у нас детей. Но считаю, что опыт жизни в Санкт-Петербурге, в России в таком качестве, когда ребенок остается один, очень полезен : он и воспитывает характер, и дает возможность научиться общению, познакомиться с исторической родиной, завести друзей. И по себе могу сказать, что с теми, с кем я учился в Ленинграде, мы до сих дружим, встречаемся, бываем друг у друга в гостях. Это то, что связывает и людей,  и страны, это словно тысячи невидимых ниточек, протянувшихся между нами.

- А Вы ничего не рассказали про своего потрясающего кота!

- Да, у нас есть еще один член семьи – наш кот Иннокентий. И есть очень интересная история его появления  у нас. Я как раз ехал на поезде Москва-Санкт-Петербург в тот день, когда был взорван «Невский экспресс», который шел впереди нас на рейс или два. Но мое путешествие в связи с этой трагедией растянулось на сутки или даже больше. В моем купе ехали две женщины, которые везли нескольких котов на выставку в Санкт-Петербург, и мое, поначалу короткое путешествие, превратилось в глубокое знакомство с котами. А,  вернувшись домой и открыв дверь, первое, что я увидел – маленького рыжего котенка,  и это было несколько символично. С тех пор, когда я забываю, сколько коту лет, я смотрю в интернете, когда произошла та трагедия с «Невским экспрессом»,   и это для меня какая-то метка о той трагедии.  Вот такой у нас наш большой друг, член семьи Иннокентий….

-  А теперь поговорим о Всемирном Координационном совете, членом которого Вы являетесь уже много лет. Что дает участие в этом органе Вам лично и, конечно, нашим соотечественникам в Киргизии?

- Я достаточно долго являюсь членом ВКС. В первый состав  не входил, но в последующие годы коллеги доверяли мне эту работу. По-разному можно относиться к тому, что сделано за эти годы, и здесь вполне уместна  конструктивная критика. Но, на мой взгляд,  главное, что произошло  - сложилась сама основа координационных советов, и  заслуга Всемирного совета в координации этой работы заметна и значительна. На сегодня стоит задача наполнения всего, что сделано, этой структуры, этой основы. Уверен, что предстоящий в этом году Всемирный конгресс позволит нам сделать следующие шаги, провести ряд реформ в движении соотечественников в целом в мире.

Конечно, ВКС - это площадка, которая позволяет делиться опытом, доносить наше видение и наши проблемы, потому что жизнь соотечественников и их проблемы от  страны к стране сильно отличаются. Думаю, что наше общение и наша работа важна и для официальных структур, которые призваны решать проблемы соотечественников, реализовывать те или иные проекты.

А жизнь у всех нас очень разная. Скажем, если вспомнить наше прошлогоднее заседание в Пекине, то можно на примере Китая и Кыргызстана сравнить, настолько мы оличаемся друг от друга. В Китае соотечественники практически на 100 процентов граждане Российской Федерации и, возможно, других стран. Если говорить о Кыргызстане, то абсолютное большинство соотечественников  - это граждане этой страны. И уже одно это говорит о том, насколько у нас разные задачи и проблемы, с которыми мы сталкиваемся каждый день. И возможность  доносить  видение и понимание  нашей работы, нашу специфику и региона,  и страны  очень важны и позволяет делать работу в целом на всемирном уровне более продуктивной, эффективной.

- Станислав, ваши коллеги по ВКС приезжают из самых разных регионов мира. Стараются ли они вникать в ваши проблемы, которые сильно отличаются от тех, которые встречаются в странах их проживания, в то, что происходит у вас, помогать вам в их решении?

- Могу с уверенностью сказать, что год от года этот интерес только возрастает. Ведь тот опыт, который есть в том же Китае  - у нас этого опыта нет. Мы многое почерпнули для себя во время посещения этой страны. А, скажем, рассказы о  том, что мы делаем в Кыргызстане, ряд проектов, например,  проект гимназии или православной школы, вызывает неподдельный искренний интерес у соотечественников из других стран. Наши соседи  из Казахстана выразили желание приехать к нам в Бишкек, чтобы мы смогли поделиться с ними нашим опытом открытия православных школ. Поэтому могу сказать, что если бы мы не были знакомы с нашими коллегами в разных странах, возможно, это взаимодействие было бы трудно сегодня представить. Все это позволяет делать нашу работу более эффективной. Хотелось бы, может быть, большего, но, как говорится, что есть, то и есть. Но динамика налицо и, более того, сегодняшние вызовы глобального масштаба, заставляют нас  двигаться  энергичнее,  потому что мы все понимаем, что возможности что-то исправить сегодня не будет. Все это заставляет нас определяться: что ты, где ты, что ты делаешь сейчас, и что ты будешь делать завтра. Надеюсь, что работа и моя и моих коллег по ВКС, внесет свой вклад в развитие межгосударственных отношений, чтобы наши страны и наши народы стали чуть ближе друг к другу.

Распечатать

Мониторинг событий

Открыть карту

Новости

Все новости

Архив публикаций